Актуальное для Латвии формирование нового правительства почти затмило важное событие, которое несколько дней назад произошло в соседней России. И ожидавшейся, и неожиданной была весть о том, что официальным хозяином Кремля снова станет нынешний глава правительства Владимир Путин. Это ожидалось.

Неожиданным было то, когда эта весть пришла. Ранее мелькала информация, что роковой час пробьет после запланированных на 4 декабря выборов в Госдуму, на которых партия власти «Единая Россия», думается, снова получит конституционное большинство. В начале марта граждане проголосуют за президента, а еще через три месяца последует процедура инаугурации.

Если не произойдет никаких чудес – а они могут произойти - Путин будет находиться на троне два шестилетних срока подряд. Вместе с двумя уже «отсиженными» четырехлетними сроками получится 20 лет. Покойный Брежнев правил 18 лет. В публичном пространстве уже появилось обозначение «Владимир Вечный».

Нынешнему президенту Дмитрию Медведеву обещано кресло руководителя правительства. Даже, если Путин это обещание сдержит, в мае будущего года тандему как форме управления территорией придет конец. Тандем был нужен, пока младший брат управляющей Россией бригады формально занимал более высокий пост, чем старший. Согласно Конституции, глава государства может отправить в отставку руководителя правительства в любое время, даже не называя причину. Премьер снова будет реализатором политики президента и ничем более. Медведев свое сделал и сможет уйти.

Необходимо отметить, как бы там и было, но процедуры имитации демократии в России хорошо отшлифованы. Охватывающие всю страну телеканалы широко отражали съезд «Единой России», на котором был объявлен неравный обмен должностями. Те, кто помнит советские времена, на момент могли почувствовать себя лет на тридцать моложе: аплодисменты, которые переросли в овации, многократное вставание с мест… И большинство делегатов отнюдь не были людьми старшего поколения, на переднем плане можно было видеть совсем молодые лица. Это – Россия: поколения меняются, «нравы» наследуются. Кажется, не хватало только «писем трудящихся съезду».

За более чем три года тандемии Путин подтвердил, что он испытывает глубокий пиетет к институту президента. Публично он никогда «не наезжал» на Медведева. Изредка, правда, звучали несогласованные заявления президент и премьера, но они позже сглаживались комментариями. Самый яркий пример, кажется, - отношение к бомбардировке армии Каддафи в Ливии. У Медведева не было возражений. Путин договорился до «крестоносцев», но уже на следующий день публично засвидетельствовал, что внешняя политика это прерогатива президента. Добавим, что Путин никогда не сказал ни одного плохого слова о первом президенте России Борисе Ельцине, хотя время его правления – «шальные девяностые» - публично стерто с лица земли.

Такое отношение нашло проявление и в контексте самого скандального события этой недели в политической жизни России – в отставке долголетнего министра финансов Алексея Кудрина. Путин вместе с Кудриным в свое время работал примерно на равных должностях в мэрии Петербурга. Кудрин был из тех, кому доверяет Путин и к словам которого прислушивались. Однако давнего товарища по борьбе сгубило поведение, которое Путин, думается, считает смертным грехом. Кудрин позволил себе критиковать планы Медведева о резком увеличении военных и социальных расходов. По мнению Кудрина, российская экономика это не потянет. Привыкший к сравнительно большой воле Кудрин на предложение Медведева написать заявление об отставке ответил, что прежде проконсультируется с премьером. Проконсультировался и сел писать заявление.

Не критикуй президента, и не важно, считаешь ли ты его настоящим или «будто бы».

Медведеву выпал длинноватый период «хромой утки», в Ригу он вряд ли приедет, хотя и обещал. Не будет смысла. Но после него останется сказанное публично, что проблема неграждан это внутреннее дело Латвии.

С возвращением Путина на его «естественное место» можно прогнозировать более агрессивную внешнюю политику, которую на своей шкуре, прежде всего, ощутят соседние страны. Единственное благо - Путин не какая-то «темная лошадка».

В самой России, скорее всего, укрепится проверенная веками «теория» о «хорошем царе и плохих боярах», и вдобавок отпадут рассуждения, кто из двух «царей» лучше. Будет только один, «традиционно не критикуемый», и им придется обходиться.

Перевод: Лариса Дереча

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.