Когда я смотрел на первые результаты голосования, переключаясь с Твиттера на политические блоги, у меня возникало впечатление, что эффекта разорвавшейся бомбы думские выборы 2011 года не дадут. Партия власти «Единая Россия» набирала от 40 до 50% голосов, чтобы было существенно ниже ожиданий, поскольку все ведущие социологические опросы в ноябре показывали, что у нее будет больше 50%. Это было существенное снижение по сравнению с  фантастическим результатом в 64% в 2007 году, когда российская экономика развивалась темпами азиатских «тигров», а доверие к партии было самым высоким. Но если сравнивать нынешний показатель с гораздо более скромным результатом 2003 года в 37%, то его вряд ли можно назвать катастрофическим поражением, как утверждают многие.

Ах, да, были обычные недовольные. Был беспорядочный митинг на Триумфальной площади, на котором собралось больше журналистов, чем манифестантов с плакатами. На нем один из грандов и ветеранов российской либеральной политики разглагольствовал перед репортером Би-Би-Си о нескончаемом сползании страны в «воровской тоталитаризм». Были выражения «озабоченности» по поводу избирательных нарушений со стороны Госдепартамента и самых разных правозащитных организаций.

Российская зима начинает накаляться. В Москве пока еще не так жарко, чтобы там выросли пальмы и зазвучали лозунги по-гречески. Но Fox News, наверное, можно простить за допущенный ляп. Тем временем, сообщения о фальсификациях в огромном множестве появляются в Рунете – в мириадах блогов, в социальных СМИ и в газетах. В России сегодня самое большое в Европе число пользователей интернета – и тысячи демонстрантов собираются вместе, чтобы побушевать и выразить свой гнев в адрес кремлевской машины. На улицы выходят батальоны полиции и бронированная техника. «Дорогой Влад, арабская весна назревает у тебя по соседству», - щебечет в Твиттере Джон Маккейн.

Дебаты о легитимности

Маккейновский всплеск отражает дух момента. Хиллари Клинтон назвала эти выборы «несвободными и нечестными». А либералы, такие как Немцов и Горбачев, потребовали отмены результатов. Страницы комментариев заполнены бессодержательными, тенденциозными, изрыгающими грязь словесными поединками между представителями «партии жуликов и воров» (т.е. «Единой России») и «наемниками Госдепа» (Госдепартамента США). А британские журналисты поочередно сравнивают Путина с разными отвратительными созданиями: то с крысами, то с гремлинами.

Еще по теме: Медведев приказал расследовать нарушения при голосовании

На более высокой и достойной интеллектуальной плоскости обе стороны излагают веские аргументы. Либералы утверждают, что в действительности доля «Единой России» на выборах составляет 40%, или даже 25%, а следовательно, их мандат правления незаконен. Вы только взгляните на тысячи нарушений, о которых сообщает ведущая мониторинг выборов организация «Голос», грубо и неуклюже преследуемая и гонимая Кремлем. Сторонники Кремля сообщают, что результаты почти полностью соответствуют итогам предвыборных социологических опросов и экзит-полов, а поэтому масштабы нарушений могли быть лишь минимальными. Кроме того, разве «Голос» не финансируется американскими центрами по «продвижению свободы» - этими мерзкими подстрекателями цветных революций, которые выделяют ему миллионы долларов ежегодно?

Поскольку сотрясение воздуха в киберпространстве и в московских кафе идет уже довольно давно, и присутствовало на предыдущих выборах, вряд ли можно чего-то добиться, еще больше надувая щеки. Пора принять холодный отрезвляющий душ из цифр и статистики.

Это игра цифр

В идеальном мире даже одно нарушение это слишком. А по всем меркам, таких нарушений на выборах было очень и очень много: вбросы бюллетеней, принудительное голосование, кочующие с места на место «карусели» и тому подобное. Но мир далек от совершенства, и выборы никогда не бывают безупречными, даже в самых передовых демократических странах, таких как Соединенные Штаты.

Так, на президентских выборах 2004 года в США были скандалы с «несуществующими» избирателями, были «хитрые» машины для голосования в Огайо, а в ряде избирательных округов на Аляске явка превысила 100%. Но вряд ли кто-то станет утверждать, что победа Буша была в своей основе незаконной, потому что  в конечном итоге официальные результаты все равно отражали волю избирателей.

А почему для русских нормы должны быть более жесткими? Сами по себе зернистые и неразборчивые видеокадры с YouTube и списки нарушений «Голоса» не являются доказательством незаконности. Статистически неграмотно экстраполировать небольшие и предвзятые примеры, взятые с нескольких избирательных участков или со слов чьих-то знакомых (немногочисленных), и по ним судить о выборах в целом.

Читайте еще: В Москве прошел большой митинг против фальсификации результатов выборов

Самым близким приближением к «голосу народа», кроме честных выборов, на сегодня являются результаты опросов перед выборами и экзит-полов. Скажем, если результаты целого ряда предвыборных опросов и опросов на выходе с избирательных участков показывают, что 35-40% респондентов выражают поддержку определенному кандидату, а кандидат этот в итоге набирает 80% голосов, становится очевидно, что налицо массовая и системная фальсификация, и что выборы являются незаконными (кстати, это сценарий из реальной жизни, в котором главную роль сыграл победитель белорусских выборов 2010 года Александр  Лукашенко). С другой стороны, если результаты опросов устойчиво совпадают с официальными результатами голосования (плюс-минус несколько процентов на погрешность), то трудно убедительно говорить о том, что фальсификации были широкомасштабными и системными.

Как Россия показала себя по этим меркам? Реальность такова, что во время нынешнего голосования большая часть свидетельств на федеральном уровне (как и на всех остальных выборах в «авторитарный» период правления Путина) подтверждает заявления Кремля о том, что выборы в России были легитимными.

Все три основные социологические организации по проведению опросов, пытавшиеся спрогнозировать итоги выборов, предсказали, что «Единая Россия» победит, набрав чуть больше 49,4% голосов, которые были отданы ей по опросам. Партия «Яблоко», являющаяся любимой партией либералов и эмигрантов, если не большинства всех прочих россиян, показала лучшие результаты по сравнению с  прогнозами двух из этих трех опросных организаций. А социал-демократы из «Справедливой России» набрали на целых 50% больше, чем указывали прогнозы.

Можно сомневаться в цифрах социологических организаций – а вдруг Кремль оказал на них давление, чтобы они изменили результаты опросов в его пользу? Я бы сказал, что такое маловероятно, когда директор Левада-Центра Лев Гудков в свободное от работы время пишет такие вот вещи: «Путинизм это система децентрализованного применения институциональных инструментов принуждения … захваченных властями для реализации своих частных, кланово-групповых интересов».

Не знаю, как вам, а мне кажется, что это не самый большой фанат Путина.

Экзит-полы рисуют более противоречивую картину. Три самых крупных опроса на выходе с избирательных участков дают «Единой России» меньший результат по сравнению с  официальными данными (ВЦИОМ предсказал 48,5%, ФОМ 43,1%, а Институт социальных исследований ИСИ 38,1%).

Цифры ВЦИОМ вполне в пределах допустимой ошибки, и можно сказать, что они подтверждают законность выборов. Цифры ИСИ вызывают тревогу; однако его опросы проводились менее чем в трети российских регионов, а следовательно, являются наименее надежными из трех. Этого нельзя сказать о государственном Фонде «Общественное мнение», который опросил 80000 человек, сделав это всесторонне и охватив широкое географическое пространство. Проблематично то, что соперники «Единой России» получили значительно меньше голосов, чем предсказывали экзит-полы ФОМ. На 9% меньше у «Справедливой России», на 11% меньше у коммунистов, на 14% меньше у ЛДПР и почти на четверть  меньше у «Яблока».

Разница в 6% между данными экзит-полов и официальными результатами это много, но вряд ли беспрецедентно на свободных и честных выборах. Например, во время всеобщих выборов в Британии в 1992 году эта разница составила 8,5% из-за несовершенной методики выборки и из-за «застенчивых тори», которые отказывались отвечать на вопросы социологических служб. Можем ли мы дать такую же презумпцию невиновности Кремлю?

Московско-кавказская ось фальсификаций


Нет, не можем. В экзит-полах ФОМ есть также разбивка по каждому из девяти федеральных округов России и по Москве. Отличие от официальных результатов в Поволжье, на Северном Кавказе и в Москве огромно: 9,4%, 20,8% и 23,0% соответственно.

Смотрите по теме: Голосование за "Единую Россию" в регионах страны

Показательно и то, что эти весьма неудобные цифры по регионам очень быстро убрали с сайта ФОМ. К счастью, нашлись предприимчивые и любознательные люди, которые сохранили соответствующие файлы до их уничтожения, и это позволило мне взять приводимые ниже данные у блогера Александра Киреева, специализирующегося на анализе выборов.

Поражает то, насколько эти несоответствия подтверждают недобрый российский стереотип – о московских мошенниках и о бестолковых меньшинствах. В Поволжье «Единая Россия» получила наивысший результат в республике Мордовия с ее этническим меньшинством (92%), в Татарстане (78%) и в Башкирии (71%). Масштабы фальсификаций на Северном Кавказе ошеломляют. В то время как русский в основном Ставропольский край отдал единороссам 49% голосов, ни одна северокавказская республика с мусульманским большинством не принесла «Единой России» меньше, чем 80%.



Нельзя сказать, что ЕР не пользуется там популярностью; левые и националисты из ЛДПР не очень-то привлекают консервативные мусульманские меньшинства. А кое-кто утверждает, что традиционная социальная структура этих обществ с их тейпами и старейшинами поощряет конформизм при голосовании, чтобы у тейпа было как можно больше своих депутатов, и чтобы они могли лучше лоббировать его интересы во власти.

Даже в этом случае результаты опросов на выходе с избирательных участков говорят о том, что в действительности «Единая Россия» могла набрать на мусульманском Кавказе примерно 70%, что намного меньше, чем изумляющий показатель в 91%, полученный в Ингушетии и Дагестане. А властного Кадырова даже мубараковские результаты не удовлетворяли, и цифры «Единой России» в Чечне решительно приблизились к сталинским 99,5%. Положительно то, что московские власти не вняли советам лидера этой самой единой российской провинции использовать танки для подавления протестов.

Но и они оказались не настолько великодушными, чтобы отказаться от игрищ в подтасовки. Москва для России это то же самое, что Чикаго для США. Этот город не отличается честностью и неподкупностью. На выборах 2009 года в местные органы власти «Единая Россия» получила на 20% больше голосов, чем ей предрекали опросы общественного мнения накануне голосования, сделав это за счет других партий. На нынешних выборах официальные результаты в 44,6% как-то очень тревожно  отличались от прогноза ФОМ в 23,5% и от результата экзит-пола ИСИ в 27,6%. Независимая группа Citizen Observer провела расследование и выяснила, что на участках, где не было зарегистрировано никаких нарушений, результаты «Единой России» составили всего 23,4%. То есть, она уступила коммунистам. Как это ни парадоксально, такое произошло и на участке, где голосовал Путин.

Читайте еще: Митинг за честные выборы прошел и в Париже

Ну да, есть много всяких оговорок. Пределы  погрешности значительны; Citizen Observer свои результаты брала из очень маленькой выборки; а что касается экзит-полов ФОМ, то 37% избирателей отказались отвечать на его вопросы, что говорит о наличии «застенчивых единороссов» в их рядах – ведь сегодня не очень-то круто и здорово признавать себя сторонником «партии жуликов и воров». Но даже с учетом всех этих факторов и обстоятельств «Единая Россия» в Москве могла получить максимум 30%. Скорее, она набрала где-то 25%.

Реформа или революция?

Но пока слишком рано – и я бы даже отважился сказать нелепо – провозглашать наступление «снежной революции», «капустной зимы», или как там еще называют эти события в самой последней версии. Во-первых,  реальность такова, что на федеральном уровне результаты довольно точны – они полностью совпадают с результатами социологических опросов до выборов, как любит подчеркивать кремлевский серый кардинал Владислав Сурков. И они лишь на шесть процентов ниже, чем результаты самых всесторонних опросов на выходе с избирательного участка и среднего показателя по трем экзит-полам.

Это говорит о том, что совокупная цифра фальсификаций составляет, видимо, около 5%, и наверняка она ниже 10%. Россия это не Белоруссия и не Египет Хосни Мубарака. В любом случае, «Единая Россия» одержала победу, и это потрясающая победа. Волеизъявление российского народа не было извращено в своей основе. Когда Хиллари Клинтон заявляет, что выборы в России были «несвободными и нечестными», она противоречит даже мнению обозревателей из ОБСЕ, которые весьма критически отозвались о выборах – как они делают всегда после ухода Бориса Ельцина с поста главы государства. Но они признали, что несмотря на многочисленные технические недочеты, «избиратели воспользовались своим правом и сделали свой выбор».

Россия это также не Украина накануне оранжевой революции. Там нет ни одного человека, подобного телегеничной Тимошенко, нет ни одной леденящей душу истории, скажем, об отравлении кандидата, вокруг которой можно было бы сплотить народ. То, что западные СМИ обычно называют «единственной реальной и независимой» оппозицией Путину, это в основном правые, прозападные либералы (Немцов, Каспаров, Касьянов и т.д.), которые в идеологическом, если не в избирательном плане, по сути своей равноценны маргиналам, таким как компартия или «Черные пантеры» в США. Каковы бы ни были их политические позиции, большинство россиян не считают их преданными стране патриотами. У них вызывают подозрения и раздражение мотивы тех иностранных политиков, которые поддерживают данных людей.

Если вам нужны доказательства, отправляйтесь на популярный вебсайт inosmi.ru, где переводят на русский язык статьи из зарубежной прессы. Вы думаете, это очаг и рассадник западного либерализма, жаждущий услышать новости из святой земли свободных СМИ? Никак нет. Читатель Иносми видит, как полиция разгоняет манифестантов движения «Захвати Уолл-стрит», и слышит, как Маккейн читает лекцию, в которой в пух и прах разносит Россию за то, что та лишает свой народ свободы собраний. А потом сопоставляет. После это ему трудно относиться к таким вещам без цинизма. А циники, как правило, революциями не занимаются.

Нет сомнений, что голоса многих москвичей действительно были украдены 4 декабря, и людей это по вполне понятным причинам раздражает. В этом смысле я солидарен с протестующими на Болотной площади. Верно и то, что доминирование в российской политике одной-единственной партии плодит коррупцию, благодушие, а в конечном счете ведет к дестабилизации.

И тем не менее, большинство россиян отдают огромное предпочтение постепенным реформам, и не хотят «русского бунта, кровавого и беспощадного» (как писал великий русский поэт). Не нужны им и «цветные революции», учитывая то бледное наследие, которое они оставили в Грузии, на Украине и в Киргизии. Вот почему реальное значение этих выборов состоит не в том, сколько протестов они вызвали, а в неожиданном и удивительном превращении «Справедливой России» в крупную политическую силу. Показательно то, что это событие радостно отметил сам Сурков, говоря о том, что открытые системы более устойчивы, чем закрытые, и чем «левацкое возрождение» в целом. Они и коммунисты скоро будут контролировать треть Думы, выступая против ослабленной, но по-прежнему  мощной «Единой России». Позднее эти выборы могут назвать событием, заложившим фундамент по-настоящему многопартийной политики, которая появится после следующих парламентских выборов в 2017 году.

Анатолий Карлин заканчивает написание диссертации по политологии в Бруклинском университетском колледже. Он ведет блог о России, о геополитике и о нефтяном пике под названием Sublime Oblivion.

Изложенные в статье взгляды принадлежат автору и могут не отражать редакционную политику Al Jazeera.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.