Лесник Геннадий, который следит за просеками в лесах Республики Татарстан, многое повидал на своем веку. Но сейчас и он не может скрыть удивления: «То, что Казань взбунтовалась против Путина, очень странно. Обычно митинги - это в Москве, а не у нас. Сейчас нет таких волнений, как в конце СССР, но ситуация становится серьезной. Что вообще значит заменить Путина демократическим правительством? Закончить, как Европа с рухнувшей валютой и притоком иммигрантов? Спасибо, не надо».

Тем не менее, не все в Казани (900 километров на восток от Москвы) разделяют его опасения. С момента оглашения результатов парламентских выборов, на которых одержала спорную победу партия Владимира Путина «Единая Россия», несколько сот человек время от времени собираются недалеко от местной копии Кремля (так в тексте, - прим. ред.), которая возвышается над татарской столицей (1,2 миллиона жителей). Новое собрание намечено на пятницу. «80% протестующих - молодежь. Они настроены очень решительно и не боятся, что их задержит полиция», - заявил AFP несколько дней назад один из лидеров местного движения Рамиль Хайруллин.

Читайте также: Казанский мир

Даже восемнадцатиградусный мороз не способен охладить накал страстей. «С нас хватит компромиссов, - уверен 29-летний Валерий, студент и будущий IT-специалист. - Пусть проваливают. Все деньги держит в руках элита Москвы и Санкт-Петербурга. Здесь мы их не видим. За исключением трех чистых улиц в центре города все дороги разваливаются. Кое-где нет люков, а домам нужен ремонт. Москва не способна должным образом управлять регионами».



Хотя централизация власти и кооптация богатств являются важными аргументами, в нынешней мятежной атмосфере наблюдается и другое явление: подъем татарского национализма. Последние несколько лет это течение, которое поддерживают видные местные деятели, выступает за отказ от кириллицы и возвращение к латинскому алфавиту татарского языка. Если Борис Ельцин смотрел на все это сквозь пальцы, Владимир Путин неоднократно заявлял о своем несогласии. В частности он опасается, что рост политической и культурной автономии региона может способствовать распространению салафизма, как это было в случае Дагестана.

Таким образом, нет ничего удивительного в том, что небольшие группы таких активистов участвуют в организации протестов против нарушений на выборах, чтобы затем использовать их в своих целях. Так, 41-летняя Юлия входит в число тех татар, которые из чувства гордости отказываются говорить по-русски: «Московские власти у нас все украли. Наше самосознание, независимость, самобытность, язык. Пришло время вернуть их обратно». Но, чтобы услышать лозунги на татарском, придется еще немного подождать…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.