Krytyka Polityczna: 4 февраля, за месяц до выборов, в России пройдет очередная антиправительственная протестная акция. Ее организаторы рассчитывают собрать 50 тысяч человек. Это реально?

Ядвига Рогожа: Конечно. На предыдущей демонстрации их было даже больше. Число участников зависит от разных факторов, но в значительной мере от того, как поведут себя власти. Именно действия и высказывания властей стали причиной многочисленности предыдущих демонстраций. Так может произойти и сейчас. Стоит обратить внимание, что на тот же день также намечены манифестации в поддержку Владимира Путина. Вполне вероятно, что многие россияне захотят продемонстрировать противовес этим организованным сверху акциям в поддержку системы.

- Чего хотят добиться протестующие?


- Этап конкретизации требований еще не наступил, но на этот вопрос можно попытаться ответить, присмотревшись к тем, кто выходит на эти митинги. Хотя их состав неоднороден, среди них преобладают представители среднего класса. Протестные акции проходили в больших городах, в первую очередь в Москве – там доля среднего класса среди населения довольно высока. На улицы вышли в основном молодые, хорошо образованные, предприимчивые и креативные люди. Как заметно по дискуссиям в интернете и публичным высказываниям, они испытывают все большую неудовлетворенность российской системой власти. Они хотели бы иметь больше возможностей для развития и продвижения по карьерной лестнице, а не должности в президентской администрации или Газпроме. Между тем нынешняя система в первую очередь продвигает чиновничий класс, связанный с правящей элитой и поддерживает армию пассивных и бедных граждан, лояльных или по крайней мере равнодушных к власти. В России долгие годы культивировалась позиция пассивности и равнодушия, потому что такое общество позволяла властям практически все.
[…]

- Во время визитов на предприятия Владимир Путин расхваливает рабочих и критикует протестующих из больших городов. Он боится, что не победит на выборах?

- Речь не идет о проигрыше на выборах. Нет сомнений, что Путин одержит победу, и, скорее всего, в первом туре. Однако остается открытым вопрос стиля этой победы, особенно в свете сообщений о различных мероприятиях, которые должны обеспечить Путину хороший результат.

Много лет голоса недовольства были немногочисленны, они воспринимались как маргинальные, и часто преподносились как антироссийские. Поэтому недавние массовые протесты стали для власти большим сюрпризом, и сейчас она старается убедить россиян, что
часть общества поддерживает Путина и его политику. На это направлены и акции в его поддержку.

Проблема в том, что в России сейчас существует по меньшей мере два общества, которые в определенном смысле противостоят друг другу. С одной стороны, это 50-процентная армия граждан, составляющая железный электорат Путина: работники бюджетной сферы, крупных промышленных предприятий, чиновники, бюрократический класс – т.е. все те, кого мы увидим на акциях поддержки. Они считают, что путинское правление принесло им плюсы. Они помнят времена дестабилизации 90-х, когда экономическое положение было ужасным, а политическая обстановка чрезвычайно нестабильной. Для них время правления Путина стало периодом стабилизации и, что важно, улучшения качества их жизни. Они заинтересованы в том, чтобы это продолжалось. Это группа, ожидающая от государства помощи и разного рода социальных гарантий.

С другой стороны, есть иная Россия – более молодая, чувствующая себя скованной навязанными государством ограничениями. Этим людям кажется, что не будь жесткого регулирования и контролирования их деятельности, они могли бы добиться большего успеха.

- Проблемой России действительно является рестриктивная политика государства? Или все же факт, что государства на самом деле нет: там царит небывалая коррупция и безнаказанность, нет четких законов? Стивен Холмс (Stephen Holmes) и Иван Крастев (Ivan Krastev) писали недавно в своей статье: «В России не плохое управление, в ней практически нет никакого управления».

- В России мы имеем дело с парадоксом: плохим управлением государством на всех уровнях с одновременной необыкновенной жесткостью законов. Еще в XIX веке это исчерпывающе выразил Михаил Салтыков-Щедрин, который писал, что суровость российских законов смягчается необязательностью их исполнения. Нежизненные и строгие законы обходятся всеми возможными способами, а в этом помогает коррупция, которая практически подменила собой эти законы. Иногда может показаться, что сложные правовые нормы принимаются для того, чтобы чиновники и работники разного рода учреждений могли заработать дополнительные деньги к своей скромной зарплате.

У плохого управления государством, которое в последние годы было скрыто за завесой сырьевого бума, есть разные причины. Одна из основных – отсутствие общественного контроля власти. С 2000 года выборы президента стали показной процедурой, в свою очередь, глав российских регионов назначает президент, так что основным двигателем их деятельности становится демонстрация лояльности Кремлю, а не привлечение избирателей. Непрозрачность решений президента, правительства и силовых структур огромна, а в течение десятилетия в России не было сильной оппозиции или СМИ, которые бы взяли на себя функцию контроля власти.

Поэтому много лет вместо честной информации о состоянии государства и решениях властей россияне каждый день получали порцию теле-пропаганды, убеждающей их в том, в каком поразительном темпе (исключительно благодаря президенту и премьеру) развивается Россия. Эти тезисы иллюстрировались репортажами из процветающих хозяйств и больниц с современным оборудованием. Масштаб проблем и недоработок время от времени обнажали разного рода кризисы, как, например, катастрофа круизного теплохода на Волге, когда выяснилось, в каком состоянии находится инфраструктура в регионах, и насколько повсеместно нарушаются основные технические требования и нормы безопасности.

Несколько лет назад роль «контролера» стал играть интернет, в котором можно найти много информации о состоянии государства. В интернете проводятся разные журналистские и общественные расследования, касающиеся, например, расходования бюджетных средств. Самая известная инициатива такого рода – это портал РосПил, созданный блогером Алексеем Навальным, который вместе с несколькими юристами следит за многомиллиардными конкурсами по госзаказам и передает факты выявленной коррупции в суд.

- Запланированную на 4 февраля контрманифестацию организует Общероссийский народный фронт. Речь идет о демонстрации поддержки Путину или о провоцировании конфликта между участниками двух массовых акций?


- Я думаю, что власти не будут предпринимать перед выборами силовых действий, поскольку, как оказалось, это лишь разжигает недовольство. Основная цель этих митингов – показать масштаб поддержки Путина. Раз оппозиция выводит на улицы несколько десятков тысяч человек, то власть должна показать, что людей, поддерживающих Путина гораздо больше. Это должно стать мирным аргументом в пользу легитимизации его возвращения в президентское кресло. Этот аргумент использовался уже не раз: его применил Медведев, объявив, что Путин будет вновь баллотироваться на пост президента, применяет его и сам Путин, убеждая, что ему нет альтернативы.

Путин подчеркивает, что он не видит в рядах протестующих партнеров для диалога и позиционирует себя как единственный разумный вариант, альтернативой которому может быть только дестабилизация и экстремизм. В опубликованных программных статьях он старается подчеркнуть, что он не является архаичным лидером, а прекрасно понимает необходимость модернизации, стоящие перед Россией вызовы и средний класс, который, как отмечает Путин, сформировался в период его президентства.

- В Польше и на Западе звучало мнение, что альтернативы Путину нет, так как до выборов не был допущен лидер партии «Яблоко» Григорий Явлинский.

- Явлинский для сегодняшних недовольных никакой альтернативой не является. В Польше его воспринимают гораздо более положительно, чем в самой России. Там либеральные и демократические круги считают его вечным критиканом, который уже 20 лет принимает участие в выборах, но всегда дистанцируются от каких-либо действий и ответственности.

Сейчас Явлинский имеет практически нулевую поддержку, и даже если бы он выставил свою кандидатуру на этих выборах, сомнительно, что он смог бы получить какой-то приличный результат. На прошлогодних парламентских выборах партия «Яблоко» получила чуть более 3 процентов, тогда как коммунисты – почти 20, а «Справедливая Россия» - больше 13. По подсчетам экспертов, если бы не фальсификации, результат этих партий был бы еще лучше.
[…]

- Какова разница между голосованием на грядущих президентских выборах за официального и неофициального кандидата Кремля, т.е. между голосованием за Прохорова и за Путина?


- Голосование за любого кандидата помимо Путина будет служить демонстрации того, насколько велик потенциал недовольства его политикой. Не стоит забывать, что позиция т.н. системной оппозиции (таких партий, как КПРФ или «Справедливая Россия») может в будущем измениться. Они годами лояльно вели себя по отношению к властям, а Кремль диктовал свои условия на политической сцене. Но если в России начнется политическая дестабилизация и произойдет ослабление кремлевских кругов, бывшие союзники без колебаний начнут борьбу за влияние и место на политической арене. Равно как и Прохоров может тогда перестать поддерживать путинскую систему и включиться в игру за более самостоятельную позицию.