МОСКВА — Существует теория миссии «паладина имперской России», которая предназначена ему судьбой, и другая: лидера, вынужденного защищать частные и позорные интересы, которые лежат в основе его власти. Есть «синдром Мубарака» и психологический шок, полученный от арабской весны, когда автократов прогнали, предали и судили их бывшие солдаты. А еще есть теория рок-звезды, которая взошла в свое время, но не сходит со сцены и возобновляет свой тур, предлагая старый репертуар публике, в данном случае целой стране, которая уже ушла далеко вперед в своих вкусах и ожиданиях.

В каждой из этих теорий содержится доля истины, объясняющая причины, которые подвигли Владимира Путина снова стать царем. Он объявил, что после четырехлетнего перерыва, в течение которого он делал вид, что работает всего лишь премьер-министром, он выставит свою кандидатуру (что означает, что он будет избран) на пост президента Российской Федерации ближайшей весной. В перспективе он может остаться у власти еще двенадцать лет до 2024 года, когда достигнет 71 года, как позволяет это Конституция, модифицированная под него. Унесено ветром, как часто случалось в прошлой и современной истории Кремля, всякое иллюзорное предположение, что Дмитрий Медведев (хочется сказать Лжедмитрий, вспоминая российское смутное время), посаженный Путиным на трон после двух  президентских мандатов, утвердится на своем  посту и сможет убедить своего старого учителя окончательно отойти в сторону. Два политика договорились между собой, помимо всякой демократической процедуры. Пункты купли-продажи продиктовал Путин в своем летнем уединении в Сочи, чтобы объявить друзьям и врагам, что его отпуск из Кремля закончился: начальник возвращается, а ученик должен перейти на должность премьер-министра.

Это стало итогом закрытой и конспиративной политики и началом новой фазы авторитаризма, который характеризовал страну целое тысячелетие. Кристия Фриланд (Chrystia Freeland), одна из лучших аналитиков русской загадочной истории отважилась предположить, что после царизма, в основе которого лежало происхождение главы страны и вера, после коммунизма, основанного на роли партии и идеологии, власть на берегах Москвы, кажется, переходит в сторону «султанизма» или неонаследственного режима, когда источником законности нахождения у власти Владимира Путина является сам Путин, единственный человек, который командует. И все же, после получасовых аплодисментов 11 тысяч делегатов на конгрессе партии «Единая Россия» и учитывая тот факт, что президентская партия уже готова к завоеванию абсолютного большинства в Думе на выборах в декабре, новые султанские одежды тотчас же оказались в открытом и скандальном противоречии с духом времени. Министр был вынужден уйти в остставку, после того как открыто выступил против пакта. Соратники Медведева, которые помогли ему завоевать имидж модернизатора и сторонника Запада, заявляют о своем разочаровании. Интеллигенция отмежевывается от патернализма Путина. Такие просвещенные олигархи, как Александр Лебедев и Михаил Прохоров говорят о тектонических подвижках внутри правительственной элиты.

План Путина вовсе не подвергается опасности. Его популярность хотя и снизилась, но у него нет реальных соперников, которые могли бы ее поколебать. Выстроенная им вертикаль власти позволяет ему полностью контролировать парламент, телевидение, партии, избирательную систему, суды и местную администрацию и предохраняет его от любого краткосрочного риска. Силовики, люди из аппарата системы безопасности и правопорядка стоят за него. Цена на нефть около 80 евро за баррель обеспечивает его достаточными ресурсами, чтобы гарантировать социальный мир и признательных друзей.

Он опять станет главой Кремля. Но вопрос, волнующий страну, которую он сам же восстановил и изменил, заключается в том, в каком качестве он туда вернется. Какую матрешку выберет Путин в дальнейшем?

«С 1999 по 2004 годы, принимая меня в своем кабинете красного дерева с картинами русских художников девятнадцатого века на стенах, Путин был в своем роде реформатором, он сплотил страну, возвратил ей ее былую гордость, при нем заработала экономика», - объясняет миллиардер Лебедев. «После 2004 года мы видели, как его стиль стал более авторитарным и жестким. Сейчас он должен выбрать. Я думаю, надеюсь, что он готов измениться. Было бы достаточно немногого, простых вещей, но революционных». Лебедев среди насущных задач  перечисляет реформу правосудия, необходимость предоставить свободу настоящим политическим партиям, создание российской Bbc, новую приватизацию: «Почему, например, не приватизировать 20% акций предприятий, которыми владеет государство? Речь идет о 100 миллиардах долларов, которые мы могли бы вернуть гражданам, чтобы компенсировать обман 1992 года. На этот раз дело имело бы успех, так как есть рынок и информированное население. Если бы он это сделал, то стал бы национальным героем. Если нет, то ему остается только пойти по пути Лукашенко в Белоруссии».

Тема, в которой царь вопреки себе вынужден стать реформатором, становится предметом многих бесед. Об этом мне говорил Игорь Юргенс, один из советников Дмитрия Медведева по экономике: «Борьба с экономическим кризисом нуждается в принятии новых решений, одной централизации уже мало, и элита требует свободы на всех уровнях». Даже Антон Носик, автор одного из наиболее читаемых политических блогов (более 1 миллиона читателей в месяц) высказался в том же ключе: «Путин не может позволить себе остановить все. Он нуждается в экономике, которая функционирует и растет, он должен дать гарантии западным предпринимателям».

Носик представляет собой символ другой России, России, все еще находящейся в меньшинстве, но живой и динамичной, которая растет, противится закрытости и действует в демократическом пространстве Сети: миллионы молодых людей не доверяют политике и общаются между собой через социальную сеть ВКонтакте. Это перекресток в гигантской Москве, где они встречаются благодаря своим интернет-планшетам iPad. Эти двадцати- и тридцатилетние люди загораются при мысли о крестовом походе против коррупции, этого эндемичного вируса и опорного столпа системы Путина. Во главе их стоит  адвокат Алексей Навальный, фиксирующий до последней копейки на своем сайте РосПил все незаконные общественные траты, которые по последним данным достигают 40 миллиардов евро.  Другие поддерживают дело защиты окружающей среды Евгении Чириковой или борца с наркотиками Евгения Ройзмана или борьбу, которую ведет Виктор Клепиков с беспределом автомобилей с мигалками. «Навальный первым среди российской оппозиции понял, что политическая альтернатива состоит не в создании новой номенклатуры. Она должна создаваться снизу. Алексей сам не сможет изменить Россию, для этого нужны тысячи таких, как он. Но прийти к этому можно тем путем, которым он уже следует», - говорит Носик.

Все это относится к ближайшему будущему. То, что нас ждет прямо сейчас, имеет лик Владимира Владимировича, омоложенный в манере Берлускони в результате таинственной эстетической процедуры. Мы скоро узнаем, станет ли он более современным и демократическим или же будет продолжать смотреть в прошлое и держать страну под своей авторитарной властью. Но звезд с неба он не хватает. По мнению Глеба Павловского, который хорошо его знает и был у него советником, «Россия ушла вперед», и «даже если Путин не типичен и всегда шел впереди своих коллег из КГБ, все-таки его культурная база — советская, и он ее уже всю исчерпал. Сегодня эта культура уже не может дать ответы на проблемы  новой России». Будет ли способен Путин, вновь став царем, освободиться от Путина? Роль двуликого Януса сыграть ему не удастся, так как если он будет смотреть в прошлое, то он потеряет оба своих лица.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.