В Праге туристы выстраиваются в очередь, чтобы посетить «новую-старую» синагогу, которая была новой в 1270, когда ее построили. 23 января премьер-министр Владимир Путин опубликовал статью о «национальном вопросе» в «Независимой газете». Как и пражская синагога, статья Путина называется новой, но на самом деле, она очень стара.

Хорошие новости заключаются в том, что Путин, кажется, не воспользовался «националистической картой». Такие опасения возникли в связи с его реакцией на стычки в декабре 2010 в Москве между русскими и северными кавказцами, выраженной на встрече с футбольными фанатами. Призывая к ужесточению миграционного законодательства в своей статье, Путин при этом осознает, что они остаются частью общества и защищает федеральную и многоэтническую структуру страны.

Как заметил политический аналитик Андрей Макаркин, в прошедшем году произошло важное изменение, которе заключается в том, что многие ультранационалистические лидеры оставили попытки работы с Кремлем. Многие из них теперь сформировали союз с демократами и коммунистами в оппозиции выборам 4 декабря. Некоторые из ведущих националистических лидеров получили право голоса на трибуне на акциях протеста. Лидер оппозиции Алексей Навальный часто использует националистическую риторику и продвигает слоган «Хватит кормить Кавказ!», который Путин в своей статье называет опасным для российского государства.

Хотя Путин отвергает союз с ультранационалистами, плохая новость заключается в том, что его подход — плохо замаскированная переработка советской национальной политики. Писатель Александр Морозов предположил, что основные идеи путинской статьи были взяты из проекта Министерства образования от 2010 по продвижению «поликультурного» образования. Но и они основаны на гораздо более глубоко заложенном чувстве дискомфорта, возникающем от признания того, насколько сильна национальная идентичность меньшинств. Путинская модель — российско-центристская позиция, которая обходит молчанием страхи и устремления нерусских этносов, которые составляют 20% населения страны, - статистика, не указанная в путинской статье.

Путин считает, что традиционное европейское национальное государство основано на закрытой модели национальной культуры. Это означает, что европейцы неохотно интегрировали мусульманских иммигрантов. Вместо этого они выбрали политику «мультикультурности», которую Путин считает неудавшейся.

Россия же является «многонациональной цивилизацией с русской культурой в основе», традицией, по словам Путина, установившейся в экспансивной России  царских времен. «Российский опыт государственного развития уникален», пишет Путин. «Это не этническое государство и не американский «плавильный котел»».

Русская идентичность, скорее, идентичность «гражданственной нации» - основанной на верности государству. Путин считает, что именно поэтому русские, живущие в других странах, не организуются в устойчивые диаспоры. Путин не использует термин «российский», который бывший президент Борис Ельцин любил использовать, чтобы подчеркнуть гражданственность, а не этническую принадлежность. Этот род статичного национализма неприемлем для ультранационалистов, которыми движет ненависть к Западу как к внешнему врагу и к мусульманам с Северного Кавказа и Средней Азии как к внутреннему.

Но Путин продолжает: «Такая цивилизационная идентичность основана на сохранении русской культурной доминанты». Он призывает российских интеллигентов к сохранению «единого культурного кода». Это может вызывать только тревогу у российских меньшинств, автономность которых постоянно сокращалась за последнее десятилетие. Например, они возражали против единого госэкзамена для поступления в университет, введенного два года назад, который может быть сдан только на русском языке.

В российском подходе к национальной идентичности фактически нет ничего уникального. Все современные государства пытаются гарантировать гражданские права, при этом основываясь на общей этнической и лингвистической основе. Путин восхваляет российскую идентичность за достижение «единства в многообразии», возможно, не осознавая, что это официальный девиз Евросоюза с 2000, и что почти одинаковый в значении девиз «e pluribus unum» («Множество, объединенное в единое целое») был принят в США в качестве своей политики в 1782.

Проблема в том, что Россия стоит перед лицом этнических и религиозных беспорядков на Северном Кавказе, эквивалента которым нет в Европе или США. Москве придется выдвинуть новые идеи для решения этих проблем. Но после 12 лет нахождения у власти было бы нереалистично ожидать от Путина нового  мышления.