Своим визитом в Кишинев министр иностранных дел России осуществил поставку ценных указаний для местных политических кругов, более того, составил картину общественного сознания, которое должно нас встревожить: «у нас нет ощущения, что Молдавия выбирает, быть ей с Россией или с ЕС. В независимости от результатов, которые показывают опросы общественного мнения, не существует противоречия между интеграционными процессами на Запад и Восток Европы, поскольку они преследуют одинаковые цели: свободу передвижения товаров, капиталов, услуг» сказал Сергей Лавров. Было ли это лишь вежливостью московского чиновника перед принимающей стороной, которой нужно было сохранить «европейское лицо» или, скорее, диалог, который г-н Лавров имел с молдавскими властями, усилил его ощущение, что российским интересам в Молдове ничто не угрожает? Легко предположить ответ на этот вопрос, по результатам визита российского официального лица и сделанным заявлениям.

 

 


Лавров добился продления молдавско-российского базового договора еще на десять лет, Кишинев не имел возражений, не смотря на то, что Москва не выполнила свои обязательства по прекращению поддержки приднестровского сепаратизма и полного вывода войск и вооружений из Приднестровья. Лавров предоставляет российские гарантии для «общего государства» с Приднестровьем и, как следствие, приглашает нас присоединиться к российско-белорусскому таможенному союзу. А чтобы немного польстить геополитической спеси принимающей стороны - поскольку Андрей Попов, молдавский заместитель министра иностранных дел, всe твердил о «высоком пилотаже», который показал в этих дискуссиях Кишинев - Лавров предложил Республике Молдова принять позицию России относительно американского противоракетного щита в Румынии. Последнее предложение эквивалентно известному пункту в румыно-советском договоре, подписанном Ионом Илиеску в Москве в апреле 1991 года, который предусматривал, что Румыния и СССР не будут вступать ни в какой военный союз, враждебный одной из подписавшихся сторон. Это была статья против НАТО, к счастью, она так и не сработала. Сработает ли это условие в случае Бессарабии?

Что может противопоставить дипломатия небольшой страны, сколь бы ловкими ни были еe представители, наступлению целой империи? Грузия на протяжении многих лет блокировала доступ России в ВТО (где решения принимаются на основе консенсуса), позволив себе такую храбрость: выдержала агрессивную войну и аннексию русскими некоторых территорий. Лавров не предлагал молдаванам признать «независимость» Абхазии и Южной Осетии, но разложил достаточно капканов для слабого правительства, раздираемого внутренними конфликтами, находящегося не в состоянии выполнить программу реформ, которое дало бы нам ощущение, что мы перешли Рубикон. Невозможно интегрироваться и с Россией, и с Европой, как невозможно примирить раба со свободным человеком. Лавров знает это очень хорошо, однако, утверждает обратное в Кишиневе, потому что наши власти не объяснили молдаванам, что подобного «страусоверблюдства» не существует в мире. У них были другие приоритеты.

Перевод: MoldovaNova

Еще по теме: Исповедь молдавского националиста