- В чем сходства и в чем различия между движениями по захвату в США и Европе, арабской весной, оранжевой революцией на Украине и лондонскими беспорядками?

- Во-первых, мне кажется, что трудно сравнивать происходящее в разных обществах. Это может начинаться по разным причинам и приводить к разным результатам. Поэтому я бы с осторожностью подходил к сравнениям этих очень отличающихся друг от друга сценариев. Кроме того, речь здесь идет о довольно обширном периоде времени.

Оранжевая революция произошла в конце 2004 – начале 2005 года. Это похоже на прошлый век, если задуматься над тем, что произошло с тех пор – особенно мировой финансовый кризис.

Как мне кажется, то, что мы видим здесь, в Соединенных Штатах, с этими движениями «Захвати Уолл-стрит» и прочими движениями по захвату, это во многом реакция на мир, в котором мы живем после финансового кризиса и действий по выходу из него. Это мир, в котором люди ощущают, что большой бизнес получает слишком много, что банки получают слишком много, и что правительство несправедливо обслуживает их интересы и не отстаивает интересы 99 процентов, как они говорят.

 

Еще по теме: Оранжевая история

 

Мне кажется, суть таких движений именно в этом. Арабская весна многогранна и неоднозначна, и каждая грань в ней отличается от другой. Она по-разному проходила в каждой из арабских стран. Именно это важно понять по поводу арабской весны. Однако в целом, я думаю, ее можно охарактеризовать так: людям надоело отсутствие перспектив и возможностей. Я считаю, что этим ее сюжетная линия отличается от цветных революций в Европе. В тех ситуациях, на мой взгляд, было огромное недовольство отсутствием перспектив и возможностей, а также условиями жизни людей. Однако те революции происходили в условиях довольно уверенного экономического роста и благополучия – как в регионе, так и в мире в целом. Поэтому я полагаю, что те революции по своему характеру были в большей степени политическими.

- Можно ли говорить о том, что после мирового финансового кризиса грядет новая социальная революция, или что левая идеология на подъеме?

- Это интересный вопрос, о котором я много и часто думаю, потому что  мы имеем широкий политический спектр от левого до правого фланга не только в США, не только в России и других странах. Мы имеем своего рода глобальный политический спектр.

Есть такая страна как Венесуэла, которая очень сильно склоняется влево и пытается восстановить то, что мы считаем дискредитировавшей себя концепцией социализма. И есть  Соединенные Штаты  Америки и Великобритания, которые проводят действительно очень жесткую политику бюджетной экономии и консервативную экономическую политику.

 

Я думаю, движения по захвату не представляют 99 процентов населения, как утверждают их участники; скорее, они представляют собой сдвиг в сторону большей политической активности людей из различных поколений. И здесь очень важна временная составляющая. На Западе есть поколения людей, у которых уже нет глобальной коллективной памяти о том, что политика левых, в том числе, социалистов и коммунистов, имела свой шанс и была «опробована». Я думаю, налицо некое возрождение, потому что происходит смена поколений, и они видят вокруг себя настоящую несправедливость. И я не могу с этим не согласиться. Но налицо также возрождение идеи типа «давайте дадим новый шанс этой политике, потому что она кажется нравственно привлекательной». Но если бы это делалось, скажем, в 1992 году, люди реагировали бы на это совсем иначе.

- Что вы можете сказать в этом плане о России?

- Я думаю, России грозят реальные риски и опасности. Как мне кажется, та модель развития, которой Россия пользовалась в прошлом десятилетии – пусть с перерывом на кризис – не является надежной в долгосрочном плане.

Как мне кажется, президент Медведев, премьер-министр Путин и, конечно, бывший министр финансов Кудрин – все они ясно показали, что понимают это. И они всегда готовились к общеизвестному черному дню, создавая Стабилизационный фонд и пытаясь вкладывать инвестиции в модернизацию и развитие технологий. Однако трудно быть оптимистом и говорить, что такая политика будет успешной в ближайшей или даже в среднесрочной перспективе из-за огромной инертности очень большого общества, которое на протяжении длительного времени практикует некоторые плохие привычки. Главное здесь, конечно же, коррупция.

Проблема в том, что если не будет какого-нибудь эпохального события, некоей революции (я не призываю к революции, поскольку думаю, что российский народ в ней не заинтересован, потому что  когда в России бывает революция, она обычно приводит к страданиям простых людей, а масштабных и эпохальных перемен не приносит), то трудно себе представить, как будет искореняться коррупция - в ближайшей перспективе или даже в среднесрочной. Трудно себе представить, как будут меняться основы существующего экономического порядка. А без всего этого мы будем иметь постепенное снижение денежных поступлений от добычи минералов и энергоресурсов, которые являются главным источником доходов российской экономики, доходящих частично и до населения.

 

Еще по теме: Российская экономика и демократия

 

В то же время, будут увеличиваться требования к российскому бюджету, потому что  население страны стареет. В России был такой же бум рождаемости после Второй мировой войны, какой был у нас в Соединенных Штатах и в Европе. Россия переживает и будет переживать растущие потребности в области здравоохранения, пенсионного обеспечения и социальных выплат для людей, не имеющих собственных доходов. И в конечном итоге это окажется не по силам государству.

Поэтому в таких условиях относительно немногочисленное трудоспособное население будет испытывать дополнительные нагрузки, поскольку ему придется заботиться об этом пожилом поколении, а это поколение, наверное, уже сейчас ощущает, что не получает того, что ему положено. Кроме того, в России есть еще один дополнительный фактор – очень мощная волна иммиграции из бывших советских республик. Многие из этих людей приезжают нелегально, к ним плохо относятся в Москве и в других местах. Так что существует большое количество социально-экономических, национальных и политических факторов. Если, скажем, будет крупный кризис в Европе, которая сегодня соседствует с Россией, поскольку у ЕС и России общая граница в Калининградской области и в прибалтийском регионе – они близки и активно торгуют между собой – то это вызовет не менее крупный кризис в России.  И в этом случае сценарии приобретут устрашающий характер.

- Говоря о таком сценарии, что, на ваш взгляд, сделает следующий президент, возможно, Путин, для предотвращения подобного кризиса в России?


- Путин во многих случаях говорил очень правильные вещи, но до того, как задумываться над его словами, надо подумать о том, кто он есть. У него большой багаж и опыт работы в разведке, у него имидж крутого парня, и он весьма яркая личность, что в совокупности неплохо согласуется между собой. Но в основе своей он компетентный менеджер. Его можно назвать верховным управляющим. Это тот человек, который развернул Россию на 180 градусов, когда она была нерентабельным и неудачливым предприятием. Он развернул ее и сделал успешной. Сейчас, подобно многим великим управленцам, он нетерпимо относится к инакомыслию в своих рядах. Его не особенно интересует, что заводской рабочий думает о направлении движения страны, и куда ей нужно идти. У него на сей счет свои идеи. И сейчас это в основном  разумные и трезвые идеи. Он говорит, что хочет модернизировать страну. Он явно поддерживает инициативы Медведева в этом направлении. И он ищет хорошие идеи.

 

Еще по теме: Путин больше всего ценит стабильность

 

Я думаю, проблемы будут с их воплощением в жизнь.

Если мы возьмем в качестве примера Сколково, то можно сказать, что это очень хорошая идея, которая долго ждала благоприятной возможности. Похоже, что сейчас у этой идеи есть определенный импульс силы, и уж точно есть ресурсы от государства. Однако трудно себе представить, что все здесь получится, даже если все пойдет в рамках оптимального сценария, даже если будет много международных компаний, которые придут сюда и начнут брать на работу россиян. Как все это можно будет донести не только до Москвы и до других традиционных центров российской экономики, но и до тех регионов, где ситуация крайне неблагополучная, о чем я уже говорил, где у пожилых людей нет системы социальной защиты, а молодежь сталкивается с невыносимым бременем?

Очень сложно представить себе, как в ближайшей и среднесрочной перспективе можно добиться того прогресса, который необходим. Я буду предельно откровенен. Я думаю, что Путин, так сказать, сидит на противоречии. Противоречие это заключается в следующем. Чтобы его политическое движение добилось успеха, чтобы он и дальше мог удерживать в своих руках политическую власть в стране, ему нужна так называемая управляемая демократия, сильная власть и его личный неформальный авторитет. Все эти вещи стекают вниз по конструкции системы и способствуют сохранению и защите коррупции на более низких уровнях. Проблема в том, как устранить неполадки системы на нижнем уровне, если ты зависишь от нее на самом высоком уровне.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.