Москва – Каждый четверг в Кремль приезжает бородатый человек в очках с кучей данных для главного государственного идеолога Владислава Суркова. Там собирается целая комната ответственных руководителей, чтобы послушать очередной доклад о том, что думает Россия.

Как ни странно это звучит для посторонних, руководящие Россией люди просто одержимы рейтингами популярности.

С тех пор как к власти пришел Владимир Путин, политическая конкуренция в стране практически исчезла, поэтому выборы это не более чем ритуальная демонстрация лояльности. Однако кремлевские инсайдеры считают популярность ключевым аспектом живучести власти, у которой спустя 20 лет после распада Советского Союза нет почти никаких стабильных государственных институтов кроме личностей российских лидеров.

Это относится и к политической жизни, которая порой напоминает бесконечную избирательную кампанию, когда лидеры тушат лесные пожары, бранят промышленников-миллиардеров, или, как мы увидели на прошлой неделе, ныряют с аквалангом на дно моря в компании телеоператоров. Данные опросов стали неотъемлемой частью государственного управления.

Опросы сыграют важную роль при принятии решения о том, кому следующей весной быть президентом – Путину или действующему главе государства Дмитрию Медведеву, а также как проводить предвыборную кампанию. Путин остается доминирующей фигурой, хотя он и пересел из президентского кресла в премьерское.

«Система, которая развивалась на протяжении 10 с лишним  лет, основана на поддержке населения, и это медицинский факт, - говорит президент Фонда «Общественное мнение» Александр Ослон, еженедельно в течение 15 лет проводящий брифинги в Кремле. – В последнее десятилетие было много споров на эту тему, но сейчас никаких сомнений в этом нет. Мощная поддержка населения это суть существующего общественного порядка. Именно так построена страна».

Компания Ослона - одна из нескольких организаций, проводящих дорогостоящие и изобилующие данными исследования общественного мнения в интересах Кремля и других государственных ведомств, включая обширные «георейтинги», составляемые по результатам регулярных опросов 60 тысяч россиян, а также еженедельные опросы 3000 человек, куда включаются вопросы конфиденциального характера, ответы на которые узнают только команды Медведева и Путина.

Компания Ослона стремится подмечать провалы общественного мнения и снижение поддержки назначенным региональным лидерам, делая это до того, как данные тенденции превратятся в серьезную проблему для Кремля. «Опросы это канал обратной связи, - говорит Ослон. – Это так же, как в мире финансов – если появляется информация, что доллар падает, центробанк принимает меры для остановки такого падения. Он начинает скупать доллары в целях его повышения. То же самое и в политике».

Другие организации по изучению общественного мнения стараются определить те важные заявления и политические жесты, которые находят положительный отклик среди различных слоев населения России, таких как пенсионеры с их ностальгическими представлениями о советской власти, или образованный городской средний класс, желающий видеть свидетельства превращения России в современную страну.

Они помогли составить последнее ежегодное послание Медведева, в котором президент отказался от своей излюбленной темы модернизации, отдав предпочтение охране детства. Они также помогают готовить публичные выступления руководителей, например, недавнее телеинтервью Медведева о его действиях во время войны России с Грузией, которое существенно повысило рейтинги президента.

Среди тех затруднений, с которыми сталкивается российская власть, постепенное сокращение «путинского большинства», появившегося десять лет назад. Оно уменьшается подобно гигантской льдине, которая тает с краев.

И Путин, и Медведев вступают в предвыборный цикл с рейтингами популярности, которые этим летом ниже, чем в любой из моментов, начиная с 2008 года, хотя по международным меркам им можно просто позавидовать. Такие оценки дает Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ). Больше удивляет снижение популярности партии «Единая Россия», которую возглавляет Путин.

Чтобы остановить это сползание, на предстоящих выборах «необходимо заручиться реальной поддержкой населения», говорит депутат от «Единой России» и аналитик с кремлевскими связями Сергей Марков.

«Цветные революции случаются тогда, когда лидер непопулярен, - заявляет Марков. – Он должен быть по-настоящему популярным».

Один из вариантов это возврат к самовластному популизму, который известен как «феномен Путина».

Здесь с самого начала задействовалась социология; одним из факторов, способствовавших избранию Путина в президенты, был опрос, показавший, что россияне больше всего восхищаются выдуманными героями из числа крутых парней: разведчиком Отто фон Штирлицем и следователем по делам об убийствах Глебом Жегловым. Об этом говорит Игорь Задорин, возглавлявший в свое время социологический отдел в Кремле.

Рейтинги популярности Путина пошли вверх, когда он подавил сопротивление в Чечне, взял под контроль государства оппозиционные телеканалы и заставить повиноваться непослушных олигархов. Страстно поддерживающий Путина Марков отмечает, что российское «пассивное большинство» и в этом году откликнется на такую демонстрацию силы, которая на сей раз будет направлена против наркоторговцев, преступности и нравственного разложения. Хотя кое-кто, замечает он, предпочел бы взять в перекрестье прицела «американскую гегемонию».

«Сейчас идут большие дискуссии о том, кто во время кампании должен стать врагом «Единой России» и Путина», - говорит Марков.

Противоположный аргумент высказывают либеральные социологи. По их словам, данные опросов показывают, что общество требует принятия более открытой модели политической конкуренции.

Экономист Михаил Дмитриев, чья исследовательская организация была создана для формирования экономической платформы Путина, начал предупреждать о «весьма аномальном» скачке недовольства, которое он отмечает в группах для тематических опросов. Сначала такое недовольство начали проявлять москвичи из среднего класса, а теперь и жители других крупных городов.

Он характеризует фундаментальный сигнал общества фразой «мы не быдло». По его словам, он поспешил опубликовать свои данные, чтобы руководители смогли «предотвратить, скажем, разрушительные последствия и политическую конфронтацию, которая может вывести из-под контроля всю систему».

«Трудно себе представить, что непопулярное правительство, у которого отсутствует по-настоящему состязательный политический мандат на власть, сможет гладко управлять страной, - говорит Дмитриев, возглавляющий Центр стратегических разработок. – Это невозможно. Это было бы возможно лет семьдесят назад, когда вся система базировалась на насилии и запугивании, но не сегодня».

Кремлевских исследователей общественного мнения это не убеждает, хотя и они тоже фиксируют рост разочарования и недовольства среди городской элиты. У государства есть ответы для этой немногочисленной, но влиятельной группы населения, такие как медведевская модернизация, говорит Ослон.

«С чем связано такое недовольство? Оно связано с тем, что у них неблагоприятная среда, - отмечает он. – Для них мир окрашен в негативные цвета. Но этот мир не очень велик. Есть и другой, большой мир, и у него имеются свои собственные проблемы».

Ленивое лето подходит к концу, и на смену ему придет начало настоящего предвыборного сезона. В этих условиях совершенно очевидно принимаются меры для поднятия вялых рейтингов руководителей.

На прошлой неделе команда телеоператоров последовала за Путиным на морское дно на юге России, где сняла премьера в полном водолазном снаряжении, когда он поднимал на поверхность две амфоры, представляющие собой длинные кувшины с ручками, каких было много в древней Греции и Риме. Выступая после этого перед журналистами, Путин сказал, что они датируются шестым веком нашей эры, и что во время поисков он руководствовался инструкциями археологов, чтобы сделать свою находку. Амфоры находились на двухметровой глубине.

По словам Алексея Чеснакова, который был ключевым стратегом по вопросам внутренней политики на всем протяжении путинского президентства, Путин, Медведев, а также «Единая Россия» утратили часть поддержки из-за длительной неопределенности в вопросе о том, кто из них будет президентом.

Но его это не сильно беспокоит, ибо рейтинги находятся примерно там же, где они были в 2007 году, говорит Чеснаков. По его словам, рейтинги популярности к концу президентского срока всегда снижаются, но благодаря предвыборным технологиям, таким как телепоказы, их можно поднять на 15-20%.

«Все, что появляется на экранах, влияет на рейтинги, - говорит Чеснаков, занимающий высокую должность в «Единой России». – Лидер, ныряющий на дно залива, пусть и не очень глубокого, демонстрирует свое здоровье, свою энергию». Глядя на него, «у тебя появляются эмоции, но они могут проявиться через неделю или через месяц».

Все это, добавляет он, не следует воспринимать в качестве признака какого-то неблагополучия. «В Кремле пугливых нет, поверьте мне, - заявляет Чеснаков. – Он нырнул в залив не потому что у него падают рейтинги, а потому что приближаются выборы».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.