Президент России (еще пока) Медведев якобы в ближайшее время объявит, какие ответные меры примет Москва в том случае, если Запад (к Западу относимся и мы) не будет с Россией лояльно сотрудничать в отношении противоракетной обороны от нападений с восточного и юго-восточного направлений.


Русские приводят аргументы, что такая противоракетная оборона Запада может быть достаточно легко направлена и против России, и поэтому Москва хочет «гарантий», лучше всего в виде непосредственного участия в создании ПРО. В таком случае русские также получили бы право совместно решать, когда система должна быть установлена, и право блокировать работу ПРО. Такое сотрудничество, конечно, возможно, но только с надежным союзником. А это, к сожалению, к современной России не относится.

Внешнеполитический концепт нынешнего российского руководства опирается на вековую традицию международной политики России и на ее бесспорные успехи. К счастью, этот концепт очень прозрачен. Он заключается в том, чтобы создать такую ситуацию, в которой Запад и особенно области, граничащие с Россией, были бы безоружны перед «террористическим» ядерным ударом с неопределенной территории от Ближнего Востока до Пакистана. И хотя эти удары не будут тотально разрушительными, они все равно смогут вызвать хаос, несравнимо больший, чем теракты в Мадриде или Лондоне. Это будет похоже на обстрел Израиля из сектора Газа, только, наверное, в десятки тысяч раз действеннее. Кроме того таким образом может открыться путь к тому, что однажды под российское управление попадут территории, которые когда-то были российскими колониями (в том числе и Чешская республика). И все это произойдет так, что самим русским для этого не потребуется даже пошевелить пальцем.

Еще по теме: Россия срывает евроПРО


В России, безусловно, есть некоторая меланхолия после того времени, когда этой стране принадлежала примерно четвертая часть Западной Европы (мы также Западная Европа, если считать, что Европа заканчивается на Урале) и западные политики в терминологии Владимира Жириновского перед Россией ползали на брюхе. В отличие от сталинского и постсталинского периода  в сегодняшней России хоть и  существует более менее настоящее общественное мнение, но оно слишком многое готово стерпеть (например, то, что президент им сообщает, что будущие президентские выборы будут, по сути, только рокировкой, о которой он и Путин заранее договорились).

В то же время российская дипломатия, как официальная, так и закулисная, может похвастаться неоспоримыми успехами в последнее время, например, тем, что ей с помощью различных рычагов в политически нестабильной Чешской республике во время правительства Тополанека (Topolánеk) удалось фактически ликвидировать планы президента Буша по противоракетной обороне Западной Европы. Безусловно, подкупает и явная осторожность и  желание идти навстречу президента Обамы (будь я ими, я бы, конечно, учитывал, что подобная политика Никиты Хрущева по отношению к президенту Кеннеди (он тоже был демократом) закончилась позорной неудачей русских).

Еще по теме: Россия повышает тон

Конечно, речь идет не о том, чтобы советовать русским. Важно, что из этой ситуации следует для Чешской республики. В первую очередь, осознание того, что Россия в роли неоднозначного союзника гораздо опаснее, чем в роли однозначного врага. Даже Брежнев и его постсталинские предшественники и последователи и даже сам Сталин никогда серьезно не воспринимали возможность прямого военного конфликта. Желание, чтобы за них это сделал кто-то другой, а они только из-за кустов ненавязчиво помогали, здесь было всегда, но сегодня это желание может быть сильнее, чем когда-либо. Поэтому я вновь цитирую Карда Гавличка (Karеl Havlíčеk): «Тот, кто хочет о политике русского царя (я бы дополнил: будь то Путин или Медведев) иметь хорошее представление, должен, прежде всего остального, подумать, что еще никогда никто от этой политики ничего хорошего не получил и что эта политика у себя начинается и у себя же заканчивается и всегда только себя видит, а если кому-то помогает, то о том тоже уже помышляет».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.