С некоторого времени в России установились новые правила игры под названием «Выборы президента». Число кандидатов невелико, фамилии давно известны. Интрига заключается в том, кто на самом деле станет единственным и непобедимым. Тандем делает вид, что настолько занят благом государства Российского, что о таких мелочах им думать некогда.

Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков на вопрос о том, планирует ли его шеф вернуться в Кремль, ответил: «Владимир Владимирович работает, усердно работает, а не размышляет, идти ли ему на выборы». Пресс-секретарь президента Дмитрия Медведева Наталья Тимакова неоднократно высказывалась аналогичным образом.

Демонстративная отстраненность тандема от предвыборных забот с лихвой заменяется активностью придворных с двух сторон. В газете «Ведомости» глава Института современного развития (ИнСоР) Игорь Юргенс и заместитель директора Института мировой экономики и международных отношений Евгений Гонтмахер опубликовали статью «Президент должен заявить о себе».

Публикация — это своего рода призыв отчаянья. «Разговоры типа «вот придет время, тогда посидим и решим» и, главное, покорное согласие с этим нашей политической элиты только подчеркивают глубокое отставание в развитии в России современных общественных институтов. При этом на самом деле фактически одна из сторон «тандема» ведет открытую политическую агитацию за продолжение курса на стабильность, которая в наших конкретных условиях стала синонимом даже не застоя (этот этап мы прошли в предкризисные 2000-е), а очевидной деградации по всем направлениям российской жизни... А что же вторая — президентская — сторона? Мы видим попытки сдвинуть ситуацию от деградации к прогрессу в борьбе с коррупцией, в улучшении предпринимательского климата, формировании эффективной внешней политики. Но решающего перелома по-прежнему нет. Создается впечатление, что даже самые элементарные действия Дмитрия Медведева по пути модернизации не просто забалтывают, но и впрямую саботируют, даже дезавуируют контрдействиями».

Призыв не остался без ответа, причем мгновенного. Как это принято, он последовал в иностранной прессе. Сенсационную новость о том, что Владимир Путин уже принял решение баллотироваться на пост президента, распространило агентство Reuters со ссылкой на источники в Кремле. Путин якобы встревожен тем обстоятельством, что Медведев, которого он знает больше 20 лет, не пользуется значительной поддержкой ни среди политической и деловой элиты, ни у электората. Что помешает обеспечению стабильности в случае продолжения реализации планов политической реформы.

«Путин пользуется значительно большей поддержкой народа, чем Медведев. Медведев переоценил свой вес внутри системы», — полагает один из источников агентства. Медведеву недостает «стали», считает этот источник. Конечно, как говорит собеседник агентства, премьер в тяжких раздумьях о своем возможном выдвижении. С одной стороны, как-то не очень удобно. Два срока при власти был, как говорится, пора и честь знать. Но вот его выдвиженец как-то не очень справляется.

Вот и рассказывают Reuters, что Путин размышляет о выдвижении своей кандидатуры, если он станет президентом, то сможет назначить премьера-реформатора — чтобы развеять страхи по поводу того, что его президентство ввергнет страну в состояние стагнации спустя два десятилетия после распада Советского Союза. Как будто страна не ввергнута в эту самую стагнацию. Интересная мысль вброшена.

Вот пугают всех и вся, что Путин — символ стабилизации, по терминологии Юргенса и Гонтмахера, застоя и деградации. А на самом деле Путин еще больший реформатор, чем Медведев. Вот станет президентом, тогда весь мир вместе с Россией увидит совершенно другого Путина. С помощью другого премьера-реформатора они и двинут Россию по пути модернизации. Как раз хватит работы на два очередных срока Путина.

В свое время Столыпин просил на преобразование России 20 лет, вот Путин и осуществит то, что было прервано выстрелом Богрова в киевском театре. Не случайно эту дату в России собираются отметить на государственном уровне.

Этот пассаж из материала Reuters является ответом на четко указанную в статье в «Ведомостях» угрозу в случае отказа Медведева от баллотирования. «Можно с уверенностью предположить, что сам факт отказа нынешнего президента от продолжения своего функционирования вызовет крупномасштабный кризис в стране... Обвал и без того слабой экономики окончательно подорвет материальную базу существования социальной сферы...

Придется идти и на жесткое ограничение расходов на пенсионное обеспечение. В этой ситуации для сохранения status quo властям придется пойти на ужесточение политического режима в стиле наших партнеров по Союзному государству. Такова цена консервации политики поддержания «стабильности». После таких предупреждений у кого хочешь начнется дрожь в коленях.

Если Юргенс и Гонтмахер опубликовали свой призыв открыто, то сообщение Reuters составлено на основании только анонимных источников. Похоже на тщательно заготовленную и просчитанную операцию в духе учреждения, в котором состоял Владимир Путин. Вроде бы авторы статьи в «Ведомостях» люди вольные, а анонимные собеседники Reuters — при исполнении. Им просто так говорить нельзя, поэтому и не раскрываются.

Но читателям дают понять, что источники агентства — люди информированные и непростые. Так что давно хотели сказать то, что думают, ждали только повода. Вот он и появился. Несомненно, что такой двойной вброс не последний, будут и другие — по мере приближения съезда партии «Единая Россия» в сентябре. Вроде не так и далеко, но, как говорят три исключения в русском языке: уж, замуж, невтерпеж. Как для одной, так и для другой стороны.

Чиновники не зря беспокоятся. Социологи фонда «Общественное мнение» (ФОМ) к середине лета зафиксировали максимально низкий уровень доверия граждан России к президенту и премьеру.

По данным опроса, проведенного 23—24 июля в 204 населенных пунктах в 64 регионах страны, о доверии президенту Дмитрию Медведеву заявляют 43% опрошенных граждан против 49% в 2008 году, когда он был избран президентом страны (максимальным рейтинг был в январе 2010 года и составлял 62%).

Рейтинг доверия Путина к концу июля, согласно опросу, опустился до отметки 50%. Наибольший уровень поддержки, по данным ФОМ, премьер имел в третьем квартале 2009 года — 71%. Такую тенденцию еще в марте зафиксировал «Левада-центр». А ведь еще далеко не вечер. При этом у Медведева они снижаются, но относительно медленно, например, с 49% до 43%.

В то время как у Путина аналогичный процесс идет гораздо быстрее и очень скоро подойдет к показателям президента. И это тоже одна из причин беспокойства окружения Путина. Отсюда бесконечные разговоры, что у него поддержка большая, чем у президента, народ за национального лидера. И понятно почему. Глава государства вроде бы как «слаб», не хватает «стали» и прочих пустых символов. А народ российский привык к твердой руке, слабаков не любит и прочее и прочее.

Российские обозреватели восприняли обе публикации очень неоднозначно. Эксперт Института гуманитарно-политических исследований Владимир Слатинов считает материал Reuters частью пиар-кампании российского премьера. «Я предполагаю, что президентская кампания, которая в России идет, подходит к некоему своему апогею. И та информация, которую распространило Reuters, имеет определенные основания. И в этом смысле Reuters либо просто анализирует ситуацию и опирается на некие собственные источники, либо воспользовалось поводом для того, чтобы обнародовать информацию со стороны премьера, точнее, со стороны окружения премьера».

Политолог Илья Константинов — наоборот — предполагает, что материал заказали конкуренты Владимира Путина. «В качестве хода прощупывающего, зондирующего возможную реакцию правящих кругов и общественности Запада на такое развитие событий я бы и предложил рассматривать настоящую статью. Мы можем предположить, что и конкурирующие политические группировки заинтересованы в том, чтобы мобилизовать Запад против проекта «Путин возвращается». Но в том, что заказчика нужно искать в России, я практически не сомневаюсь».

Со своей стороны Игорь Юргенс в московской «Независимой газете» заметил, что он является не приближенным к власти человеком, а лишь аналитиком. Он не рекомендовал стопроцентно доверять информации Reuters, потому что приблизительно знает, «как можно сгенерировать такого рода реакцию даже теми силами, которые просто хотят подтолкнуть к определенным решениям самого премьера».

Тем более что, по его мнению, «Дмитрий Анатольевич двумя-тремя своими последними выступлениями, по большей части касающимися международной политики и отношений в обществе с точки зрения развития демократии, практически подготовил общественное мнение к тому, что должна быть полностью сформирована программа президента».

Нам уже приходилось отмечать, что Украина стала одновременно объектом и субъектом российской внутриполитической борьбы. И то, что очередное заседание межправительственной комиссии перенесено и президенты не приехали на День военно-морского флота России, связано не только с неуступчивостью Москвы в вопросе цены на газ. Это фактор имеет место быть, но его не следует переоценивать.

В конце концов, ряд немецких, хорватских и других компаний добились от «Газпрома» уступок. Болгария собирается более чем на 90% уменьшить импорт российского газа, а Литва — вообще от него отказаться. Российских граждан утешают, что речь идет о незначительных объемах и существенных финансовых потерь монополист не понесет. Тем не менее такой доходчивый пример может оказаться весьма заразительным. Поэтому уступить Украине не означает потерять лицо. Если только речь идет, в конце концов, о чисто коммерческом расчете.

Но дело в том, что украинский фактор далеко не коммерческий и финансовый, а политический. И здесь тот, кто уступит, очень многим рискует. Вот и не могут в Белокаменной договориться, кто возьмет на себя ответственность. Причем не важно за что: то ли за успех и достижение компромисса с Киевом, то ли за дальнейшее ужесточение отношений между двумя странами. При этом цена принятого решения очень велика, так как будет иметь долгосрочные последствия и привести к быстрому прохождению точки невозврата.

На этом пути так много подводных камней, что отправиться в такое плаванье не решается как лидер нации, так и нынешний президент. Конечно, в идеале было бы преподнести российскому избирателю ошеломляющий успех в виде присоединения Украины к Таможенному союзу и Единому экономическому пространству. Но даже последний маргинал в московской политической тусовке понимает, что ничего подобного не будет. В таких условиях лучшее решение вопроса — это его снятие, по крайней мере, на время. Не стоит будить лихо, пока оно тихо. Если только действительно тихо.

Другое дело, что Киеву есть куда спешить. Выборы выборами, хоть у нас, хоть в России, а отопительный сезон никто не отменит, а октябрь уже очень близко.

Руководитель социологической службы «Украинский барометр», политолог Виктор Небоженко для русской службы Радио «Свобода» высказал мнение, «Стратегия «ястребов», которые требуют быстрых, решительных действий в отношении Украины, думаю, победит, и к новому году нам выставят не просто большие требования, но еще и проценты за обиду... Думаю, что к новому году будет уже не просто угроза очередной «газовой войны», а что-то комплексное, очень похожее на то, что называют требованием капитуляции».

Так что от очередной встречи президентов в сентябре, если она вообще состоится, ждать чего-то хорошего не стоит. Летнее затишье кончается, а осень и зима могут оказаться очень жаркими.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.