В среду вечером около сотни разгневанных болельщиков, одетых в красно-белые хоккейные свитера команды «Локомотив», собрались в Ярославле возле отеля «Святой Георгий», чтобы выразить свое возмущение группе руководителей, приехавших из Москвы. «Слава Богу, их не пустили внутрь, - говорит политтехнолог с кремлевскими связями Евгений Минченко, который тоже остановился в «Святом Георгии». – До двух утра они стояли под нашими окнами и кричали «Позор! Ублюдки!», а также вещи, которые мне не хотелось бы повторять». Для политиков это было ужасное предзнаменование на избирательный сезон, который начинается в ближайшее время.

Днем ранее самолет с хоккейной командой «Локомотив», которая трижды становилась чемпионом России, задел антенную мачту во время взлета и упал на берегу протекающей неподалеку реки. Погибла практически вся команда, включая игроков, тренеров и обслуживающий персонал. Они сгорели в столбе пламени, который, по свидетельству очевидцев, поднялся на высоту девятиэтажного дома. Среди тел, извлеченных из реки, куда упала часть фюзеляжа, было восемь членов экипажа. Два выживших в этой катастрофе человека – игрок и член экипажа самолета – в критическом состоянии с многочисленными ожогами были срочно доставлены в больницу. В общей сложности погибли 43 человека.

По стечению обстоятельств на следующий день 8 сентября на форум в Ярославль должен был приехать российский президент Дмитрий Медведев. На форуме должны были также присутствовать многие высокопоставленные советники президента и члены кабинета. А поскольку рядом с местом катастрофы оказалось так много представителей политической элиты, скорбь горожан быстро превратилась в волну злости на столичных визитеров. Причиной тому было не только крушение самолета Як-42 российского производства. Было бы бессмысленно осуждать государство за один-единственный аномальный трагический случай. Причиной скорее стала та регулярность, с которой в России происходят подобные катастрофы, вызванные не только несоблюдением правил безопасности, но и, как признал в четверг сам Медведев, старением парка самолетов советской постройки, за состоянием которых государство уследить не в состоянии.

За последние три месяца в череде катастроф на транспорте погибло более 200 человек. В июне в северо-восточной части России (так в тексте – прим. перев.) потерпел крушение самолет Ту, в результате чего погибли 44 человека. Три недели спустя в речном водохранилище затонуло 56-летнее круизное судно, унеся жизни 125 отдыхающих, среди которых были десятки детей. На следующий день в Сибири упал еще один самолет, на этот раз Антонов, в результате чего погибли шестеро. А в совокупности с гибелью известнейших российских спортсменов эти катастрофы выявили вопиющие провалы и недостатки государства за несколько месяцев до двух важнейших для страны выборов. В декабре и марте премьер-министру Владимиру Путину и его правящей партии понадобится убедительная победа, чтобы подтвердить свою легитимность и право на власть еще на несколько лет.

Но уже в четверг представители российской оппозиции начали однозначно винить в ярославской трагедии правительство. «Путин изменил своему общественному договору с российским народом, - заявил в четверг TIME бывший премьер-министр, а ныне диссидент Михаил Касьянов. – Он не смог гарантировать безопасность и спокойствие». Даже члены так называемой конструктивной оппозиции, которым разрешено находиться во власти, пока они не подрывают правление Путина, и те в четверг воспользовались своим шансом, чтобы подвергнуть критике государство.

«В России в десять раз чаще, чем в любой другой цивилизованной стране падают самолеты, тонут корабли, сходят с рельсов поезда, теряются в космосе спутники и не взлетают на старте ракеты», - заворчал депутат от прокремлевской партии «Справедливая Россия» Геннадий Гудков. Конечно, это был политический маневр, поскольку Гудков предложил, чтобы его партия осуществляла надзор над транспортной отраслью. Но его слова указывают на слабое место в путинской платформе, которая с каждой катастрофой становится все уязвимее. Если правящая элита привела страну в такую замечательную эру процветания, как часто утверждает Путин, то почему российские самолеты продолжают падать с небес?

«Нет сомнений в том, что это не раз еще выплеснется на поверхность в сезоне выборов, - говорит политический стратег Минченко, работающий сегодня над предвыборной кампанией. – Это очень болезненный момент для власти. И к моему глубокому сожалению, это не та проблема, которую можно просто замести под ковер».

Тем не менее, реакция президента Медведева была похожа именно на такую попытку. В июле, когда в течение месяца затонуло круизное судно, и упали два самолета, он приказал вывести из эксплуатации все машины такого же типа. Но возникла проблема. Авиалинии заявили, что просто невозможно поставить на прикол десятки Антоновых и Туполевых, находящихся в составе их парков. Эксперты с ними согласились, потому что  заменить эти самолеты нечем. Поэтому авиалинии были вынуждены продолжить полеты своих старых драндулетов, и вопрос спустили на тормозах. Но в среду, когда все повторилось, Медведев выглядел ошеломленным. Он снова приказал прекратить полеты самолетов тех марок, которые упали, а также отобрать лицензии у авиакомпаний, которые не выполнят это требование. «Дальше так невозможно, с таким парком. Ценность человеческой жизни выше, чем все остальные соображения, включая поддержку национального производителя... Если наши не способны раскрутиться, надо покупать воздушные суда за границей», - сказал президент.

А Путин тем временем хранит молчание. Единственным его комментарием стало сухое, в одно предложение, заявление, которое в среду сделала пресс-служба премьера. Она заявила, что премьер-министр «выразил свои соболезнования родственникам и друзьям погибших». Совершенно очевидно, этого было недостаточно, чтобы помешать горюющим фанатам «Локомотива» собраться той ночью возле «Святого Георгия» и послать свои проклятия заезжим шишкам. «На следующий день я видел, как по городу идет колонна болельщиков, - говорит Минченко. – Они были совершенно спокойны. Поэтому я подошел и высказал им слова сочувствия. Мне показалось, они оценили то, что кому-то из Москвы не все равно». Но в четверг вечером группа полиции по охране общественного порядка все еще стояла у «Святого Георгия», охраняя кремлевскую элиту, спешно возвращавшуюся в столицу. Конечно же, никто из них в своей кампании не будет пользоваться именем и образом этого святого.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.