Через двадцать лет после развала СССР в России скопилось скрытое недовольство - как следствие либеральных мер и мирового экономического кризиса. Часть населения выражает свою неудовлетворенность, раздражение неравенством и плохим качеством услуг, предоставляемых государственными предприятиями. Негласный договор, заключенный с Владимиром Путиным – качество жизни в обмен на монополию власти – в значительной мере перестал себя оправдывать.

На улицах центральной части Санкт-Петербурга, неподалеку от квартала знаменитого петербургского писателя, Достоевского, на скамье развалились человек десять лиц «без определенного места жительства». Они пришли сюда, потому что «здесь они защищены от любопытных взглядов и от ветра», объясняет один из бомжей. Власти, как местные, так и федеральные, оставили их на произвол судьбы. После развала СССР в 1991 году около пяти миллионов россиян оказались без жилья. «Эти несчастные – отражение язв современного общества. Они иллюстрируют степень нашего социального неравенства», - запальчиво заявляет Надя, женщина лет пятидесяти, одетая по западной моде. Она работает в туркомпании и считает, что нельзя поддаваться этой ползучей нищете. Впрочем, сама она вынуждена жить под одной крышей с взрослой дочерью, которая работает, чтобы выстоять в борьбе за жизнь. «У меня нет никаких иллюзий относительно советской эпохи, однако бедность, инфляция, платное медицинское обслуживание и образование разрушили то, на построение чего ушли годы, а сегодня сохранились лишь самые жесткие аспекты капитализма», - говорит она.

Социальные трудности, с которыми приходится сталкиваться множеству россиян, стали неотъемлемой чертой нового общества, сформировавшегося за последние 20 вследствие либеральной политики Ельцина, ставшей движущей силой преобразований в 1190-е годы, и последующего за этим правления Путина, начавшегося в 2000 году. И от них не спасает то немногое, что досталось среднему классу во время десятилетия перераспределения доходов от добычи газа и нефти. «Это отнюдь не спасает от горечи,  которую испытывает большинство населения. Некогда дешевые общественные услуги: жилье, транспорт, культура и досуг, - стали намного менее доступными. Требования россиян увеличились, и они заявляют об ухудшении качества их жизни», - объясняет Мириам Дезер (Myriam Désert), научный сотрудник Центра изучения российского, кавказского и центрально-европейского пространства (Cercec).

Государство все в большей мере отказывается от своих социальных обязательств, передоверяя их частным кампаниям, на которые теперь ложится решение все большего числа социальных проблем, в том числе, в частности, животрепещущий квартирный вопрос. Сегодня миллион человек в России живут за порогом нищеты (заработок менее пяти евро в день, то есть меньше 300 рублей в день, меньше 9 тысяч рублей в месяц). Эта ситуация еще ухудшилась в связи с экономическим спадом, который проявился во время кризиса 2008 года и является следствием экономики, в значительной мере основанной на нефтегазовой ренте, в условиях водоворота европейского финансового кризиса. «Российское население почувствовало на себе этот кризис, который длится уже довольно долго. По результатам всех опросов, людей больше всего беспокоят два вопроса – инфляция и ухудшение качества жизни», - отмечает глава «Левада-центра» Лев Гудков.

Трудности для Владимира Путина начались с его приходом к власти в 1999 году, когда он сменил Ельцина на посту президента. Россия с большими потерями оправилась от «шоковой терапии», которой Борис Ельцин подверг ее в 1991 году, накануне распада СССР.  Окруженный ультралиберальными экономистами, такими как глава правительства Егор Гайдар, министр финансов Борис Федоров и Анатолий Чубайс, на долю которого выпало проведение приватизации, российский президент провел  форсированную либерализацию российской экономики. За два срока президентского правления Бориса Ельцина в России произошло ощутимое снижение жизненного уровня жизни населения, коррупция приняла генерализованные масштабы, сопровождаясь сломом структуры государственных служб общественного назначения и присвоением общенациональных богатств горсткой людей – так называемых олигархов.

Все принятые меры (массовые приватизации, сокращения бюджета, гибкие социальные структуры, формирование свободного рынка), были поддержаны МВФ, Всемирным Банком, США и Европой, воспринявшими эти меры как важные достижения, призванные способствовать исправлению «аномалии», которую в их глазах представлял советский опыт. В 1998 году российская экономика со своими методами погрузилась в тяжкий кризис, дефолт, который обозначил возврат к меновой торговле, к бартеру. «Если в начале десятилетия почти вся продукция полностью принадлежала государственному сектору, то с 1998 года около 70% ВВП производится частными предприятиями. Последствия этого оказывают сильное влияние в стране, в которой промышленность переживает резкий спад, и доминируют секторы-рантье», - разъясняет Седрик Дюран де Семи-Ээсс (Cédric Durand de Cemi-Ehess).

Этот захват богатств страны позволил меньшинству доминировать над остальным обществом, что обусловило чудовищное неравенство. В 1999 году, когда Владимир Путин пришел к власти, он воспользовался значительной народной поддержкой, позволившей ему восстановить сильное, централизованное государство. Тогда было заложено начало молчаливого договора между властью и обществом: стабильность в обмен на монополизацию власти. Когда цены на углеводороды на мировых рынках резко выросли, Путин смог обеспечить 80% среднего класса значительное улучшение уровня жизни. Этот средний класс, представляющий ныне около 20% российского населения (143 миллиона), оформился в 2000-е годы.

Финансовый кризис 2008 года доказал несостоятельность экономики рантье и свел на нет ее преимущества. Средний класс сегодня упрекает власть в том, что она прекратила перераспределять дивиденды нефтяной и газовой манны, оставив их исключительно для олигархии, близкой к Кремлю. В глазах многочисленных россиян социальная лестница сегодня, похоже, оказалась в аварийном положении (уровень безработицы составляет 8%). Эта неуверенность в завтрашнем дне порождает значительное снижение популярности Путина (по данным центра проведения опросов ВЦИОМ, его рейтинг ныне составляет около 40%).

«Либеральные политические стратегии власти подорвали последние существующие социальные гарантии; дело дошло уже до пересмотра Трудового кодекса и режима выхода на пенсию; в самих государственных структурах появляются идеи введения платного образования», - отмечает Мириам Дезер. Бюджет, принятый на 2012-2014 гг., провозглашает усиление либеральных мер наряду со значительным урезанием бюджета на образование, здравоохранение и жилищный сектор. В 2005 году отмена бесплатного проезда в транспорте для наименее обеспеченных слоев населения уже спровоцировало заметную мобилизацию среди населения (так в тексте – прим. ред.).

В последние годы появились и другие движения, выявляя то обстоятельство, что нынешнее российское общество, в отличие от 1990-х годов, не страдает апатией. Раздражение населения прорывается многочисленными спонтанными волнениями; вспомним для примера волнения, последовавшие за смертоносными пожарами летом 2010 года. Целый ряд организаций и объединений мобилизовались для спасения Химкинского леса (в пригороде Москвы), этих легких московского мегаполиса, которые оказались под угрозой в результате сооружения на их территории автотрассы. В 2009 году в Сибири прокатилась волна профсоюзной борьбы, вызванная экономическим кризисом. «Эти социальные движения выявляют крайнюю степень недовольства правящим классом, который поддерживает коррупцию, чтобы увеличить свои прибыли, и псевдоэлитой, состоящей из олигархов. Они не были направлены против государства, но требовали большего вмешательства с его стороны, с целью покончить с этим неравенством», - высказывает свое мнение Мириам Дезер.

Формирование настоящего российского гражданского общества наткнулось на наличие значительных дыр в социальном полотне. Как отмечает Лев Гудков, «разрыв в уровне жизни, патриотизм, неравенство между крупными мегаполисами и маленькими городками делают невозможным появление гражданского общества. Они способствуют ухудшению социальных связей, когда каждый за себя».

Несмотря на демонстрации протеста, прошедшие на улицах Москвы на следующий день после парламентских выборов 4 декабря, победа Владимира Путина на президентских выборах 4 марта, видимо, пока не вызывает сомнений. «Сильному человеку» России придется теперь решать множество проблем, поскольку эти протесты и уменьшение числа голосов, полученных «Единой Россией» на парламентских выборах (на 15% меньше, чем в 2007 году), продемонстрировали конец благодатного периода, выпавшего на его долю с 1999 года. В ожидании новых выборов нынешний премьер-министр должен будет обеспечить себе поддержку среднего класса, не потеряв при этом голоса менее благополучных классов. Потому что часть электората, состоящая из низших и жителей сельской местности, может еще сильнее повернуться в сторону КПРФ, «Справедливой России» или партий нового левого блока. Эти партии в своих предвыборных программах говорят о социальных нуждах, обещая бесплатное медицинское обслуживание и реформу образования.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.