Прошло семь месяцев с момента, как переговоры с Ираном о праве Тегерана производить ядерное топливо, застопорились. Теперь, преодолев изначальный скептицизм, Иран намекает на то, что может вернуться за стол переговоров, при условии использования российского пошагового плана.

Но, не имея четкой поддержки от остальных членов переговорного процесса, не станет ли новый подход тупиковым?

Последний раунд переговоров между Ираном и странами группы 5 +1 в январе в Стамбуле закончился провалом в связи с требованием Ирана признать «право страны производить ядерное топливо».
 
В попытке возобновить переговоры, министр иностранных дел России Сергей Лавров во время пресс-конференции с Хиллари Клинтон 13 июля в Вашингтоне предложил пошаговый план, который предлагает Ирану отвечать на вопросы о своей ядерной программе в несколько подходов, начиная с легких вопросов и переходя к сложным.

И, если ответы покажутся убедительными пяти постоянным членам Совета Безопасности ООН и Германии, Иран будет вознагражден пошаговым снятием некоторых существующих санкций, либо их полной отменой.
 
Первая реакция
 
Первоначальная реакция Тегерана не вселяла надежды. Глава Комитета по национальной безопасности и внешней политике иранского меджлиса Алаэддин Боруджерди описал это «как возвращение на отправную точку». Президент Махмуд Ахмадинежад отреагировал, заявив, что «Иран уже сделал шаг в сторону разрешения спора о своей ядерной программе, сотрудничая с МАГАТЭ, теперь настала очередь западных держав сделать свой шаг».

Но после двух раундов переговоров в Тегеране на этой неделе между высокопоставленными иранскими официальными лицами и секретарем Совета безопасности России Николаем Патрушевым, главный переговорщик по ядерному вопросу с иранской стороны Саид Джалили реагировал более радушно. «Предложение наших российских друзей может положить начало возобновлению переговоров о региональном и международном сотрудничестве, особенно в области использования мирного атома», - заявил он 16 августа.

Россия не выглядит воодушевленной результатами переговоров в Тегеране. Заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков заявил 16 августа, что усилия Москвы еще не принесли никаких плодов, и открыто говорил о том, что Тегеран не принял план. «Российский план гораздо более реалистичный, и его основу можно описать двумя словами – взаимность и взаимодействие», добавил он.

Но в тот же день, министр иностранных дел Ирана Али Акбар Салехи покинул Тегеран и направился в Москву с двухдневным визитом для того, чтобы обсудить, среди прочего, применение пошагового плана с российскими коллегами. На пресс-конференции с российским министром иностранных дел 17 августа, Салехи заявил, что российское предложение имеет «достойные элементы», и что план будет проанализирован «экспертами» в Тегеране.

Дмитрий Суслов, заместитель директора по исследования российского Совета по внешней и оборонной политике России, не выражает оптимизма в отношении обсуждения с Ираном российского предложения. «Иран будет действовать в своей обычной манере, поверхностно согласившись на пошаговое предложение, а в конце откажется действовать согласно плану. Годами Иран действует именно так, и пока, им удавалось добиваться своего», заявил он радиостанции RFE/RL’s Radio Farda.

Похожего мнения придерживается Генри Сокольски, директор образовательного Центра разоружения в США: «Еще предстоит множество переговоров о начале переговоров о переговорах по обсуждению плана».

«Не думаю, что иранцы сильно рады такому плану. Не думаю, что Конгресс США и исполнительная власть заинтересованы в том, чтобы отменять санкции прямо сейчас. И что-то мне подсказывает, что не многие ключевые европейские игроки также согласятся что-то отдавать сейчас. Поэтому сложно представить, чтобы кто-то, кроме россиян, будет лоббировать план», - считает Сокольски.

Тем не менее, некоторые западные эксперты считают, что план имеет потенциальную возможность прорвать тупиковое состояние или, по крайней мере, вернуть Иран за стол переговоров, учитывая, что все остальные меры против Ирана не принесли никакого результата. Другие считаю, что план уязвим, и не включает требования к Ирану остановить программу по обогащению урана перед тем, как санкции будут отменены — требования, которое Иран, скорее всего, не примет.

Более того, по мнению экспертов, план не предусматривает увеличения санкций против Ирана, если тот откажется сотрудничать с МАГАТЭ, как предусмотрено в подходе «диалог-санкции». Вместо этого, пошаговый план больше концентрируется на подходе «диалог-вознагрождение», и в рамках понятия кнута и пряника, лишь смягчает кнут.

Кажется, именно такой подход принят в Вашингтоне по отношению к пошаговой инициативе. Приветствуя российские усилия по убеждению Ирана выполнять свои международные обязательства, официальный представитель Госдепа США Виктория Наланд, выступая на пресс-конференции 15 августа, заявила: «Постоянный отказ Ирана выполнять свои международные обязательства, является важной проблемой, именно поэтому мы работаем с россиянами, и мы заинтересованы понять, смогут ли они добиться прогресса с Ираном. Это не меняет наше желание продолжать исправно выполнять Резолюцию 1929 Совета Безопасности ООН».
По ее словам, Соединенные Штаты не изменили своей политики двойного взаимодействия по отношению к Ирану, и Вашингтон не считает смягчение санкций эффективным. «Наша точка зрения не изменилась, ослабить санкции можно только после каких-то действий».

В отличие от данного официального заявления, Сокольски считает, что некоторые высокопоставленные члены правительства США могли бы считать, что при условии ослабления санкций против Ирана появляется возможность большего доступа в иранской ядерной программе или возможность получить убедительные ответы на жизненно важные вопросы, поставленные МАГАТЭ в отношении ядерных возможностей Ирана.

«Но я думаю, что проблема в том, что, наконец, при созданной волне всеобщего интереса к давлению на Иран, при повороте на 180 градусов, так как у России в этом явно есть свой интерес, процесс займет, по меньшей мере, длительное время».


«И думаю, что Иран должен быть заинтересован в том, чтобы начать делать уступки, что прямо сейчас мало похоже на то, что Ахмадинежад собирается делать, являясь одним из номинальных лидеров Ирана».
 
Интересы России в исламском мире
 
Некоторые эксперты уверены, что Россия, предлагая пошаговый план, преследует другие цели. «Иметь дружеские отношения с Ираном входит в усилия России по ведению независимой политики в исламском мире», считает Алексей Малашенко из Центра Карнеги в Москве.

«Москва хочет играть посредническую роль на международной арене. Быстрое решение иранской ядерной проблемы входит в экономические интересы России. Москва обеспокоена возможным началом военных действий недалеко от своей границы в связи с иранской проблемой. Скоропостижное потепление российского отношения к Ирану может быть связано с желанием России получить уступки от Вашингтона. Позитивная реакция Ирана на пошаговый план выглядит естественной, так как страна живет в полной изоляции, и переговоры с Россией важны для Тегерана», заявил Малашенко.

В конце июля, обсуждая пошаговый план с арабской службой телеканала Russia Today, министр иностранных дел Ирана Али Акбар Салехи заявил: «Иран важен России, и это взаимно. Иран и Россия нужны друг другу. Мы уверены, что Россия продолжит поддерживать позицию Ирана».
 
Так или иначе, дело не в этом. Несмотря на стратегическое соперничество и различия, что существуют между Россией и Соединенными Штатами, Москва полностью согласна с Вашингтоном в некоторых вопросах, например, в вопросе нераспространения ядерного оружия и обеспокоенности возможным доступом к нему Ирана. Осознавая изоляцию Ирана на международном уровне, Москва использует иранскую карту, когда потребуется.

В прошлом Москва показала, что, когда дело доходит до дела, она не готова противостоять Западу ради спокойствия Ирана. До сих пор Россия соглашалась со всеми резолюциями Совета Безопасности ООН против Ирана, а также согласилась не поставлять Ирану противоракетные системы С-300, что возможно даже при нынешней резолюции. Россия не воспринимает Иран как стратегического партнера, а также осознает, что у Ирана нет другого выбора, кроме как искать российской поддержки в связи с международной изоляцией.


 Поддерживая российскую двойную политику по отношению к Ирану, Андрей Загорский, профессор МГИМО, заявил Радио Farda: «С одной стороны, Москва желает дружеских отношений с Ираном. С другой стороны, Россия не может принять вероятность того, что Иран будет располагать ядерным оружием. Так или иначе, иранские должностные лица осознают, что в прошлом Россия поддерживала наказания (через Совбез ООН) Ирана, и может сделать это еще раз».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.