Все чаще и чаще говорят о том, что Владимиру Путину придется ослабить свои рычаги власти, если он хочет остаться российским лидером. Его рейтинг, достигавший год назад 80%, сейчас упал до 60%, в том числе, среди прочего, из-за неопределенного экономического будущего; из-за критиков режима, пользующихся растущей популярностью интернета, и медленно вызревающего в обществе отвращения к циничному плану премьер-министра вернуться в президенты в будущем году. Обычно высокомерный Путин визуально подтвердил эти перемены: казалось, он был потрясен, когда в прошлом месяце его появление на ринге в ходе матча по боевым искусствам было освистано.

Результаты воскресных парламентских выборов, по-видимому, нанесли еще один удар по авторитаризму Путина. Его партии «Единая Россия» не удалось вновь набрать большинство, она набрала лишь слегка меньше 50% голосов, что стало ощутимым снижением по сравнению с внушительными 65% на предыдущих выборах четыре года назад, которые давали возможность партии вносить изменения в Конституцию. Но результаты выборов на самом деле не сулят ничего хорошего тем, кто надеялся на либерализацию: они отнюдь не ограничат будущее президентство Путина и дадут ему больше власти, чем в случае, если бы «Единая Россия» выступила на выборах лучше.

Читайте еще: Не то, что планировал Путин

Как свидетельствует прошлый опыт, крайне маловероятно, чтобы российские власти позволили избирателям определять судьбу важных национальных выборов. На этот раз видеоролики, размещенные на сервисе YouTube, демонстрировали тайники с фальшивыми бюллетенями, которых как минимум в одном городе набралось больше чем 100%. В Чечне же «Единая Россия» в лучших советских традициях набрала 99% голосов. Нет сомнений, что это только вершина айсберга: получить правильные результаты - нелегкая задача.



Так зачем же Путин позволил своей собственной партии терять 15% голосов на выборах? Частично это объясняется тем, что в условиях устойчивой утраты популярности «Единой России» за последний год - особенно после блестящей кампании блогера Алексея Навального, запустившего в массы придуманный в отношении партии эпитет «партия жуликов и воров», - что-то меньшее, чем значительная потеря голосов на выборах «Единой Россией», вряд ли было бы правдоподобным - даже по фантастическим стандартам Кремля. Результат удобен не только тем, что позволяет выпустить некоторую часть пара народного недовольства (ведь как ни крути, а партия власти утратила значительную долю голосов по сравнению с ее результатом на предыдущих выборах), но и тем, что он дает возможность отклонить обвинения в авторитаризме как на родине, так и за границей. А чтобы нагоняй «Единой России» не слишком сильно взбодрил оппозицию, полиция напомнила, кто главный, арестовав Навального вместе с сотнями других участников акции протеста против подтасовки итогов голосования в понедельник.

Еще по теме: Выборы в Думу и будущее России

Сам Путин дистанцировался от «Единой России» задолго до выборов, в том числе создав параллельную организацию с по-военному звучащим названием «Объединенный народный фронт». А реальный ущерб в связи с итогами голосования был нанесен репутации лояльного президента Дмитрия Медведева, возглавившего предвыборный список «Единой России», который по договоренности с Путиным вскоре станет премьер-министром.

Все это, похоже, очень хорошо соответствует замыслам верховного лидера. Разговоры о какой-либо угрозе ожидаемой путинской победе на выборах будущего года совершенно неактуальны и носят чисто теоретический характер, так как он создал ситуацию, гарантирующую, что никакой иной кандидат не способен бросить ему вызов. Если он будет снова избран президентом, Путин не утратит ни капли реальной власти, потому что сохранит за собой возможность проводить любые законы через парламент. Сейчас он просто станет полагаться на поддержку со стороны других, не менее уступчивых прокремлевских партий, вдобавок к той же самой поддержке со стороны «Единой России». Что более важно, ослабевшие позиции крупнейшей партии в эти неопределенные и неустойчивые времена вовремя исключают любую возможность мятежа политиков из группы большинства. И тут мы приходим к самому главному: ослабление российской «партии власти» укрепляет позиции Путина как вероятного президента.

Читайте еще: Чего нам ждать от Путина?

Четыре года назад, до того, как Путин отказался от широких президентских полномочий в конце срока двукратного пребывания на президентском посту, он укрепил «Единую Россию», как и свой имидж полуобнаженного, ездящего на лошади и вооруженного до зубов человека действия. Ему нужно было ослабить президентскую власть, чтобы усилить власть свою личную. Прокремлевские чиновники даже распространяли слухи в то время о переходе с президентской на парламентскую форму правления, чтобы гарантировать, что Медведев, назначенный Путиным «временным заполнителем места в президентском кресле», никогда не будет угрожать статусу Путина в качестве «национального лидера». При необходимости Путин мог воспользоваться своим положением лидера большинства для инициирования процедуры импичмента в отношении действующего президента. Сейчас, когда он вот-вот вернет себе президентские полномочия, Путин заинтересован в обратном: в снижении влияния партии и будущего премьер-министра. То, что человек, возглавивший списки «Единой России» - даже не член этой партии, совершенно неслучайно.

Путин является мастером управления через приспешников, действующих вместо таких институтов, как парламент, и это давняя российская традиция. Результаты воскресных выборов хорошо укладываются в рамки его десятилетнего проекта по расширению своей личной власти посредством дестабилизации институтов и обеспечения того, чтобы элиты страны не угрожали его роли верховного арбитра. С его точки зрения, утрата популярности «Единой Россией» - это хитрая политика, а также хороший пиар.

Грегори Фейфер пишет книгу о российском обществе и особенностях российского характера.