Москва – Российские парламентские выборы, назначенные на четвертое декабря, и президентские выборы в марте следующего года часто отметаются как процессы, чей исход предопределен. Но Кремлю может стать труднее, чем раньше, контролировать результаты выборов.


Настроение в России изменилось с момента проведения последнего избирательного цикла четыре года назад. Тогда экономика все еще росла на 7% ежегодно, а мировой финансовый кризис был туманной перспективой. Московское руководство было переполнено уверенностью в себе.

Большинство россиян приветствовали бы, если бы тогда президент Владимир Путин отменил конституционное ограничение на третий президентский срок и остался бы у власти. Вместо этого он поставил Дмитрия Медведева на свое место и занял пост премьер-министра, уважая букву, если не дух, конституции.

Читайте также: Путин-Медведев – европейское искажение демократии

Теперь Путин возвращается на третий президентский срок, и по меньшей мере российская интеллектуальная и деловая элита больше не уверена, что это хорошее явление. Дебаты, проведенные на прошлой неделе в международном дискуссионном клубе «Валдай», который организован по инициативе Путина в 2004 году и собирает главных иностранных и российских специалистов по России, показали глубокое беспокойство.

Возможно, ободрившись неформальным форматом мероприятия, многие российские участники, включая тех, кто раньше поддерживал Путина, открыто сомневались  в том, сможет ли нынешняя окостеневшая политическая система провести столь необходимую России модернизацию. 

Тимоти Колтон (Timothy Colton), профессор из Гарварда, за пятничным ужином озвучивший Путину результаты исследования группы, отметил, что многие сошлись в одном: «Нынешняя модель правления, которая сформировалась в России за последние 10-12 лет, истощила свой потенциал».

Отчет, подготовленный в основном российскими экспертами как основа для дискуссии в клубе, предоставил еще более резкую оценку.

У нынешней России нет «эффективной парламентской системы, независимой судебной системы и развитого муниципального управления», гласит отчет. Парламентские партии являются «имитациями». Лидеры «купили» лояльность бюрократов, позволив им воровать. Но коррупция не поддается контролю и является основным фактором, определяющим политику во многих областях.

Бывший вице-премьер Борис Немцов, ныне возглавляющий либеральную оппозиционную партию, которую не допустили на выборы, был удивлен самому приглашению на Валдай, но не тому, что он услышал. «Я не вижу разницы между тем, что говорю я, и тем, что говорят все остальные», - заявил он. «Мы теперь все в оппозиции».

Конечно же, все это может быть некоторым видом «сдержанной гласности», клапаном давления, который позволяет интеллигенции выпустить пар вдали от предела слышимости большинства россиян.

Еще по теме: переосмысливая тандем Путина и Медведева

Сложнее оценить, распространяется ли разочарование среди обычных граждан России, где поддержка Путина всегда была самой крепкой, и если да, то сколько из них могут что-то сделать по этому поводу.

Опрос общественного мнения, проведенный центром «Левада», показал некоторые признаки недовольства. Например, поддержка партии «Единая Россия» упала до 51%. За последние несколько лет роль «партии власти», раньше принадлежавшая бывшей советской Коммунистической партии, взяла на себя «Единая Россия», которая теперь также является сетью передачи для  руководства.


Это на 13 процентных пунктов меньше показателя «Единой России» на парламентских выборах в 2007 году голосов, из-за чего возникает вопрос о том, сможет ли партия набрать значительный результат в следующем месяце и не придется ли ей завышать результат.

Тем временем, рейтинги одобрения Путина и Медведева упали до 61% и 57% соответственно, что является высокими показателями по западным меркам, но что на 20 пунктов меньше максимумов в прошлом году. Рейтинг Путина  - самый низкий с августа 2000 года.

Основываясь на исследовании с использованием фокус-групп, ведущий социолог Михаил Дмитриев, руководящий исследовательской организацией,  с весны предупреждает, что руководство сталкивается с растущими проблемами легитимности. Он предполагает, что договор об обмене должностями между Медведевым и Путиным, объявленный в сентябре, сильно повредил уже находящемуся на спаде политическому «бренду» тандема, заставив многих россиян почувствовать себя лишенными гражданских прав.

Шансы того, что подобные настроения превратятся в протесты в духе арабской весны на Ближнем Востоке, маловероятны. Один из экспертов клуба «Валдай» предположил, что Россия после 1917 года и 1991 года «израсходовала свою квоту на революции».

«В связи с советским наследием и 90-ми годами обычные граждане не доверяют друг другу», - считает Джеймс Шерр (James Sherr) из Королевского института международных отношений. «Они не собираются для совместных политических действий. Они решают свои проблемы независимо друг от друга, совместно с друзьями и семьей. Они отстраняются».

Тем не менее, арабская весна показала, что маленькие искры могут привести к неожиданным результатам.

Если подтасовка на выборах четвертого декабря будет слишком откровенной, то это может стать испытанием для предположений о российской пассивности.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.