После долгого перерыва, чередуя эффектные публичные выступления с зарубежными поездками, в которых он представлял Газпром, премьер-министр Владимир Путин неожиданно выступил с объявлением о своих возобновляющихся президентских амбициях, и сделал несколько важных политических заявлений.

Выступление Путина на съезде «Единой России» 24 сентября было откровенно популистским. Его участие в обсуждении вопросов на конференции «ВТБ Капитала» 6 октября ознаменовалось предложением необычно серьезной политической линии. Российское телевизионное интервью 17 октября лежит где-то посередине между первыми двумя по смыслу и виду. Если из пропаганды выделить твердую, основательную политику, получится достаточно четкая политическая линия.

Путин больше всего эволюционировал в вопросе о Всемирной торговой организации (ВТО). Он энергично выступал за вступление в нее России в 2000-2003 годах, но во время президентства Дмитрия Медведева он препятствовал вступлению России. Сейчас он разобрался в этой борьбе с самим собой. Он отвечает на вопрос о том, хорошо это или плохо для России – вступить в ВТО. «Я бы сказал, 50 на 50, но в целом, возможно, во вступлении для России больше плюсов, чем минусов, - сказал он на конференции ВТБ. - Мы не отказываемся от этой цели, и мы готовы присоединиться к ВТО полностью, но мы сделаем это, только если они не будут выставлять неприемлемых требований для России».

Подробности: Путин – инвесторам: все в порядке!


Он колебался между Востоком и Западом, но никогда не был столь проевропейски настроен, как на конференции ВТБ. Он провозгласил, что европейская культура «охватывает весь путь до Тихого океана, так как эта территория населена преимущественно русским народом и людьми другого этнического происхождения, но они по-прежнему люди, вовлеченные в европейскую культуру… Это единое пространство…. Либо мы объединим усилия, либо постепенно уйдем с международной арены, уступив место другим… Так что, мы будем продолжать и установим зону свободной торговли с Европейским Союзом… и продолжим продвигать эти интеграционные процессы».

Путин, кажется, согласился с внешней политикой Медведева по отношению к Западу, хотя он остается позитивно настроенным и по отношению к Китаю, и готов согласиться с позицией России в качестве младшего партнера.

Подробности: «Евразийский союз» Путина: аналитика западных СМИ

Все его разговоры о Евразийском союзе особо много не значат. Российские политики говорят об СНГ как о будущем Европейском Союзе с момента его создания в 1991 году. Соглашения о зоне свободной торговле между всеми одиннадцатью странами СНГ подписывались и раньше, в первый раз в 1994 году, но эти соглашения никогда не вступали в силу, потому что Россия их не ратифицировала. Зона свободной торговли выгодна, потому что она либерализует взаимную торговлю, в то время как условия Таможенного союза становятся причиной торговых обходов и расхождений, вынуждая другие страны соглашаться с высокими российскими таможенными барьерами.

Очень популистские заявления Путина на съезде «Единой России», кажется, вынудили уйти в отставку министра финансов Алексея Кудрина. Защищаясь, Путин настаивает на том, что он консервативно настроен в финансовом смысле, и что его страна хорошо подготовлена на случай еще одного финансового кризиса. Это представляет собой большую разницу с его словами о том, что Россия является тихой гаванью во времена финансового кризиса, которые он произнес в сентябре 2008 года. Он сохраняет задачу обеспечения сбалансированного бюджета к 2014 году и небольшого дефицита в 1,6% ВВП в будущем году, но Кудрин резко отреагировал на эти ожидания в интервью в «Коммерсанте» 18 октября.

Подробности: Алексей Кудрин: оппозиционер или реалист?

Критически важным вопросом, однако же, остается цена на нефть. В этом году бюджет может быть сбалансирован при цене на нефть в 109 долларов за баррель, но бюджету следующего года будет нужна уже цена на нефть в размере 117 долларов за баррель. Путин ожидает, что цена составит порядка ста долларов за баррель, в то время как Кудрин указывает, что падение цены на нефть до 60 долларов вызовет бюджетный дефицит в 5,5% ВВП в будущем году, и что достаточно большой резервный фонд будет полностью истрачен в течение года.

Кудрин выступает за бездефицитный федеральный бюджет при цене на нефть в 90 долларов за баррель, что будет означать значительные бюджетные сокращения. Его уход означает, что эти широко ожидаемые сокращения после президентских выборов в марте не состоятся. Конечно, надо признать, что государственный долг составляет лишь 8% от ВВП, но если цена на нефть значительно упадет, даже очень платежеспособной России будет сложно продемонстрировать объемы, требуемые на международных долговых рынках.

Что касается расходов, то основной конфликт касается общих государственных расходов, пенсий и военных расходов. Величайшая гордость Путина и основной повод для озабоченности Кудрина – это 45-процентное повышение пенсий в 2010 году. Кудрин давно призывает к глобальной пенсионной реформе, которая серьезно ожидалась после марта 2012 года, но теперь, судя по всему, снята с повестки дня. Чрезвычайные увеличения военных расходов, продвигаемые и Медведевым, и Путиным, выглядят нереалистичными и немотивированными. Они, вероятно, первыми подпадут под сокращение, но Кудрин, по-видимому, относится к ним серьезно.

Подробности: Список неотложных дел Кремля

Позитивной новацией является то, что Россия наконец берет под контроль инфляцию. Как планировал Центробанк, она в этом году, судя по всему, составит лишь 7%, и Путин правдоподобно обещает «уменьшать ее и дальше». Частично это является результатом ослабления инфляции во всей мировой экономике на фоне замедления экономического роста, частично – следствием того, что Россия наконец перешла к инфляционному таргетированию, позволив курсу рубля плавать в зависимости от цен на сырье.

Путин продолжает идти и в сторону благоприятствования модернизации и приватизации акций государственных компаний. Он даже говорит о «новой индустриализации», но в данном отношении ему не веришь, так как он не предлагает никаких политических инициатив в этой области. Он заявляет, что он против коррупции, но вряд ли тут можно ожидать чего-то большего, что показывает, что ничего не будет сделано в этом смысле, и это главная проблема России, и виновен в ней в первую очередь он сам.

Что характерно, он говорит, что «мы будем стараться уменьшить всякого рода не являющиеся необходимыми строительные проекты и им подобное, где наблюдается самый большой разгул коррупции». Но он должен бороться с коррупцией значительно сильнее, с тем, чтобы Россия могла строить дороги снова так, как она делала при президенте Борисе Ельцине.

Слабее всего он выглядит тогда, когда обсуждает свой любимый Газпром, рыночная капитализация которого опустилась с 630 миллиардов долларов в мае 2008 года до 120 миллиардов сегодня. Путин отказывается видеть, что Газпром что-то делал неправильно, или что он нуждается в переменах в любом отношении. Он не воспринимает процессы энергетического дерегулирования Европейского Союза, считая их неприемлемыми, и не понимает ничего антитрастового. Он также защищает любимую Газпромом привязку цен на газ к ценам на нефть, как будто бы эти две цены нельзя разделить. С таким руководителем Газпрому ничего не остается кроме как продолжать демонстрировать спад.

Говоря сначала о том, что Россия должна вернуться к росту экономики в 6-7% в год, и не предлагая никаких средств достижения этой цели, Путин спустился с небес на землю на конференции ВТБ, согласившись с ростом в 4,1% в 2011 году и выразив надежду на рост в 4,6% в 2014 году».

Мой прогноз: рост экономики России, вероятно, будет составлять от трех до четырех процентов в год, так как серьезные структурные реформы маловероятны, и в целом делается упор на стабильности. Но внешнеэкономическая политика, вероятно, будет разумной и здравомыслящей, и практически нет вероятности никакой финансовой катастрофы, если только цены на нефть радикально не упадут.

Андерс Аслунд (Anders Aslund) – старший научный сотрудник в Институте международной экономики Петерсона (Peterson Institute for International Economics).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.