Встречаясь три недели назад с международной группой политологов и экспертов по российской внешней политике, включая и автора данной статьи, премьер-министр Владимир Путин признал, что граждане России не чувствуют достаточной связи с лидерами страны. Тем не менее, он сказал, что «мы думаем о том, что сделать для того, чтобы люди ощущали более тесную связь с властями на муниципальном, региональном и федеральном уровнях, чтобы они имели больше влияния на власти, и имели обратную связь». Вне зависимости от неполноценного и несовершенного избирательного процесса, российские избиратели обеспечили эту обратную связь г-ну Путину и правящей партии «Единая Россия» на выборах 4 декабря в Государственную Думу страны, нижнюю палату парламента.

Смотрите по теме: голосование за "Единую Россию" в регионах страны

Голосование свидетельствовало о мощном символическом поражении не только Путина, но и президента Дмитрия Медведева, который театрально объявил в сентябре, что он не будет переизбираться на второй срок в президенты, чтобы сконцентрироваться на том, чтобы привести партию «Единая Россия» к победе. Даже с учетом получивших широкое распространение сообщений о нарушениях на выборах – включая более чем 90-процентную поддержку правящей партии в Чечне и в многочисленных психиатрических лечебницах, и другие «ненормальные» сообщения, которые появятся – «Единая Россия» набрала 49,3% голосов в свою поддержку. В 2007 году партия получила 64% голосов.

Важно признать, что поражение «Единой России» является преимущественно символическим, а не значительным. Говоря с практической точки зрения, у «Единой России» все равно будет 238 мест из 450 в Госдуме. И хотя у партии больше не будет достаточного количества голосов, чтобы единолично вносить изменения в Конституцию, ее лидеры смогут проводить законы и принимать другие решения большую часть времени, если не постоянно. Но символичность важна, и со временем восприятия могут создать новую реальность, деморализуя «Единую Россию», делая более энергичными оппозиционные партии и поднимая вопросы относительно путинской власти внутри России и вне ее. Управление каналами связи в плане реагирования на общественные восприятия и настроения станет ключевым приоритетом для российского бывшего и будущего президента как до, так и после мартовских президентских выборов.



На данный момент Путин действует осторожно, публично выражая свою реакцию на выборы, и, по-видимому, стремясь изобразить результаты как естественные и ожидаемые, тем самым не создавая особенных проблем для нынешнего правительства или для своей кандидатуры в президенты, и одновременно давая сигнал о своем намерении осуществить перемены. Утрата части голосов поддержки «Единой России» была «неизбежной для любой политической силы, особенно для той, которая не первый год несет бремя ответственности за ситуацию в стране», - сказал Путин через два дня после голосования. В тот же день он заявил членам «Единой России», что он планирует осуществить перестановки в правительстве и уволить некоторых из назначаемых губернаторов после мартовских президентских выборов. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков добавил, что «россияне ожидают от Путина в новой редакции новых идей».

Читайте еще: Полезное поражение Владимира Путина

Интересным вопросом является вопрос о том, достаточно ли будет одних лишь «новых идей» для удовлетворения российских избирателей. Со времен окончания периода президентства Бориса Ельцина правительственные перестановки часто происходили перед выборами именно по этой причине – хотя, конечно, в предыдущих случаях влиятельный президент выбирал нового премьер-министра и переназначал других ключевых функционеров. Такая возможность не то чтобы легко доступна для Медведева и Путина, ни один из которых, вероятно, не будет приветствовать перспективу ухода в отставку на данный момент. В отсутствие этого, неясно, продемонстрирует ли увольнение нескольких правительственных министров новое направление. Выглядит вероятным, что российские политические лидеры и их довольно искушенные советники понимают это.

Вызовом для Путина и Медведева является то, что ни они, ни лидеры «Единой России» не могут назвать партию понятной и последовательной политической силой со значимой философией или программой вне связи с поддержкой так называемого тандема в виде путинско-медведевского руководства. В отсутствие такого определения сами русские цинично называют «Единую Россию» партией власти. Незадолго до выборов, однако, этот цинизм перерос в отвращение, выразившееся в придуманном блогером Алексеем Навальным прозвище «Единой России» как «партии жуликов и воров».

Еще по теме: Как россияне ответили на нефтяную самоуверенность Путина

Путин назвал это обозначение «клише», и заявил, что «в этом обычно обвиняют не конкретную политическую партию, а власти в целом». Однако, учитывая то, что Путин выступал против коррупции со времен своего прихода в президенты в 2000 году, и что Медведев делал то же самое со времен своего собственного избрания в 2008 году, как долго могут они избегать ответственности за это в глазах российских граждан? Результат выборов заставляет предполагать, что многие русские уже не готовы это терпеть.



Это фундаментальная проблема, которая в особенности стоит перед Путиным – широко разделяемое восприятие, что он правит страной. Его воспринимаемый контроль (который в действительности, возможно, слабее, чем многие думают) – это обоюдоострый меч; невозможно осуществлять контроль, не принимая на себя ответственность. После более чем десятилетия пребывания в состоянии исключительного и превосходящего других политика, русские, возможно, начали оценивать путинский послужной список в качестве лидера и сравнивать его слова с его достижениями.

По иронии судьбы, с этой точки зрения достижения «Единой России» на думских выборах могут дать становящемуся во второй раз президентом Путину полезную политическую возможность разделить ответственность, что может стать особенно привлекательным в эпоху глобального экономического кризиса, который может опустить цены на нефть и серьезно ослабить российские экономические перспективы. С одной стороны, «Единая Россия» остается доминирующей в Думе, и имея большинство голосов, может определять итог большинства голосований в парламенте; несмотря на свою снизившуюся репутацию, партия остается убедительной и действенной политической силой. С другой стороны, однако, «Единая Россия» может позиционировать себя как возлагающую вину на других – при необходимости – позволив оппозиционным политикам возглавить некоторые думские комитеты, это уже было в прошлом. Аналогичным образом Путин может пригласить избранные фигуры от оппозиции работать министрами правительства. Это расширит «партию власти» посредством кооптации и ограничит способность оппозиции вызывать проблемы. Не приходится и говорить, что подобная стратегия должна будет сфокусироваться на лояльной оппозиции, означающей партии и личности, которые предпочли бы иную политику, но не бросали бы вызов российской политической системе в целом. На данный момент, группа последних (тех, кто бросает вызов системе) остается маргинальной, хотя протесты в Москве и реакция сил безопасности явно показывают, что российские лидеры относятся к проблеме серьезно.

В то время как некоторые в лояльной оппозиции могут выиграть от думских выборов, российские губернаторы могут стать в особенности уязвимыми за недели до президентских выборов 4 марта. Не могущие осуществить перестановки в правительстве до президентских выборов, Путин и Медведев вполне могут поддаться политическому соблазну уволить одного или более губернаторов по обвинениям в коррупции. Губернаторы, рассматривающиеся как неэффективные, могут стать наиболее вероятными мишенями; правительственные прокуроры практически ничем не сдержаны в вопросе построения коррупционных дел в отношении любого, кого они выберут. Путин фактически уже сказал, что разочаровывающие результаты «Единой России» частично могут быть приписаны разочарованию в местных властях.

Читайте еще: Российскому среднему классу надоел Путин

Что бы он ни решил делать, у г-на Путина сейчас есть менее трех месяцев до президентских выборов, которые, как некоторые говорили всего несколько месяцев назад, он выиграет «с вероятностью 200%». Он столкнется с проблемой трудного балансирования в политике, на него будет оказываться давление с целью делать то, что необходимо, чтобы завоевать народную поддержку, возможно, включая значительное увеличение государственных расходов до выборов, что может впоследствии ухудшить российскую экономическую дилемму. Более того, после думских выборов г-н Путин и его советники могут верить в то, что явная победа в первом туре (требующая большинства голосов) на президентских выборах является крайне необходимой для демонстрации его сохраняющегося авторитета, а также для того, чтобы избежать непредсказуемого голосования во втором туре. Тем не менее, российская общественность, кажется, становится все более чувствительной к электоральным манипуляциям, и российские власти должны также опасаться слабых перспектив на президентских выборах, требующих значительных и явных фальсификаций для гарантирования путинской победы. Это может спровоцировать опасную и дестабилизирующую отрицательную реакцию по всей России.

После выборов 4 марта коррупция, судя по всему, останется у русских принципиальным поводом для недовольства. Это также главное препятствие на пути стабильного экономического роста в России и клей, удерживающий от развала российскую политическую систему. Вдобавок, хотя задача будет чрезвычайно сложной, трудно придумать лучшее время для г-на Путина, чтобы он, наконец, начал решительно бороться с коррупцией, как он обещал много лет назад. Это потребует увольнения некоторых ведущих чиновников, включая некоторых из его союзников, чтобы эта политика стала вызывающей доверие и эффективной, и набора новых и чистых (но, возможно, не совсем незапятнанных) функционеров. Успех в борьбе с коррупцией, ведущий к новым инвестициям, росту и появлению новых рабочих мест также уменьшит влияние российской лево-националистической оппозиции – самой серьезной угрозы путинскому режиму.

Настоящая борьба с коррупцией продемонстрирует многим российским гражданам, что Путин получил сигнал обратной связи и будет действовать согласно ему, в соответствии с заявленными ранее намерениями. Как новый президент в будущем году, однако же, г-н Путин также поступит хорошо, если будет требовать и прислушиваться к сигналам обратной связи со стороны своего собственного правительства, включая высокопоставленных чиновников. В прошлом мало кто из них, кроме Медведева и бывшего первого вице-премьера Алексея Кудрина осмеливался не соглашаться с ним. Кудрин, в частности, был уникален в том, что был способен вступать в споры с г-ном Путиным, говоря ему в лицо неприятную правду. Задача управлять Россией становится жестче и сложнее, и президенту потребуются самые лучшие и самые честные советы, чтобы он мог делать это.

Еще по теме: Брежневский синдром Путина


Итогом после российских выборов является то, что Путин, Медведев и «Единая Россия» остаются в доминирующем положении, но утратили ауру непобедимости, которой они, и в особенности Путин, наслаждались многие годы. Россия в целом, кажется, выглядит стабильной, но при этом менее стабильной, чем она была в прошлом месяце или в прошлом году. Что самое важное для американцев – оппозиционные партии, которые хорошо выступили на выборах, склонны быть более скептически настроенными по отношению к Соединенным Штатам, чем российские власти, которые уже являются сложным партнером. Для Вашингтона это, вероятно, означает, что обеспечение сотрудничества с Россией по ключевым вопросам внешней политики, таким как иранский вопрос, никоим образом не станет более легкой задачей.

Пол Сондерс (Paul J. Saunders) – исполнительный директор Центра национальных интересов (The Center for the National Interest) и издатель The National Interest. С 2003 по 2005 годы работал в Госдепартаменте.