Конец советской власти два десятилетия тому назад привел к появлению новых свобод в России, а также к неспокойной политической и экономической жизни с ее резкими взлетами и падениями. Арабским странам следует изучить опыт российского перехода. Запад должен реалистично относиться к перспективам арабских государств, поощряя реформы и в то же время оказывая сопротивление в Сирии и в других местах.

Советский Союз рухнул под тяжестью застойной государственной экономики, циничной идеологии и разочарования в обществе. Скромные реформы последнего советского руководителя Михаила Горбачева породили надежду, но так и не смогли перестроить косную и страшно неэффективную систему.

Катапультировавшись в независимость, Россия не имела ни плана, ни всеобщего согласия по поводу реформ, но у нее был свободно избранный президент Борис Ельцин. Он дал полномочия молодым реформаторам, которые при помощи Международного валютного фонда и Соединенных Штатов приступили к осуществлению смелой программы шоковой терапии.

Большую часть цен освободили, а рубль получил плавающий курс. Благодаря быстрым действиям удалось организовать поставки продовольствия и пусть с большим трудом, но избежать банкротства власти. Однако возникшая впоследствии инфляция «съела» накопления и вызвала резкое снижение уровня жизни. Приватизация государственной экономической собственности через ваучеры была организована очень хитро, и бедное население продало свои ваучеры за гроши.

В отличие от России, в Египте и Тунисе гораздо больше технократов западного стиля, однако там отсутствуют законные правители. Пока они не появятся, экономика этих стран будет скользить вниз, а государственная власть – терпеть неудачи.

Находящимся на переходном этапе арабским государствам следует без промедления привести к власти легитимных лидеров и остановить политику, ведущую к опустошению казны. Египет, например, обременен правлением хорошо окопавшихся высших военных руководителей, расточительными субсидиями на электроэнергию и огромным, разбазаривающим ресурсы государственным экономическим сектором.

Ельцин и его преемник Владимир Путин на раннем этапе своего правления приступили к реализации крупных реформ, однако отступили, когда на них пошли в контрнаступление влиятельные деловые круги с особыми правами и интересами и коррумпированные силы. Хотя доходы населения выросли, незавершенные реформы оставили Россию в чрезмерной зависимости от нефтяного и газового экспорта, за счет которого приходится поддерживать бюджет и обновлять инфраструктуру.

Придя к власти, новые арабские лидеры должны иметь на руках готовые планы реформ и немедленно приступать к активным действиям, прежде чем закончится политический медовый месяц. Первостепенным приоритетом должна стать прозрачная и конкурентная приватизация государственной экономической собственности. Каждый сектор, каждая отрасль должны быть открыты для иностранных инвестиций, за незначительным исключением тех активов, которые составляют подлинные интересы национальной безопасности.

Коммерческие законы и правила следует быстро модернизировать, приведя их в соответствие с законами и нормами Евросоюза, являющегося жизненно важным экономическим партнером арабов. При этом необходимо защитить экономическую независимость. Европейский Союз весьма мудро обещает «деньги за реформы» своим соседям с юга.

Но Западу не следует ждать большой благодарности за такую помощь. Зимой 1991-1992 года Запад срочно начал направлять России медицинскую и продовольственную помощь, но люди зачастую усматривали в этом лишь унижение своей страны и народа. Многие гордые арабы отреагируют аналогичным образом. Запад должен основывать свои решения о предоставлении помощи на долгосрочных интересах в свободном и процветающем арабском мире, а не на попытке завоевать друзей. Донорам необходимо меньше обещать и больше делать.

Запад смягчает свою политику в отношении России, приводя ее в соответствие с многочисленными стратегическими интересами, такими как энергопоставки для Европы, ядерный мир и тыловое обеспечение сил НАТО в Афганистане. Запад будет поддерживать арабский дебют, если при этом не будут возникать угрозы поставкам энергоресурсов, безопасности Израиля, а также единому фронту, выступающему против устремлений Ирана стать обладателем ядерного оружия. Эти интересы превосходят все остальное.

И все-таки Запад в своей политике по отношению к Хосни Мубараку в Египте, к Муаммару Каддафи в Ливии, а теперь и к Башару аль-Асаду в Сирии демонстрирует мощную поддержку арабскому пробуждению.

В России Запад разочаровался в своих попытках реформировать учившуюся в советское время элиту среднего возраста. В арабских странах ему следует нацелиться на более долгосрочную перспективу: надо оказывать влияние на молодых и помогать им создавать институты гражданского общества, такие как политические и общественные организации и частные предприятия. Лучшей формой инвестиций станет отправка на учебу в западные университеты как можно большего количества арабских студентов.

Соединенные Штаты возглавляли постсоветские действия Запада в России. Сейчас Европа находится в оптимальной ситуации, чтобы содействовать переменам в большей части арабского мира и налаживать прочные экономические связи и контакты между людьми. Арабское развитие будет иметь колоссальные последствия для общественного мира и процветания Европы, а также снизит потоки иммиграции на европейский континент.

Ведущая роль Европы в оказании помощи ливийским повстанцам, борющимся за свержение Каддафи, заслуживает похвалы, но это только начало. Соединенные Штаты будут решительно содействовать реформам в Ираке, а также в определенной мере в Египте и в Саудовской Аравии. А Европа должна взять на себя роль лидера в этом отношении в других арабских странах, переживающих период перемен. Эти последние страны имеют стратегическое значение для Европы, но не для Америки, и данный факт подтверждается внутренними выступлениями против американского участия в ливийской кампании.

Арабские проблемы могут на долгие годы стать важнейшей внешней задачей для Европы. Со времен Второй мировой войны не было столь значительной потребности в европейском лидерстве за границей, а возникающие возможности не были столь многообещающими.

Денис Корбой - бывший посланник Европейской комиссии в Грузии и Армении. Он возглавляет Институт кавказской политики (Caucasus Policy Institute) при Кингс-колледже (Лондон). Уильям Кортни был послом США в Казахстане и Грузии. Кеннет Ялоуиц - бывший посол США в Белоруссии и Грузии. Сегодня он возглавляет Центр международного взаимопонимания имени Дики (Dickey Center for International Understanding) при Дартмутском колледже.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.