Через два с половиной часа после начала встречи по выработке стратегии российского протестного движения был задан вопрос, который  мог бы привести к развалу этого объединения по принципу «сборная солянка», противостоящего путинской власти.

«Я бы хотел спросить, на каком основании экстремистки настроенным националистам и ультраправым группам разрешено участвовать в этом гражданском движении, - задал вопрос Александр Бикбов, социолог в очках и с копной волос на голове. - Особенно, - добавил он, - если они выступают со сцены с антидемократическими слоганами вроде «Россия для русских»».
Прежде чем он смог договорить, слова Бикбова потонули в смеси аплодисментов и неодобрительных возгласов, что заставило ведущего убрать вопрос с повестки дня. Один из присутствующих назвал его «либеральным фашистом».



На момент, когда молодое оппозиционное движение готовится к следующему большому протесту, назначенному на 4 февраля, пробная коалиция с националистами стала для него определяющим шагом, однако его последствия более, чем неопределенны.


Читайте также: Владимир Путин задал национальный вопрос


Более двадцати лет российские либералы предупреждали об опасности национализма, часто представляя его как большую опасность свободе и стабильности в многонациональной стране, чем мягкий авторитаризм Путина, бывшего и вероятно будущего президента России. В последние годы национал-движение выросло и стало более экстремальным: они ответственны за распространение расистской жестокости против неславян, включая похищения, пытки и убийства. Националисты взяли на себя ответственность за несколько случаев отсечения головы.

Однако в попытке отстранить Путина от власти оппозиция, состоящая в основном из либералов и среднего класса, приняла в свои ряды и националистов, видя их как важную опору в критический момент.

«Без сотрудничества с националистами это движение было бы невозможно», говорит Анатолий Баранов, давний левый активист и ведущий голос в новом движении. Он сослался на большой оппозиционный опыт националистов в политике, добавив, что на этой ранней стадии крайне важно сотрудничать со всеми политическими группами.

«Я понимаю, что есть риск. Конечно, среди националистов есть такие, с которыми я не стал бы работать по гигиеническим причинам. Но многие из них адекватны», говорит он. Какое влияние могут оказать националисты на новое движение протеста, неясно.

Еще по теме: В России либерализм переплетается с национализмом

В своих вязаных подшлемниках и военных ботинках на шнуровке они явно были белыми воронами на двух крупных акциях протеста в декабре, где их громкие обличения иммигрантов и призывы к этнической чистоте тонули в возгласах толпы, скандирующей «Фашизм не пройдет».

И все же ясно, что они стали силой,  игнорировать которую гибельно в политическом смысле. Задолго до того, как протесты стали модными среди городского среднего класса россиян, которые толпами явились на декабрьские демонстрации, у националистов была монополия на уличный театр, а их акции привлекали тысячи.

Более того, их идеи популярны не только среди офисных зданий и щегольских кафе Москвы, но и в более консервативной центральной части страны, где, скорее всего, и будет решаться успех или провал протестного движения.

Национализм, часто выраженный в слогане «Россия для русских», настолько популярен, что сам Путин временами использует его для завоевания политического авторитета.

Однако с недавних пор Путин избрал другой путь, вероятнее всего, видя в этом шанс ущемить протестное движение. В своем эссе о национализме, опубликованном на прошлой неделе, Путин осудил «провокаторов и наших противников», которые, по его словам, пытаются «вырвать стержень из России – под насквозь фальшивые разговоры о праве русских на самоопределение, о «расовой чистоте»».

«Глубоко убежден, попытки проповедовать идеи построения русского «национального», моноэтнического государства противоречат всей нашей тысячелетней истории», пишет Путин в статье, опубликованной на его сайте.

Присутствие националистов породило беспокойство внутри протестного движения, которое стало более очевидно с тех пор, как эйфория первых демонстрация начала сходить. Многие либералы говорят, что у них нет другого выбора, кроме сотрудничества с националистами, даже просто для того, чтобы соответствовать демократической сущности движения.

«У нас нет механизма исключения людей, которые по закону имеют право быть среди нас в протестном движении, - заявил Лев Пономарев, ветеран движения за права человека. - Это факт, несмотря на то, что мне и моим коллегам неприятно, что они там есть».

Читайте также: Путин сопротивляется волне национализма, чтобы сохранить власть

Пономарев говорит, что он изначально отвергал участие националистических лидеров, однако уступил, когда члены согласились подписать пакт против ксенофобии и расизма. Делегация из десяти националистов вступит в Комитет так называемого Гражданского движения, который будет координировать его будущие действия, наравне с равным количеством представителей левых и либеральных групп и делегацией политически независимых граждан. Однако есть пределы и толерантности либералов. Когда открыто ратующий за превосходство белой расы Максим Марцинкевич, по кличке Топор, попал в тройку спикеров на второй акции протеста в онлайн-голосовании, организаторы не позволили ему выступить.

Некоторые члены движения угрожают отделиться, если националисты останутся. Другие создали группу в Facebook под названием «Россия без Гитлера», в которой уже более тысячи членов. Один из создателей группы Константин Боровой, бизнесмен, сформировал отельную группу, которая планирует свой собственный протест 4 февраля.

Со своей стороны националистические лидеры стараются избегать провокационных заявлений, представляя себя политически умеренными и способными к компромиссу. «Мы стараемся поддерживать дипломатические отношения, - говорит Владимир Тор, националистический лидер, состоящий в протестном движении. - Мы все на одном плоту, и нравится нам это или нет, мы вынуждены найти рациональное решение кризиса».

При этом он добавил, что они «никак не отказываются от своих основных ценностей». Националистическое движение получило поддержку со стороны Алексея Навального, борца против коррупции и неоспоримого лидера протестного движения. В прошлом он поддерживал националистические взгляды, особенно в том, что касается иммиграции и изменчивого, в большинстве своем мусульманского, региона Северного Кавказа, что заставляет его более либеральных сторонников «покрываться испариной». В ноябре его критиковали за выступление на ежегодной демонстрации националистов «Русский марш».

Многие либералы настаивали, что включение националистов было временным решением и будет скорректировано, если движение наберет силу. Вопрос в том, кто больше потеряет от ухода националистов.

«Часть общества, которое раньше считало неприемлемым диалог с радикальными националистами,  теперь видит их по-другому, - говорит Олег Орлов, глава известного движения за права человека «Мемориал». - Значит ли это, что у этих групп теперь вырастет поддержка? В этом-то и заключается опасность».