Москва – Прозвучавшие на прошлой неделе предупреждения российского президента Дмитрия Медведева о мерах, которые Россия предпримет в том случае, если США и НАТО продолжат работу над созданием системы ПРО в Европе,  хоть и звучат жестко, не являются концом российско-американской перезагрузки. Это лишь предвыборный перерыв в российско-американской дипломатии.

Но его заявление и - даже в большей степени - ситуация с усилиями по российско-американскому контролю за вооружением, демонстрируют то, насколько по-разному ядерные державы воспринимают значимость друг друга. Для Вашингтона Россия скатилась к концу списка приоритетов. А вот российская политическая элита и представители спецслужб, напротив, все еще одержимы США.

В телевизионном обращении Медведев предупредил, что если США продолжат размещение системы ПРО в Европе, Россия укомплектует баллистические ракеты перспективными комплексами преодоления ПРО, разместит тактические ракету у границы с Польшей и, возможно, выйдет из договора СНВ-3.

Еще по теме: Почему "перезагрузка" играет на руку США, но не России

Жесткий тон был вызван ожидаемым многими провалом в попытках договориться с президентом Бараком Обамой на прошедшей в начале месяца встрече в Гонолулу о получении юридических гарантий того, что система НАТО не будет использована против российских межконтинентальных баллистических ракет.

Для отказа Обамы есть несколько причин, одна из которых – внутренняя. В некотором отношении, ведение переговоров между Белым домом и Республиканской партией в Вашингтоне, а также с частью американского правительства о любых соглашениях по вооружению с Россией сложнее, чем переговоры с самими россиянами.



Что касается России, то через год после многообещающего саммита НАТО в Лиссабоне, на котором Россия и альянс объявили о том, что они находятся на пути к стратегическому партнерству, и менее чем за год до американских президентских выборов россияне решили, что им нечего ожидать от Обамы в вопросах вооружения до конца его срока.Что касается ответа Медведева, то он, возможно, поступил не самым умным образом, но и вред пока нанесен не столь большой.

Одна из мер, перечисленных российским президентом, - введение в эксплуатацию строящегося радара в Калининграде - относится к раннему предупреждению ракетной атаки, а не к противодействию будущей системе ракетной защиты НАТО.

Читайте еще: Трещины в перезагрузке?

Похожим образом, обеспечение новых российских стратегических ядерных боеголовок улучшенной способностью преодолевать зону ПРО – это давно работающая программа, которая продолжит существовать, пока политика сдерживания остается основным вопросом стратегических отношений между Россией и США.

Что же касается СНВ-3, то Россия мало что приобретет, выйдя из него. Прежде, чем это делать, стоит оглянуться назад, на опыт российско-американской гонки вооружений и ее роли в смертельном истощении Советского Союза.

Более темное, однако и далекое заявление о размещении в Калининграде и Краснодаре ракетных систем «Искандер», нацеленных на Польшу и Румынию, является каким угодно, но не умным. Угрожая странам, в которых будут размещены американские перехватчики, Россия обновит свою репутацию страны, угрожающей безопасности Европы, и поможет сплотить НАТО, что может привести к новой конфронтации, если США повысят ставки и создадут угрозу для России, подобной евроракетам начала 80-х годов.



Теперь, когда Европа и Россия опустились в списке приоритетов Пентагона, новый Карибский кризис кажется неправдоподобным. Тем не менее, неспособность найти компромисс в вопросе системы ПРО за последний год показала серьезные и тревожащие аспекты американского и российского аппаратов безопасности.

Еще по теме: Вторая Карабахская война

Помимо вопросов, связанных с Афганистаном и в некоторой степени - с Ираном, США воспринимают Россию как маловажного партнера. Да, США воспринимают Россию как угрозу безопасности в связи с сильными антиамериканскими настроениями в большей части российской элиты и тесными связями Москвы с несколькими антиамериканскими режимами. Но по мере того, как США все больше внимания уделяют Азиатско-Тихоокеанскому региону, они в целом игнорируют Россию, чье присутствие и влияние в регионе считается ничтожным.

В свою очередь, россияне продолжают воспринимать США через старую советскую призму противостояния сверхдержав. Большая часть официальных лиц в Москве отказывается принимать Иран как главную причину совместных усилий США и НАТО по системе ПРО и воспринимают ее как прикрытие для снижения российского потенциала сдерживания. Из этого и исходит настойчивость Москвы по вопросу двойной системы управления, которая даст России возможность блокировать систему НАТО, или идее секторального подхода, который бы закрыл средствам НАТО доступ к Северной Европе, откуда они могут угрожать российским ракетам, и – фактически - по требованию нового соглашения по антибаллистическим ракетам в форме юридически обязывающих гарантий.

Ситуация явно ассиметрична: в то время как США не сильно заботятся о России, российская гордость отказывается это принять, предпочитая верить, что США лишь пытаются скрыть свое глубокое желание ослабить и, если возможно, уничтожить Россию.

С этим можно смириться, но правительства обеих стран сильно облегчат себе жизнь, если начнут улучшать состояние отношений между ними.

Читайте еще: Защита перезагрузки от нападок

Россия не станет союзником США, но существуют определенные области, в которых связь с Россией была и будет выгодна Вашингтону: нераспространение ядерного оружия, терроризм, региональные вопросы, включая Азиатско-Тихоокеанский регион.

Для России попытки вернуть себе статус политической и военной ровни США и через перевооружение восстановить равновесие сил устрашения как единственную приемлемую основу для двусторонних отношений могут дорого стоить в политическом и финансовом смысле.

Несмотря на отсутствие прогресса на данный момент, ПРО продолжает быть фактором, возможно меняющим правила игры в этих удручающе архаичных стратегических отношениях между Вашингтоном и Москвой. России необходимо жестко посмотреть на свою переговорную позицию и очистить ее от нереалистичных и фактически бесполезных требований по юридическим гарантиям от США о ненападении. Со своей стороны, США должны рассмотреть возможность крупной передачи технологий  России в рамках сотрудничества по ПРО.

Если дипломатический перерыв между Россией и США не будет использован для серьезной подготовки и создания каналов для интенсивного диалога по установлению атмосферы доверия между Россией, с одной стороны, и США с их союзниками – с другой, то взаимно гарантированное уничтожение, сравнимое со временами холодной войны, останется основой безопасности в Евро-Атлантическом регионе.

Дмитрий Тренин - директор московского Карнеги-центра.