Король возвращается. Для начала, хочу суммировать основные мысли:

(1)    Я на 75% ошибался. (Я считал, что шанс возвращения Путина в кресло президента составляет 25%, наиболее вероятным мне казался второй срок ДАМа.)

(2)    Тем не менее, будучи упорствующим путинистом, я очень рад, что ошибся – даже если я и проиграл 20 долларов на букмекерском сайте и бутылку грузинского вина одному другу.

(3)    В целом, я надеюсь, что это олицетворяет поворот влево (ВВП выступал в поддержку более прогрессивного налогообложения), движение в сторону большего социал-либерализма и окончание медведевских колебаний и уступок западным интересам и капиталу.

Продолжение: Ну, а теперь мои пять копеек. Как вы помните, я думал, что Медведев продолжит занимать кресло президента. Я презентовал свое мнение в виде набора вероятностей: ДАМ – 70%, Путин – 25%, кто-то еще – 5%. В казино с такими ставками я бы проиграл, и на самом деле так и произошло на букмекерском сайте, к тому же я проиграл бутылку грузинского вина другу, который тоже интересуется российской политики (тем не менее, я считаю, что с точки зрения ожиданий, моя ставка все равно была правильной). Так что, очевидно, что выдвижение Путина оказалось сюрпризом не только для меня, но и для блогеров A Good Treaty, Марк Адоманис, Джора Малдерс из Russia Watch, и других. Из того, что я читал о Путине, возникало ощущение, что к 2006-2008 годам он устал от атрибутов президентства, что в моем понимании указывало на то, что он будет доволен какой-нибудь «практической» работой с меньшим количеством формальностей, чем президентство. Т.е. он мог остаться премьером или даже (в моем причудливом сценарии) стать министром спорта, ответственным за проведение Олимпиады в Сочи и Чемпионата мира по футболу, или кем-нибудь еще. Вместе с тем, будучи сторонником Путина, которого беспокоили неолиберальные склонности Медведева, его колебания и бесцельный стиль управления, а также его чрезмерные уступки западным интересам, я, в отличие от многих моих наблюдающих за Россией знакомых, приветствую второе президентство Путина.

Конечно, это решение уже столкнулось с многочисленными возражениями и критическими замечаниями, поэтому я отвечу на самые важные из них.

Инвесторы сбегут из-за плохого пиара. Негативное освещение в прессе продолжится и даже усилится, по крайней мере в краткосрочной перспективе, но давайте посмотрим правде в лицо: это будет происходить до тех пор, пока Россия отказывается подчиняться капризам «международного сообщества» (т.е. Запада и международного капитала). В конечном итоге, пока инвесторы будут считать, что заработают денег, они будут инвестировать в Россию. Это все, в чем они заинтересованы. Если заработков не предвидится, то никакое количество хорошего освещения в прессе и прозападных качеств не смогут убедить их (см. Прибалтику или Грузию).

Кроме того, у подобных рассуждений есть много и других недостатков. Во-первых, президент России имеет обязательства перед российскими избирателями. Путин – самый популярный российский политик, которому доверяют больше всего. Так что он является в высшей степени логичным выбором на роль президента после того, как конституционный барьер с двумя последовательными президентскими сроками был обойден. Разве не в этом состоит вся идея демократии? Как красочно написал об этом Марк Чапман, «Путин мог бы осчастливить Запад лишь в том случае, если бы случайно повесился в шкафу, будучи одетым в бабушкины платья и возбуждая себя фотографиями обнаженного Ходорковского». Но тот факт, что многие иностранцы страдают от синдрома «помешательства на Путине», не должен играть никакой роли в принятии решения.

Во-вторых, разве не плетущие небылицы «эксперты» говорили нам, что отсутствие уверенности в политическом будущем России удерживало всех инвесторов? По крайней мере, этого фактора больше нет. Продолжая в том же ключе, я просто не вижу, как прогнозы о будущем отсутствии иностранных инвестиции из-за возвращения Путина, вообще имеют смысл. Можно поспорить, что инвесторов отпугнут негативные мнения, озвученные в связи с возвращением Путина. Но в этом случае, как можно утверждать, что это повредит больше, чем, скажем, постоянная открытая критика делового климата России, открыто озвучиваемая Медведевым на конференциях международных инвесторов? Так что несмотря на реальные антикоррупционные усилия, если уж на то пошло, репутационный капитал России уменьшился за годы президентства Медведева. Возьмем, к примеру, Индекс восприятия коррупции. Можно спорить (и я уже делал это) о том, насколько этот индекс на самом деле отражает уровень коррупции в России, но нет никаких сомнений в том, что он дает очень хорошую оценку господствующего ВОСПРИЯТИЯ коррупции в России – и за годы президентства Медведева-Славного реформатора этот показатель упал еще ниже – с уровня в 2,3/10 до 2,1/10. Я написал целый текст о вредных последствиях, которые осуждающая риторика Медведева принесла России. Разумные лидеры нации стремятся презентовать свою страну в позитивном свете и признавать проблемы, одновременно принижая их значимости и пытаясь решить их. Я признаю, что Медведев добился вполне значительного прогресса в области второго, но не выказал никакого уважения к первому принципу.

PS. Если уж на то пошло, он критикует Россию жестче, чем многие иностранцы. Он всеобъемлюще характеризовал правовой ландшафт России, как страдающий от «правового нигилизма» и предложил провести амнистию для обвиненных в экономических преступлениях. В то же самое время, Европейский суд по правам человека – который сложно обвинить в русофилии – признал, что преследование Михаила Ходорковского не было политически мотивировано, что компания ЮКОС не была «несправедливо» обособлена и что ЮКОС действительно занимался крупномасштабным налоговым мошенничеством. По сути, ЕСПЧ не обнаружил в этом деле никаких проблем помимо ряда процедурных нарушений. Да, последнее не очень хорошо, но это происходит в любой правовой системе. Наглядный пример – недавняя казнь Троя Дэвиса в штате Джорджия, несмотря на то, что семь первоначальных свидетелей отказались от своих показаний, и никаких прямых доказательств его участия в содеянном так и не было найдено. Хотя я уверено, что, согласно извращенной логике русофобских и прокапиталистических журналистов, процедурные нарушения, приведшие плута-миллиардера в тюрьму, гораздо хуже, чем процедурные нарушения, приведшие потенциально невиновного негритянского парня в помещение для казни.

Это было сделано, чтобы улучшить уровень поддержки «Единой России». И вновь, должен согласиться с Марком Чапманом, который написал: «Путин, чей собственный уровень популярности предположительно падает, выбран для коронации, чтобы укрепить популярность своей партии? Это как вообще работает?» Кроме того, как я уже указывал несколько раз, кончина «партии жуликов и воров» сильно преувеличена: согласно опросам общественного мнения, в августе 2001 года за них были готовы проголосовать 54% россиян, что лишь немногим меньше 59%, выражавших такую готовность в августе 2007-го. Сложно назвать это цифрами, которые потребовали бы прилета Бэтмена-Путина на спасение Робину. Чапман продолжает: «На самом деле, некоторые наблюдатели, ранее уверенные в том, что кандидатом станет Медведев, сегодня пытаются изобразить это так, будто их запутали с помощью чрезвычайно ловких махинаций. Можете сами решить, верите вы в это или нет». Я лично не хочу. Я готов признать, что неверно интерпретировал кофейную гущу и облажался с предсказанием.

«Когда исполнительная власть находится в руках одного человека длительное время, ничего хорошего из этого обычно не выходит». Об этом пишут Дуг и Джора, который говорит, что Путин рискует растерять свое наследие. На самом деле, их точка зрения мне ближе всего. Признаки этого уже были видны в 2007-2008 года – и очевидно, что еще шесть или даже двенадцать лет президентства усиливают этот риск. И если Путин решит спрятаться за все более авторитарный щит, в то время как экономика стагнирует в относительном выражении, это может подготовить почву для протестов, схожих с теми, что привели к отставке де Голля в 1968 году. (Что будет крайне иронично, учитывая широкий набор сходств между этими двумя государственными мужьями.)

Вместе с тем, мне кажется, что у Путина есть несколько интересных новых идей. Во-первых, похоже, что его стратегия предусматривает некоторый разворот влево. Он много говорит о повышении пенсий, студенческий стипендий и прочего (и постепенно это происходит). Социальные расходы резко возросли. Народный фронт. Во время съезда «Единой России», на котором было сделано объявление о его возвращении, Путин пообещал ввести более прогрессивную ставку налогообложения, чтобы богатые платили больше, а уровень экономического неравенства снизился. Это значительно контрастирует с ассортиментом неолиберальных идеологов вроде Юргенса и компании, окружающих Медведева и только и говорящих, что о приватизации, крайней экономии и прочем. Во-вторых, никогда не было абсолютно доказано, что Медведев более «либерален» с социально и даже политической точки зрения, чем Путин. Например, Медведев недавно назвал марксизм (и, соответственно, его преподавание, обсуждение и прочее) экстремизмом, в то время как Путин однажды был президентом коалиции, в которую входили и коммунисты. Как либерально с его стороны. Разговаривая с руководителями ВПК о задержках с поставками и росте цен, Медведев жестоко заметил, что в сталинские времена за такое расстреливали. Как либерально с его стороны. Он поддерживает жестокую войну с наркотиками в американском стиле, против которой выступает Путин. Как либерально с его стороны. Медведев считает, что ситуация, в которой империалисты сбрасывают бомбы, чтобы посеять семена демократии, приемлема. Путин считает, что это возмутительно, и называя вещи своими именами объявляет западные интервенции возобновлением крестовых походов. В целом, мне кажется, что Путин может быть более прогрессивным участником тандема с точки зрения гуманизма и социального либерализма.

В силу этого я могу лишь аплодировать неизбежному возвращению Путина. Слава Путину! Слава России!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.