Может быть, результат был достигнут благодаря многочисленным мошенничествам, о которых официально заявили как международные наблюдатели, так и российские избиратели через Интернет, но, в конце концов, партия «Единая Россия» Путина смогла добиться абсолютного большинства мест в Думе (238 из 450). По воскресным подсчетам, казалось, что  они его потеряли.

Смотрите по теме: Предварительное распределеение мандатов в Госдуме


Поэтому, когда в марте следующего года «царь Владимир» будет избран в третий раз президентом Российской Федерации после президентства Медведева, ему не нужно будет заключать союзы с другими партиями, чтобы править страной. Другими словами, в его руках вновь будет почти абсолютная власть, но если в его намерения действительно входит ее удержание в течение двух последовательных мандатов, то есть, если он хочет остаться у руля страны до 2024 года, он все же должен учитывать настроение избирателей.



Чего должна ждать Россия и остальной мир при такой перспективе? История последних двенадцати лет может помочь нам ответить на этот вопрос. Сначала бывший руководитель КГБ, вознесенный на вершину власти после хаотического правления Ельцина, казался надежным и склонным к сотрудничеству партнером Запада. Многие еще помнят обмен любезностями с Джорджем Бушем, флирт с Германией Шредера, прием России в G8 и Политический совет НАТО, чему способствовал также Сильвио Берлускони. В течение первого мандата Путина действительно казалось, что Россия сможет интегрироваться в западную политическую систему и внести свой вклад  в решение больших международных проблем, от иранской атомной бомбы до израильско-палестинского конфликта. Эта иллюзия продолжалась недолго.

Как только чеченский мятеж был подавлен в крови, а экономические проблемы страны в какой-то степени разрешились благодаря повышению цен на углеводороды (Россия является их главным производителем в мире), поведение «царя Владимира» постепенно изменилось до такой степени, что он в некоторых случаях стал прибегать к тону времен холодной войны.

Читайте еще: Как во время холодной войны

Его главной целью стало восстановление российской гегемонии во всех бывших республиках СССР и возвращение стране роли великой державы, имеющей голос во всех международных вопросах. Отсюда вытекает и ясная оппозиция расширению НАТО и Евросоюза в восточном направлении, объявление войны американскому проекту создания противоракетного щита против стран-изгоев, агрессия против Грузии, обструкция в Совете Безопасности санкциям против Ирана и Сирии и даже объявление о неизбежном обновлении ядерного арсенала.

Постоянной составляющей стало обострение шовинистического тона накануне выборов в предположении, что национализм является до сих пор очень распространенным чувством среди населения. Весьма вероятно, что если экономическая конъюнктура не вынудит его перейти к более мягкому тону, то он будет и дальше гнуть свою линию, никогда не переходя через край, потому что если Европейский союз нуждается в России в качестве поставщика энергии, то и  Россия, допустившая полный разрыв с западным миром, в свою очередь окажется в трудном положении.

Читайте еще: Энергетическая зависимость Евросоюза от Москвы


На внутреннем фронте неизвестных еще больше. Уже сейчас, несмотря на довольно либеральную Конституцию и регулярное проведение выборов, Россия больше не является ни истинной демократией, ни страной с настоящей рыночной экономикой, а еще менее правовым государством. Постепенно Путин обеспечил себе почти тотальный контроль над средствами массовой информации и аппаратом правосудия. Он восстановил власть центра над провинциями и расставил верных ему людей на всех постах власти. Как мы увидели в воскресенье, если результаты выборов надо «подправить», он без колебаний их  подправит.

После того как он сильно ограничил власть олигархов, которые пытались ему противостоять, он снова национализировал большую часть тяжелой промышленности и почти как ежик ощетинился против иностранных инвестиций. Большая часть экономики сегодня находится под прямым или косвенным контролем Кремля. В результате в воздухе начинает чувствоваться застой эпохи Брежнева.

Читайте еще: Брежневский синдром Путина

Что касается потенциальной политической оппозиции, царь Владимир ослабил поводья  коммунистам и националистам, но он безжалостно смел на обочину либералов, переживших эпоху Ельцина и более решительно противостоящих его экономической политике. Если эти тенденции продолжатся, в ближайшие шесть (или двенадцать) лет политическая инволюция может завершиться, что негативно скажется на соблюдении прав человека. Но с точки зрения многих наблюдателей, хоть и критикующих Путина, он все-таки имеет оправдание: возможно, автократия до сих пор является единственной системой, которая  в состоянии удержать от распада такую сложную страну как Россия, которая демократии западного типа никогда не знала.