По мнению россиян, из всех стран с развивающейся экономикой их государство сейчас находится в наиболее абсурдной и безвыходной ситуации. Россия нуждается в модернизации, однако все инструменты модернизации находятся в руках тех, кто всячески стремится ее приостановить. Таким образом, возникает естественный выбор между экономической отсталостью и тем положением в мире, которое Брюссель и Вашингтон считают адекватным.

В свете выше сказанного циничная перестановка, о которой было объявлено на съезде партии «Единая Россия» в прошлые выходные, кажется особенно значимой. Президент Дмитрий Медведев и премьер-министр Владимир Путин поменяются должностями. Г-н Медведев возглавит список партии на выборах в декабре. Г-н Путин будет баллотироваться на президентских выборах в марте, чтобы вернуть себе пост, который он был вынужден уступить в 2008 году в связи с законными ограничениями на количество президентских сроков.

Несмотря на то, что этот маневр вполне законный, в странах развитой демократии преемственность должна осуществляться иначе. Но именно этот довод стал основным выигрышным аргументом. Г-н Путин постарался дать всем понять, что «договоренность о том, что делать в будущем, была достигнута нами несколько лет назад». Пренебрежение западными нормами сделало г-на Путина, вне всяких сомнений, самым популярным политиком у себя на родине, точно также как подобные действия сделали Уго Чавеса популярным в Венесуэле.

Издание Le Monde охарактеризовало решение Единой России как «новую ступень в цементировании режима». И это слишком мягко сказано. Соглашение Путина-Медведева стало отрезвляющим симптомом негативных процессов не только в России, но и на Западе.

Рейтинги г-на Путина примерно в два раза превышают рейтинги его партии, и он их действительно заслужил, решая насущные проблемы. Некоторые из них касаются жизни внутри страны, как, например, приобретший характер эпидемии алкоголизм или непрекращающиеся волнения в Чечне.

Тем не менее, Европа и США также отчасти ответственны за рост влияния г-на Путина. Наспех состряпанная программа приватизации оставила страну в руках коррумпированных плутократов. Моралистические действия НАТО в Косово неоправданно унизили Россию и ее сербских союзников. Недовольство Запада режимом г-на Путина в некоторой степени сродни недовольству Европы израильским режимом: он является живым, дышащим памятником их исторической вины.

Методы, которыми г-н Путин справился с этими проблемами, оказались достаточно грубыми. Он сломил волю олигархов, посадив в тюрьму наиболее красноречивого и независимого среди них – Михаила Ходорковского. Он восстановил российскую сферу влияния, разрушив до основания Грозный и оккупировав Грузию. Его правительство подозревается в убийстве журналистки Анны Политковской в Москве и покинувшего родину бывшего агента ФСБ Александра Литвиненко в Лондоне.

Запад может сожалеть об этих вещах, но он не может игнорировать реальность российских настроений. Многие из тех, кому г-н Путин не нравится, считают, что он спас страну от распада и сервильности, которые Запад ей готовил. «По своим взглядам Путин настроен более либерально, чем 80% населения России,- написал российский романист Виктор Ерофеев на этой неделе.- Либеральные ресурсы России до смешного малы и продолжают все время уменьшаться».

Эти ресурсы все время уменьшаются, потому что двигатель, который их вырабатывает – процветание и престиж Запада – действует все хуже. Недоверие к демократическому капитализму возникает не тогда, когда люди становятся скупыми и нетерпимыми, а когда демократический капитализм демонстрирует негативные результаты. И дело здесь не только в России. Это происходит и на Западе. Питер Орзаг, бывший руководитель Административно-бюджетного управления в Белом доме, недавно порадовал читателей журнала The New Republic жалобой на «законодательную инертность» и предложил американцам «выбросить за борт сказку о чистой представительной демократии». В своем недавнем эссе на сайте агентства Eurointelligence депутат парламента Евросоюза Сильви Гулар призвал к тому, чтобы заменить Жозе Мануэля Баррозу кем-то, кого не будут в такой степени отвлекать национальные прерогативы. «Нам нужны не 17 национальных «золотых правил»,- пишет г-н Гулар,- но один беспристрастный железный кулак для того, чтобы гарантировать исполнение решений, принятых совместно всеми государствами-членами ЕС».

Не следует думать, что Россия обречена на изоляцию и реакционность. Если г-н Медведев был всего лишь подставным лицом г-на Путина, тогда его действия в западном направлении – например, отказ наложить вето на ливийскую операцию НАТО в Совете безопасности ООН – приобретают большую значимость. Возможно, в лагере г-на Путина присутствуют тенденции к либерализации. В его речи на прошлой неделе содержались намеки на то, чтобы разнообразить зависимую от природных ресурсов экономику России. А заявленная президентом Бараком Обамой «оттепель» в отношениях между США и Россией предполагает дальнейшее развитие торговых отношений между этими странами.  Отказ немецкого канцлера Ангелы Меркель от производства атомной энергии сделало Германию более зависимой от российского природного газа. Г-н Путин поставил свою страну на ее собственный путь. Независимо от того, уважают его за это или обвиняют, тем не менее, благодаря ему страна подвергалась меньшим опасностям, рискам и расходам, чем привыкли думать его критики.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.