Позвольте мне записать кое-какие мысли по поводу прошедших недавно парламентских выборов. Я сижу в ресторане гостиницы в деревне Эсто-Садок, расположенной в непосредственной близости от горнолыжных курортов, где пройдет часть соревнований Зимней Олимпиады 2014 года. Протесты в Москве далеко. Я могу следить за событиями в Твиттере, но я искренне сомневаюсь, что протесты к чему-то приведут. Несколько тысяч это ничто. Аресты – обычное дело. Проведя в России последние девять дней, я могу сказать, что революции не будет. Эволюция, с другой стороны, видна отчетливо.

Еще по теме: Никакой революции в Москве


Во-первых, в день выборов в России можно было наблюдать, как минимум, две игры. Конечно, есть реальное голосование и подсчет голосов, определяющий выбор народных представителей в Думу. Кроме того, есть еще игра, в рамках которой владельцы заводов, директора больниц и школ пытаются продемонстрировать свое влияние. Школы, больницы и им подобные - это места, где люди голосуют, и каждый из этих избирательных участков стремится привлечь внимание местных властей с помощью обеспечения наибольшей явки. Появившись на радаре властей, они ожидают получить в грядущие годы финансовую и административную помощь. Например, учителя просят родителей своих учеников голосовать именно в их школе. Часто родителям приходится получить для этого открепительный талон, что объясняет высокий спрос на эти листки бумаги. Я видел отчеты об избирательных участках, где закончились открепительные талоны, несмотря на то, что их количество увеличивалось с каждыми выборами.



Люди с открепительными талонами по-прежнему могут голосовать так, как хотят, но к тому времени лед уже стал по-настоящему скользким. Если я голосую не только за правительство, но и за школу моих детей, почему бы не перестраховаться и не проголосовать за «Единую Россию»? Что подумают власти, когда школа продемонстрирует высокую явку избирателей, но большинство голосов будет отдано оппозиционным партиям?

Еще одной тактикой для привлечения избирателей является организация лотерей. В Краснодарском крае помимо денежных призов участники могли выиграть семь домов и семь машин. Все бы хорошо, если бы ты не должен был предоставить доказательство своего голосования в будках, укомплектованных добровольцами из молодежных движений «Единой России». Они, конечно, не могут увидеть, за кого именно ты проголосовал, но все же. Это слияние организаторов выборов с партией власти повсеместно. В некотором роде это неизбежно в стране, где почти все губернаторы и мэры принадлежат к одной партии. С другой стороны, есть случаи, когда эти возможности были использованы партией власти слишком явным образом. Самыми заметными были «общие» предвыборные плакаты, призывавшие людей проголосовать. Печать этих плакатов была профинансирована ЦИК, но в основном на них были изображены политики «Единой России». Плакаты, на которых были изображены другие политики, были так похожи на плакаты, продвигавшие «Единую Россию», что неинформированные люди вполне могли быть введены в заблуждение.

Этот так называемый административный ресурс мог принести «Единой России» дополнительные 10-15% голосов. С другой стороны, было очевидно, что высокомерие предвыборной кампании «Единой России» оскорбило большую группу избирателей и заставило их провести обдуманное протестное голосование. Не потому, что они думают, что программы и политики оппозиционных партий лучше, а потому, что они хотят показать «Единой России», что она не контролирует их голоса. Это, конечно, предположение, но если определить число протестных избирателей как 5-10% от общего числа голосовавших, число сомнительных голосов, полученных «Единой Россией» также составит от 5 до 10%.

Читайте еще: "Единая Россия" использовала любые средства для победы

«Единая Россия»

Что приводит меня ко второй мысли. Можно поставить под сомнение размер победы «Единой России», но сама победа реальна. Большинство умелых и опытных политиков и бюрократов является членами этой партии. Это означает, что коридорах власти просто-напросто слишком мало оппозиционных политиков, что не позволяет избирателям предугадать, что случится, если к власти придут другие партии. В ходе предвыборной кампании было много разговоров о необходимости голосовать в знак протеста за коммунистов, но мне кажется, вы можете почувствовать неуклюжесть этого довода. Оглядываясь назад, мы видим, что большая часть этих протестных голосов отошла «Справедливой России», но в случае со «Справедливой Россией» люди знают, что победы этой партии на местном уровне в ходе выборов 2007-2008 годов не принесли хороших результатов с точки зрения управления. Многие избиратели, выражавшие поддержку нравящимся им должностным лицам, голосовали за «Единую Россию». Надо быть слепцом, чтобы не заметить, что за прошедшее десятилетие уровень жизни значительно улучшился.



В целом мне бы также хотелось заметить, что незначительное большинство (с точки зрения мест в парламенте) уже довольно давно было для «Единой России» предпочтительным и ожидаемым вариантом. Дальнейшая монополизация политики «Единой Россией» могла привести к реальной революции; к ней же могло привести и сильное поражение. Революция это то, чего хотят очень и очень немногие люди. Буду абсолютно честен: я не очень-то высокого мнения о людях, которые приходят в азарт от революций.

Еще по теме: Нельзя, чтобы один клан обладал монополией на власть

Медведев


Однако, улучшение уровня жизни это одна сторона истории, а вот стиль управления – совсем другая. Что ведет меня к третьей мысли. Рискуя чрезмерными обобщениями, можно, тем не менее, разделить российское население на часть, предпочитающую полуавторитарное или патриархальное правление, и на другую часть, желающую более либерального управления, поощряющего личную ответственность отдельных граждан. Выбор Путиным Медведева на роль своего преемника явным образом был результатом политических расчетов о том, что вторая группа растет в размерах. Однако президентство Медведева оказалась ни провальным, ни особо успешным. У Медведева не было отдельного источника полномочий, который он мог бы выложить на стол, как это сделал поддержанный в 1992 году армией, а в 1996 году олигархами Ельцин, и у него не было поддержки силовиков и всей остальной растущей бюрократии, которые стояли за Путиным. Медведев положился на людей, чтобы получить поддержку своим реформам – например, он предложил пользователям интернета возможность комментировать законопроект по реформе правоохранительных органов. Однако эта поддержка так и осталась ограниченной, пассивной и скептической.

Еще по теме: Как Медведеву спасти свое наследие


Однако за прошедшие годы многое изменилось. Осведомленность людей о своих правах быстро растет, не в последнюю очередь из-за того, что интернет и традиционные СМИ много пишут на эту тему, но до этих выборов у людей не было значимой возможности испытать эти чувства вместе. Выборы стали совместным мероприятием, обозначившим перемену в умонастроениях.

Отсутствие видимой поддержки Медведева или либеральных реформ, которые он мог бы провести, получив большую опору, должно было стать одной из основных причин, по которой Путин решил вновь принять участие в президентских выборах. Он, должно быть, посчитал, что часть населения, нуждающаяся в патриархальном типе правления, по-прежнему остается большой.

Это, вероятно, опрометчивое решение вполне могло стать последней каплей, пробудившей ту часть населения, что желала другого стиля руководства. Высокомерие, с которым это решение было навязано им, заставило многих людей провести в ходе этих парламентских выборов протестное голосование, таким образом создав общий опыт желания перемен, которого в предыдущие годы не наблюдалось.

В результате произошло нечто неожиданное. Когда Путин и Медведев вышли вместе, чтобы прокомментировать результаты выборов, наиболее уверенно выглядел именно Медведев. Действующий президент принял (просчитанные) потери мест очень спокойно. Поздравив партию, чей список он возглавлял, с достойной кампанией, Медведев заговорил о будущем, в котором можно будет добиться многих других побед. Люди в зале отреагировали с облегчением, аплодируя с улыбками и глядя на Медведева. Путин, с другой стороны, казался брюзгливым стариком. Я не помню, что именно он сказал, но аудитория (аккредитованные члены «Единой России») застыла и опустила глаза вниз.

Читайте еще: Подзатыльник "медведепутинистам"

Конечно, это был лишь момент. Нельзя ожидать, что Медведев выступит против Путина. Тем не менее, эти выборы показали людям, принимающим решения, что они могли недооценить российское население и вполне могли сделать неправильный выбор в отношении кандидатуры следующего президента. Во время нового президентского срока Путин может все больше начать полагаться на более либерального Медведева. У истэблишмента просто нет другого варианта, кроме более современного и расслабленного Медведева в роли символа, показывающего, что они осознают перемены в обществе. В конце концов, политика должна отражать устремления народа, а не наоборот. Россия меняется, не через революцию, а через эволюцию.

Перемены


Последняя мысль касается усилий российской наблюдательной организации ГОЛОС. Вы, возможно, читали об абсурдных контробвинениях в СМИ и о том, что наблюдателей не пускали на избирательные участки. Однако, настоящим достижением организации стал сайт, на котором люди делились информацией об использовании административного ресурса в ходе предвыборной кампании. Собрав впечатления и мнения людей со всей страны, ГОЛОС внес значительный вклад в общий опыт, в коллективное осознание того, что люди желают большей политической конкуренции и ЦИКа, который может действовать более независимо от партии власти.

Таков голос интернет-поколения. Они не хотят революции. Все, чего они хотят, это быть услышанными. Теперь они знают, что не одиноки. Проведя девять дней в России, и побывав за пределами больших городов, я уверен в одном: возвращение Путина в президенты станет аномалией в эволюционирующей России, а не приметой России стагнирующей.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.