Москва – Сергей Магнитский это лишь один человек среди 4000, которые умирают ежегодно, оказавшись в переполненных и жестоких российских тюрьмах.

Но история самоотверженного корпоративного юриста, умершего два года тому назад при подозрительных обстоятельствах в следственном изоляторе, будучи арестованным теми самыми милицейскими начальниками, против которых он давал показания в крупном деле о коррупции, шокировала мир и вызвала громкие последствия. Последствия эти могут привести к демонтажу незначительных результатов той «перезагрузки», которая обеспечила потепление в российско-американских отношениях с приходом к власти президента Барака Обамы.

Сенат США рассматривает законопроект о введении визовых ограничений и финансовых санкций против 60 россиян, якобы причастных к аресту и смерти Магнитского. А Госдепартамент уже принял ряд менее масштабных мер в этом направлении. Россия в ответ составила свой собственный черный список из 11 граждан США, в основном связанных с тюрьмой в Гуантанамо, которым запрещен въезд в страну.

Но пока американские и российские руководители усиливают накал риторики и обмениваются черными списками из арсенала холодной войны, многие тесно связанные с этим делом люди говорят, что не хотели бы его превращения в новый источник разногласий. Они надеются на такой исход, при котором будут созданы новые нормы международной подотчетности и ответственности.


Подробнее: Магнитский: секретный визовый запрет

 

«Это ни в коем случае не антироссийская кампания», - говорит Билл Браудер (Bill Browder), основавший когда-то самый крупный в России инвестиционный фонд Hermitage Capital, в котором на момент своего ареста в 2008 году работал Магнитский.

Неблагоприятная реакция уже налицо


Этот спор уже начал оказывать негативное практическое воздействие на отношения  между Россией и США.

Два генерала из российского Министерства внутренних дел, руководящего полицией и внутренними войсками, отменили свою поездку в Вашингтон на конференцию по правам интеллектуальной собственности, которая состоится на следующей неделе. Произошло это после того, как сенаторы Роджер Уикер (Roger Wicker) (республиканец от Миссисипи) и Бенджамин Кардин (Benjamin Cardin) (демократ из Мэриленда) призвали Госдепартамент пересмотреть их заявления на предоставление виз. Сенаторы утверждают, что эти руководители, а именно, генерал-майор Татьяна Герасимова и генерал-майор Николай Шелепанов, причастны к сокрытию обстоятельств произошедшего с Магнитским.

Информационные агентства цитируют заявление Коалиции по правам интеллектуальной собственности, организовавшей эту конференцию совместно с Министерством юстиции, в котором говорится об «отсутствии каких бы то ни было указаний на причастность этих руководителей к делу Магнитского».

Активная международная лоббистская деятельность Браудера, целью которой является заставить российские власти призвать к ответу предполагаемых убийц Магнитского, стала главной движущей силой, приведшей к принятию санкций в США, к внесению соответствующего законопроекта на рассмотрение канадского парламента и к мерам ряда европейских стран, находящихся сегодня на разных этапах проработки и реализации.

Браудер, когда-то являвшийся активным игроком в российских финансовых кругах и поддерживавший в самом начале бывшего президента Владимира Путина, покинул Россию в конце 2005 года, и с тем пор въезд в эту страну ему запрещен из соображений «национальной безопасности».

 

Еще по теме: Браудер: «черный список быстрее свершит правосудие, чем следствие в России

 

«Это кампания против безнаказанности, ее мишенью являются деньги коррумпированных чиновников и их возможность осуществлять поездки, - говорит он. Это делается на благо честных россиян. В своих действиях мы пользуемся мощной поддержкой российского народа».

Работая юристом в Hermitage Capital, Магнитский вскрыл обстоятельства того, что он позднее назвал масштабным мошенничеством высокопоставленных сотрудников правоохранительных органов. Эти люди присвоили 230 миллионов долларов из средств, выплаченных компаниями фонда в виде корпоративных налогов в 2006 году. По словам Магнитского, коррумпированные милицейские чины использовали печати и документы фонда, конфискованные в ходе обыска в московском офисе Hermitage Capital в июне 2007 года, чтобы основать фиктивные компании под теми же названиями. Затем эти компании подали заявку и в полном объеме получили возврат налоговых платежей.

По мнению Браудера, в этой схеме по отъему у государственной казны почти четверти миллиарда долларов должны были участвовать многие высокопоставленные чиновники, в том числе,  из налоговых органов и из правительства.

Магнитский в 2008 году дважды появлялся в Государственном следственном комитете, где подробно описал схему кражи денежных средств и назвал имена ряда милицейских начальников. Руководящее сегодняшней полицией Министерство внутренних дел  впоследствии поручило этим самым начальникам расследовать и изучить утверждения Магнитского. В ноябре 2008 года эти люди арестовали юриста и, как это ни парадоксально, предъявили ему обвинение в уклонении от налогов.

Спустя год Магнитский умер. Согласно отчету, подготовленному прошлым летом комиссией экспертов по правам человека, работающей под началом президента Дмитрия Медведева, Магнитского систематически лишали медицинской помощи, содержали в отвратительных условиях и запрещали свидания с членами семьи.

Жестокие меры по выбиванию признания


По словам Валерия Борщева, входящего в кремлевский совет по правам человека, в ночь смерти Магнитского «скорая помощь» по распоряжению тюремного начальства целый час ждала разрешения на въезд в СИЗО, в то время как восемь надзирателей держали его в наручниках в камере, а тюремные врачи бездействовали.

 

«Установлено, что хотя состояние здоровья у него было критическое, его избивали,  дабы вынудить признать свою вину, - говорит Борщев. – Не думаю, что они хотели его убить, но все вместе это привело к его смерти».

Министерство внутренних дел  отвергает выводы кремлевского совета по правам человека, хотя Медведев, похоже, одобрил их в июле прошлого года, заявив, что Магнитский умер, и по всей видимости, к такому результату привели некие совершенные преступления.

Государственный следственный комитет восемь раз продлевал следствие, и на 24 ноября назначен его доклад по результатам расследования.

 

Еще по теме: Следственный комитет: Магнитский умер из-за отсутствия медицинского внимания

 

«У меня мало надежд на то, что это дело будет тщательно и должным образом расследовано, - говорит Борщев. – Никто [наверху] не хочет раскрытия истинных причин произошедшего».

В прошлом месяце двоих врачей обвинили в халатности, и их могут отдать под суд. Однако Браудер заявляет, что врачи это лишь мелкая рыбешка. «Эти доктора безусловно виновны в более серьезном преступлении. Это преступление – пытка, ибо они преднамеренно не оказывали медицинскую помощь серьезно больному человеку. Но в деле против них данное обстоятельство не фигурирует», - говорит он.

Из 60 человек, которых назвали причастными к этому делу (а среди них есть высокопоставленные руководители), «58 полностью оправданы», заявляет Браудер. «Обвинения предъявлены только этим двум мелким сошкам. Они определенно стали козлами отпущения».

Многие российские ветераны-правозащитники говорят, что несмотря на  опасность ухудшения отношений между Востоком и Западом, введение международных санкций против представителей власти может оказаться единственным способом добиться справедливости по такого рода делам.

«В российской системе масса несправедливых приговоров, и за них никто ни разу не ответил. Но Магнитский был сотрудником престижной иностранной фирмы, и над выявлением обстоятельств его истории работали многие люди, - говорит руководитель крупнейшей в России правозащитной организации «Мемориал» Олег Орлов. – Поэтому давление такого рода, даже если его осудят как «вмешательство во внутренние дела России», на самом деле полезно для российских граждан. Это дело превратилось в рычаг, благодаря которому появилась надежда на изменение существующей системы».

Браудер вторит этим заявлениям, излагая цели своей кампании. Первая цель – это конкретно добиться справедливости по делу Магнитского, смерть которого бизнесмен назвал «ножом в мое сердце».
Есть и вторая, более важная цель, о которой говорит Браудер: «Добиться того, чтобы смерть Сергея не оказалась бессмысленной, чтобы она изменила Россию к лучшему».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.