Прошедшая в этом году встреча международного дискуссионного клуба «Валдай» привела нас в Калугу, к юго-западу от Москвы, входившей в состав старой территории Московии до времен колоссального расширения границ государства, которое началось в XV веке. В этом регионе прошли битвы против крымских татар, которые проникли на север во время своих набегов; против поляков и шведов в начале XVII века и против немцев во время Второй мировой войны, когда они оккупировали Калугу на три месяца в 1941 году перед тем, как их оттеснили назад. Самый известный случай произошел 24 октября 1812 года на севере области у Малоярославца, когда российская армия помешала Наполеону бежать из Москвы через Калугу, заставив его выбрать более северный маршрут, уже разграбленный французами. Это помогло довести Grande Armee до голода и истребления.

Читайте также: Обоснованные опасения клуба «Валдай»

Сегодня, несмотря на то, что территория вокруг Калуги зачастую  воспринимается как глубинка России, область сильно зависит от комбинации близости к транспортному узлу Москвы и дешевизны, и, соответственно, низкого уровня зарплат, российской сельской местности. Область также сильно обогатилась за счет современного и эффективного губернатора Анатолия Артамонова, изменившегося бывшего советского чиновника. В специфично посткоммунистической комбинации Артамонов обладает наградой из Германии за усилия по привлечению немецких инвестиций в область и орденом РПЦ  за реставрацию церквей и алтарей, разрушенных при коммунистах.

Участникам клуба «Валдай»  показали  ведущие промышленные разработки в области: огромные заводы Volkswagen и Volvo, расположенные в пригороде Калуги, и маленькие, но очень ценные, медицинские лаборатории генных технологий и другие медицинские заводы в городе Обнинске. На одном из заводов чистота и эффективность бросались в глаза, как и проблемы.


Несмотря на законы, которые призваны увеличить покупку российской продукции, почти 100% комплектующих – импортные, что превращает завод в сборочный цех, а не источник новых технологий и инноваций. И даже при этом количество брака на производстве гораздо выше по сравнению с предприятиями в Западной Европе. И хотя менеджер, проводившая нашу экскурсию, активно хвалила руководство Калуги, она раскритиковала представителей российской таможни, описав их как «больных детей», жадных и капризных.

Одним из признаков современности губернатора Артамонова стал скромный ужин, которым он нас угостил, в сравнении с колоссальными, гоголевскими, похожими на средневековые пирами, которые устраивали губернаторы других областей во время наших визитов. И все это было хорошо, кроме того, что водку было невозможно пить, и не потому что она была дешевой, а потому что была тепловатой. Эта водка напомнила мне об одном случае, когда я выпивал с российскими солдатами ВДВ и обезьяной в Сухуми во время абхазской войны в 1993 году. Парашютисты извинялись за то, что водка была недостаточно охлажденной, в то время как обезьяна была слишком пьяна, чтобы что-то говорить.

Благодаря гостеприимству и доброте Андрея Золотова из журнала «Русский профиль» мы вместе с парой коллег на сутки отделились от основной группы для того, чтобы исследовать сельскую местность Калуги и маленький городок, Тарусу, где располагаются старинные церкви и имеется живописный вид на Оку. Мы также посетили родное имение княжны Осоргиной, родственницы по материнской линии Сергея Шмеманна (Serge Schmemann) из газеты International Herald Tribune. От великолепного имения и церкви теперь осталась лишь разрушенная колокольня - напоминание, если оно необходимо, о катастрофическом вреде, который причинил коммунизм России и другим странам бывшего Советского Союза.

Еще по теме: Прежний Путин и оправданные опасения

В результате мы пропустили встречи с лидерами оппозиции, которые должны были стать введением к декабрьским парламентским выборам.

Лидер популистской партии ЛДПР Владимир Жириновский выступил с еще более грубой шовинистской речью, чем та, что он представил на конференции в Ярославле в прошлом году, а лидер коммунистов Геннадий Зюганов представил принципиальную и серьезную, но устаревшую и безнадежную позицию коммунистов. Но мои коллеги были впечатлены программой и личной серьезностью Сергея Миронова, лидера левоцентристской партии «Справедливая Россия», которая пытается стать современной социально-демократической альтернативой правящей партии «Единая Россия». Благодаря лояльности Путину в какой-то момент им могут предоставить долю в правительстве.

Существовало единогласное мнение, что Миронов производит более глубокое впечатление, чем лидер парламентской фракции «Единой России» и спикер Госдумы Борис Грызлов, чьи ответы оставляли такое советское ощущение официального запутывания вопроса, что все участники клуба «Валдай» покинули встречу совершенно раздраженные. Как известно читателям The National Interest, я давно преуменьшаю возможность того, что серьезный народный протест может стать угрозой для администрации Путина в краткосрочной перспективе, но слушая речи Грызлова слишком много лет, кто угодно может превратиться в революционера. С российской точки зрения, встреча с Артамоновым стала положительным моментом, так как она напомнила нам о существовании современных и динамичных людей в российской элите.

Главным вопросом для России, конечно же, является то, насколько современен и динамичен Путин, учитывая, что он уже почти точно станет следующим президентом после президентских выборов в марте следующего года, а если он захочет выставить свою кандидатуру еще раз, то может провести на посту президента в общей сложности 12 лет. Если судить по нашему ужину, Путин остается в прекрасной физической и умственной форме, выглядит на целое десятилетие моложе своих 60. В течении трех часов, начиная с половины десятого, он отвечал на неподготовленные вопросы, лишь изредка делая глоток воды или пробуя еду. Он выглядит вполне способным к управлению той системой, которую создал.

Сможет ли он провести фундаментальные реформы, это другой вопрос. Это особенно важно в  борьбе с коррупцией на высшем уровне, так как это вынудит Путина напасть на своих близких сторонников и фактически разорвать на куски нынешнюю российскую элиту. Это, без сомнения, чрезмерное требование для Путина, и, наверное, это чрезмерное требование для любого российского лидера. Подобная кампания потребует варварских авторитарных методов, которые потребуют поддержки от той самой силовой элиты, которой коррупция выгодна, или появления мощного общественного движения, требующего изменений, снизу, однако пока существует мало свидетельств того, что российское общество готово к подобному движению, по крайней мере, в настоящий момент.


В целом, это был мой самый мрачный валдайский визит, не только в связи с ощущением стагнации в России, но и в связи с мрачным настроением по поводу наших собственных систем среди американцев и европейцев. В конце концов, если Россия придет к серьезному экономическому кризису и общественным протестам в краткосрочной перспективе,  это будет не виной российского правительства, а результатом смеси высокомерия, безответственности, политической нечестности, коррупции и институционных провалов в Европейском Союзе, которая привела к коллапсу евро и спровоцировала мировую экономическую депрессию.

В этом году мы ужинали с Путиным в – кто бы мог подумать – шикарном ресторане рядом с конюшней и школой верховой езды. Семья президента Медведева держит в конюшне шесть лошадей, которые, предположительно, являются подарками от иностранных руководителей (российские законы относительно подарков высокопоставленным чиновникам, скажем так, расслабленные). Лошади такие же красивые, как и представители российской элиты женского пола, которых мы видели катающимися на них. Особенно заметным был огромный белый андалузский жеребец с выгнутой шеей и развевающейся гривой, который напоминал американскую лошадь Моргана.

В ответ на вежливые, но сложные вопросы о том, что еще его администрация может предложить России, Путин сосредоточился на прошлом, отметив то, как он создал стабильность и заложил основы дял экономического роста после хаоса 1990-х годов. Он повторил несколько знакомых строк, упоминая конституции российских регионов в 1990-х годах и все возможное, но не то, что они являются членами Российской Федерации.

Для своей будущей администрации, которая, по его уверениям, будет адаптироваться и отвечать на новые веяния, он предоставил крайне мало деталей почти по каждому пункту.

Самое главное то, что Путин яростно критиковал нынешний американский план по противоракетной обороне. Он назвал это продолжением холодной войны и вновь пригрозил, что Россия  разместит - не по своей воле - больше ракет, если США будут продолжать осуществлять план ПРО таким образом, что Россия ощутит угрозу для своих способностей по сдерживанию. Подобные обещания грозят серьезными штормами для российско-американских отношений, особенно если республиканцы одержат победу на следующих президентских выборах.

Конечно, сотрудничество между Россией и Западом находится в хорошем состоянии в некоторых областях. Ожидая приезда Путина, я пролистал журнал элитной российской недвижимости «Салон недвижимости», который предназначен для таких людей, как клиенты той конной школы. Среди прочего, там были владения в Великобритании, все в вызывающем слезы плохом вкусе, самое дешевое из которых стоило 4,6 миллиона фунтов стерлингов. Учитывая этические принципы сторон, действительно стоит отметить, что брак по расчету между российской элитой и современными британскими элитами является совершенно естественным. А приносит ли это что-то более низким слоям общества их стран, это другой вопрос.

Анатоль Ливен – профессор кафедры изучения войны Королевского колледжа Лондонского университета,  старший научный сотрудник вашингтонского фонда «Новая Америка». Его последняя книга, «Пакистан – сложная страна», была опубликована в этом году и появится в мягкой обложке весной 2012 года.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.