Пять лет спустя после начала дипломатического кризиса в отношениях Вашингтона и Москвы Дмитрий Медведев вновь идет в наступление на американскую систему противоракетной обороны. Президент России рассматривает бюджетные осложнения, которые в настоящий момент переживает Европа, как идеальный момент, чтобы похоронить натовский проект. Все это в условиях предвыборной кампании…

23 ноября президент России Дмитрий Медведев заявил об ответных мерах на развертывание системы противоракетной обороны США в Европе. Возникает вопрос: почему именно сейчас? Потому что враждебность россиян по отношению к противоракетной системе возникла еще давно.



Все началось в феврале 2007 года. В начале месяца США сообщили о подписании двухсторонних соглашений с Польшей и Чехией о развертывании в обеих странах продвинутых элементов американской системы противоракетной обороны: в тот момент говорили о «третьей зоне позиционирования», чтобы подчеркнуть, что она является в первую очередь американской. Она включала в себя радарные установки в Чехии и ракеты-перехватчики в Польше. Пять дней спустя Владимир Путин сделал громкое и резкое заявление насчет развертывания ПРО на конференции по безопасности в Мюнхене. Это стало началом долгих споров, которые длились целый год до прихода в Белый дом Барака Обамы.

Новый президент США предложил политику «перезагрузки»: он отказался от предыдущего проекта и предложил сформировать оборону на основе мобильных корабельных систем, которые смогли бы прикрыть территорию Европы от угроз с Ближнего Востока. Москва и Вашингтон подписали договор СНВ-3, обязавшись еще немного сократить свои ядерные арсеналы. В ноябре 2010 года Владимира Путина даже пригласили на саммит Североатлантического альянса в Лиссабоне. Кроме того, на саммите прозвучало заявление о создании общей для всех союзников по НАТО системы защиты от баллистических ракет, причем принять участие в проекте предложили и России. Одним словом, все шло просто замечательно.

Смотрите по теме: Новая концепция американской ПРО в Европе

Тем не менее, все это была одна лишь видимость: Россияне с подозрением отнеслись к идее о корабельных ракетах, раскритиковали планы США в Румынии и формирование натовской системы. До взрыва негодования, что произошел в четверг. Вообще, они подозревали, что этот проект ПРО является всего лишь ширмой: то есть нацелен не только на прикрытие Европы от возможных пусков иранских ракет, но и против российского ядерного потенциала, который представляет собой последний символ российско-американского стратегического паритета. Если подробнее рассмотреть ситуацию, можно понять, что россияне в первую очередь опасаются радаров слежения, которые хотя официально и направлены на Ближний Восток, с легкостью могут отслеживать происходящее на территории России и тем самым нанести ущерб ее системе ядерного сдерживания. Таким образом, враждебность никуда не делась, а сближение с Бараком Обамой рассматривается как ловкий тактический ход для контроля над противником без реального стремления к сотрудничеству. Другими словами, вопрос
не в том, почему россияне так враждебны (они всегда были так настроены и, по всей видимости, не собираются менять позицию), а почему они проявляют эту враждебность именно сейчас?

Читайте еще: СМИ о российских контрмерах в ответ на ПРО США

Обострение страха перед заграницей

В качестве объяснения большинство комментаторов приводят внутреннюю политику. В России полным ходом идет предвыборная кампания, а марте должна будет избрать президента. Причем никто ни на секунду не сомневается, что победителем станет Владимир Путин. Тем не менее, как оказалось, его популярность несколько преувеличена. Это стало ясно после боксерского поединка, когда вышедшего на ринг поприветствовать победителя Владимира Путина освистали зрители: этот отрывок из трансляции позднее показали в эфире в цензурированной версии, однако оригинал набрал на YouTube 2,5 миллиона просмотров. Чтобы повысить рейтинги накануне выборов, российские политики традиционно взывают к психозу русского народа, который боится, что его окружают враги, и ждет нападения. Критика американцев и НАТО (подавляющее большинство россиян не понимают причин существования Североатлантического альянса, раз Организация Варшавского договора распалась еще 20 лет тому назад) - отличный способ привлечь новые голоса.  

Тем не менее, одного этого объяснения явно недостаточно. Россияне - умелые шахматисты и не раз демонстрировали способность к многоуровневым ходам. Прежде всего, существует классический способ оказать давление в трудных переговорах с американцами. Так, Москва отстаивает проект интегрированного ПРО: если угроза стоит перед всей европейской зоной, то Россия, которая входит в европейское оборонное пространство, заинтересована в том, чтобы на равных принять в нем участие, то есть получить доступ не только к информации (как тактические данные, так и технические параметры самой системы), но и к процессу принятия решений. В то же время принятие решений - непростой процесс даже в среде союзников, так что передача аналогичных прав России по сути превращает ее в члена альянса. А это, сами понимаете, просто немыслимо.     



Кризис - идеальный момент, чтобы похоронить ПРО

Однако здесь речь идет о тактической позиции, которая просматривалась в течение целого года переговоров после саммита в Лиссабоне. И перед нами опять-таки встает все тот же вопрос: почему сейчас? Здесь можно сформулировать одну гипотезу. На саммите в Лиссабоне генеральный секретарь Североатлантического альянса Андерс Фог Расмуссен (Anders Fogh Rasmussen) сообщил всем, кто был готов слушать, что противоракетная оборона будет стоить 200 миллионов евро в течение 20 лет. При этом речь идет об одной только командной верхушке: вся система целиком обойдется в сумму от 15 до 20 миллиардов евро. Большая часть этих средств будет выплачена американцами, но их объем все равно представляет проблему: смешанная комиссия из республиканцев и демократов в Вашингтоне так и не смогла прийти к компромиссу по бюджету, в связи с чем все движется к резкому сокращению расходов в оборонной сфере. Различные американские лобби будут яростно бороться за то, чтобы под нож не попала именно их программа. То есть у россиян есть возможность подорвать проект ПРО с точки зрения бюджетных сокращений.

Кроме того, Москва не оставила без внимания нынешний экономический и бюджетный кризис в Европе: принцип разделяй и властвуй актуален как никогда. Большинство стран идут на резкие сокращения своих оборонных бюджетов: Германия, Великобритания, Нидерланды, Греция… Все это создает ощущение трансатлантического раскола, особенно на фоне заявлений министров обороны США (Роберта Гейтса в июне, Леона Панетты осенью) с критикой урезания европейских бюджетов. В условиях обострения кризиса Россия так или иначе пытается подчеркнуть финансовый вес ПРО в глазах и так не желающих тратиться на оборону европейцев, что к тому же позволяет подпитывать разногласия на двух берегах Атлантики. Долгосрочная задача стоит следующим образом: сформировать расширенное (значит с участием России) европейское оборонное пространство, что соответствует принятой Москвой еще несколько лет назад стратегической программе. Кроме того, именно об этом говорил президент Медведев четыре года назад, сделав такую цель константой своего внешнеполитического курса. Таким образом, у заявления президента России, как это часто бывает, просматривается сразу множество граней.

Еще по теме: Медведев против ПРО

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.