В мае 2001 года журнал Atlantic опубликовал статью под названием «России конец». Обобщив свой опыт жизни в России с 1993 года, автор статьи, Джеффри Тайлер, предсказал, что, «руководствуясь логикой и принимая во внимание отличительные черты российской истории, становится ясным, что конца эпохи упадка в стране не предвидится». И еще: «путинские меры по усилению государства, если они будут выполнены, будут означать смертный приговор нации».

Кажется, в России есть что-то особенное: неутомимые пророки всех чинов и мастей бесконечно пугают мрачными, а иногда почти апокалиптическими предсказаниями о судьбе России. Зачастую последующее пророчество откровенно противоречит предыдущему, но их авторов это, похоже, не волнует. Так в январе 2005 года выдающийся эксперт в области российской экономики предсказывал, что «Путин покинет свой пост в ближайшем будущем». Однако осенью 2007 года тот же самый эксперт предположил, что российский президент останется у власти на неопределенный срок, «вероятно, следуя декларации о военном положении в стране». Что же, продолжайте гадать.

Если просмотреть информацию российской прессы за 2001 год, то становится очевидным, что предсказывать будущее России в то время было настолько же популярным, как и сейчас. Оглядываясь на эти прогнозы и успев сделать правильные выводы задним умом,  не кажется ли вам, что прорицатели того времени пользовались тем же хрустальным шаром, что и троянская пророчица Кассандра, и имели много общего с мальчиком, который кричал «Волк»?

В августе 2001 года нынешний премьер-министр России Владимир Путин, наиболее частый объект всевозможных предсказаний, занимал пост президента уже год и восемь месяцев, а нынешний президент России Дмитрий Медведев имел должность заместителя главы администрации президента. В 2001 году ВВП России достиг 307 млрд. долларов (согласно прогнозам, в 2011 году он должен был составить 1,3 триллиона долларов), а запасы твердой валюты насчитывали 35 млрд. долларов (в настоящее время увеличившиеся до 500 млрд. долларов). BBC собирался запустить игру «Слабое звено» на российском телевидении, а презираемая многими партия «Единая Россия» - можете вы в это поверить – еще даже не существовала.

Что тогда было в новостях? В начале месяца лидер Северной Кореи Ким Чен Ир путешествовал по России на бронированном поезде (звучит знакомо, разве нет?). 12 августа страна отметила первую годовщину трагедии на атомной подводной лодке Курск. Во второй половине месяца основным событием, освещаемым СМИ, стала 10 годовщина августовского переворота 1991 года. В новостях также обсуждались подробности напряженных переговоров России и США: Вашингтон пытался убедить Москву согласиться с выходом США из Договора об ограничении противоракетной обороны 1972 года. Американская сторона настаивала на том, что им необходима защита от ракетных ударов со стороны таких неконтролируемых государств, как Северная Корея и Ирак (в наши дни Ирак заменил Иран). В своем интервью Независимой Газете 14 августа Алексей Арбатов (в то время заместитель председателя комитета Государственной думы по обороне) утверждал, что США выйдет из договора ПРО только тогда, когда фактически начнет размещать элементы системы противоракетной безопасности, а этого «не случится еще несколько лет». Арбатов ошибся: США вышла из Договора в июне 2002 года.

9 августа Россия выдвинула обвинение во взяточничестве против лидера оппозиции Украины Юлии Тимошенко, которая в то время была уже привлечена по обвинению в коррупции у себя на родине (звучит знакомо, разве нет?). И в приступе нравственности газета New York Times назвала ныне заключенного олигарха Михаила Ходорковского «человеком, руководившим серией скандальных афер с акциями, не имеющих аналогов в истории современного российского капитализма и ставших мерилом неприемлемого поведения».

Затем, естественно, последовали предсказания. 14 августа Советская Россия опубликовала письмо, подписанное 43 выдающимися политическими деятелями. В этом письме, озаглавленном как «Остановите фатальные реформы!», содержался призыв к президенту Путину и российским службам безопасности остановить «криминальные реформы», проводимые «дилетантами [Алексеем] Кудриным и [Германом] Грефом (в 2001 году они занимали должности министра финансов и министра экономики и торговли соответственно), которые, предположительно, вели страну к «неминуемому экономическому и социальному кризису». Если этого не сделать, предупреждали авторы письма, то возникает риск территориального распада России.

В некоторой степени такой мрачный прогноз опирался на распространенное убеждение, что к 2001 году Россия исчерпала весь свой потенциал роста, возникший в результате кризиса 1998 года, и что экономика страны входит в фазу «депрессивной стабилизации». Многим экономический кризис казался «неизбежным» из-за «неизбежного» падения цен на нефть: с 23 долларов за баррель в 2001 году до 15 долларов к 2006 году (по прогнозам компании Lehman Brothers). Этот прогноз оказался неверным: цены на нефть продолжали расти, что привело к беспрецедентному росту российской экономики в 1999-2008 гг.

Разговоры об экономических несчастьях неизбежно превращались в предсказания политических проблем. Газета Иностранец 7 августа истолковала выборы кандидата от Коммунистической партии Геннадия Ходырева на должность губернатора Нижегородской области как признак «по крайней мере, коммунистического ренессанса, если не возврата коммунизма». Далее в статье говорилось, что «…неизбежное ухудшение экономической ситуации, вероятно, приведет к усилению Коммунистической партии». И этому прогнозу не суждено было сбыться: КПРФ, сильнейшая российская политическая партия в 2001 году, с тех пор непрестанно теряет общественную поддержку.

1 и 9 августа Новая Газета, ссылаясь на свои «источники» в Кремле и ФСБ, сообщила, что президент Путин собирается совершить перестановки в своем Кабинете и заменить премьер-министра Михаила Касьянова губернатором Новгородской области Михаилом Прусаком. Иначе, как отмечалось в газете, Путин столкнется с «социальным переворотом». На самом же деле, Касьянов был смещен с должности только в феврале 2004 года, тогда как Прусак оставался губернатором вплоть до 2007 года.

Также выделилась Независимая Газета: очевидно, вдохновленная десятилетней годовщиной августовского путча 1991 года, газета предупреждала, что в результате внутренней борьбы между представителями российской политической власти страна стоит на пороге нового государственного переворота. Более того, министр обороны Сергей Иванов был назван его возможным предводителем. Однако Иванов выбрал другой карьерный путь, и сейчас он занимает пост вице-премьера Кабинета Путина.

В то время как многие издания поддерживали точку зрения о том, что Путин покинет Кремль до окончания своего первого президентского срока, еженедельник Версия отважился назвать имя следующего президента России – АнатолийЧубайс, на тот моменты глава Единых Энергетических Систем России. По утверждению Версии, к августу 2001 года Чубайс уже приобрел необходимое количество административных ресурсов, а также поддержку законодателей и СМИ, чтобы успешно конкурировать с Путиным, который, согласно еженедельнику, до сих пор не имел «свое собственной команды» (звучит знакомо, разве нет?). Надо отдать должное газете, ее редакторы не утверждали, что Чубайс вырвет власть из рук Путина в результате государственного переворота. Вместо этого предполагалось, что Чубайс одержит победу на выборах в 2004 году. Сейчас мы знаем, что, несмотря на свою активность в политике, Чубайс никогда не претендовал на место президента страны.

Известный российский политолог Александр Ципко сумел лучше предсказать будущее Путина. В своей статье для фонда Jamestown Foundation Ципко спрогнозировал, что Путин останется на второй президентский срок, по истечению которого он «вероятно, передаст власть так же, как когда-то сделал Ельцин» - назначив «преемника».

Те, чьи прогнозы будущего России были не такими удачными, как прогноз Ципко, не должны отчаиваться. Зачастую Россию называют страной с «непредсказуемым прошлым». Предсказать ее будущее – задача, еще более сложная.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.