Антипутинская бригада возвращается на площади 4 февраля в Москве, точно за месяц до президентских выборов, которые предоставят Путину третий мандат после четырехлетнего перерыва, во время которого в Кремле «припарковался» Дмитрий Медведев. Кажется, по крайней мере, 50 тысяч человек примут участие в манифестации. Но некоторые утверждают, что участников будет вдвое больше. Оппозиция в преддверии протестов сформулировала свои требования: повторение парламентских выборов, прошедших 4 декабря прошлого года, уход в отставку главы Центральной избирательной комиссии Владимира Чурова, освобождение политических заключенных и реформы. Если эти требования не будут удовлетворены, то протесты будут продолжаться на протяжении всего февраля.

Об этом заявил либерал Борис Немцов, один их самых непримиримых бойцов антипутинского фронта, но самым знаменитым представителем этого фронта остается все-таки Алексей Навальный, лорд блогосферы. Тем не менее, как подчеркнула Лучия Сквэлья (Lucia Sgueglia) в газете «La Stampa», его национализм (а у Навального довольно радикальный подход по отношению к среднеазиатским иммигрантам), делает его фигуру неприемлемой для многих членов старой либеральной гвардии.

Читайте также: Россия разрешила новую массовую антипутинскую акцию протеста


Вернемся к ультиматуму Немцова. Путин никогда его не примет. Следовательно, кажется, февраль станет горячим зимним месяцем на фронте оппозиции, уже разогретой большими маневрами 10 и 24 декабря, самыми внушительными в этих местах после многих лет затишья. А что же власть? Что происходит в коридорах руководства? Как идет подготовка к президентским выборам? В каком направлении отношения и равновесие сил между различными группами политической элиты развиваются сейчас и будут эволюционировать после 4 марта?

Триумф различных течений

Понять, что на деле происходит в дебрях путинской системы, всегда было нелегко, и тандем Путин-Медведев это подтверждает. Дмитрий Анатольевич многие годы заставлял нас  подозревать, что у него имеются политические амбиции и что он постоянно пытается выйти из тени сильного человека Москвы. А потом случилось то, что и должно было случиться. Путин вновь выставил свою кандидатуру на пост президента. И он выиграет. «Либеральные» выпады Медведева, хотя и несколько стерильные, во всяком случае заставляли нас подозревать, что кое-что на вершинах власти меняется и что либеральный сегмент, к которому принадлежит оставляющий свой пост нынешний президент, добивается большего влияния. До выборов Медведева консервативному крылу власти принадлежало наибольшее влияние по сравнению с модернизаторами. Игорь Сечин, Николай Патрушев, Виктор и Сергей Ивановы, все четверо силовики и бывшие офицеры КГБ, возглавляли группу поборников централизованной формы власти, стабильной и непроницаемой для внешнего вмешательства.

Эта позиция вылилась в хорошо известную формулу «суверенная демократия». Она была  изобретена придворным идеологом Владиславом Сурковым. Как модернизаторы, так и так называемые силовики всегда придерживались этой формулы, хотя и в разной степени. Путин при этом занял позицию первого среди равных и в то же время положение арбитра. Его задача состояла в сохранении консервативной доктрины, он уравновешивал интересы силовиков и «цивиликов», являясь посредником в возникающих конфликтах, особенно в тех, в которых участвовали консерваторы из аппарата власти.

Еще по теме: Борис Немцов покаялся и победил

Но дело в том, что в различных случаях на фоне единого идеологического фронта силовики дошли до драки по экономическим причинам и по вопросам персонального престижа. Образовались различные течения, связанные с контролем того или иного государственного сектора (газ, оборона, атомная промышленность), что привело к жестоким схваткам, самая острая из которых разгорелась в 2007 году.



Владимир-миротворец

Именно Путин лестью, уступками, жестким подходом, удовлетворяя запросы и отказывая в них, умел умиротворить страсти. Он был гарантом равновесия, стал «незаменимым человеком», говоря словами Брайана Уитмора (Brian Whitmore), одного из лучших экспертов по российским вопросам, редактора Радио «Свободная Европа» и куратора блога «Вертикаль власти». Сегодня, кажется, времена изменились. Представляется, что сегодня у Путина появилась новая задача. Как было сказано, в эти последние четыре года голос «цивиликов» раздавался все громче. Во время президентства Медведева, выдвинутого Путиным, чтобы предоставить гарантии умеренным силам, но в особенности с целью воспрепятствовать одному из течений силовиков возобладать над другими, темы модернизации, необходимости проведения либеральных реформ, большей интеграции в мировую экономику возникли с нарастающей силой.

Желая подвести итог, можно сказать, что Медведев стал выразителем мнения наименее хищного крыла правящей элиты, чьим основным режиссером несомненно является бывший министр финансов Алексей Кудрин. Все это привело к росту ожиданий либеральных перемен в российском обществе и, может быть, даже стало одной из искр, из которой разгорелось пламя протестов. Конечно, Путин все еще незаменим. Его выдвижение на пост президента — это не единоличное решение, оно отражает необходимость, которую понимают все актеры системы, необходимость возвести еще раз на высшую ступеньку власти единственного человека, способного обеспечить равновесие, действовать в качестве миротворца и воспрепятствовать развалу России.

Но создается впечатление, что незаменимость Путина обосновывается уже другими причинами. Тот же Уитмор объясняет, что различие между вчерашней и сегодняшней ситуацией заключается в том, что внутренняя диалектика правящей элиты сместилась от вопросов управления и доступа к государственным ресурсам  в сторону будущего страны и положения России в мире.

Читайте также: Могут ли оппозиционеры договориться?

По направлению к новой стратегии?

Кудрин и олигарх Михаил Прохоров (его называет «человеческим» лицом путинизма), который выставил свою кандидатуру на пост президента, делают все больший акцент на проведение реформ, на смягчение модели суверенной демократии, на неизбежность смены стратегии, что подсластит путинскую систему, приблизит ее к нуждам и ожиданиям населения. Оба «обхаживают» новый средний класс, недавно вышедший на сцену и ставший участником недавних протестов. Возьмем Кудрина. Он пришел на манифестацию 28 декабря, а на следующее утро в интервью, данном государственному телевидению потребовал освобождения Ходорковского и заявил, что хотя он и готов сотрудничать с Путиным, но настроения населения принуждают режим к переменам. Возьмем Прохорова. Он выйдет на площадь 4 февраля. Хотя он и не намерен слишком критиковать путинский режим, но утверждает, что нужны перемены в политическом менталитете и в руководстве обществом.

Площадь и дворцы власти

Путин пытается выступить посредником между интересами жесткого крыла и «цивиликами». Уходящий премьер-министр и будущий президент обвинил оппозицию в том, что они находятся на оплате у иностранных держав, а независимую программу «Эхо Москвы» в том, что она облила его «словесным поносом».  Однако, с другой стороны, он представил программу, составленную в преддверии выборов, чего прежде не случалось, где крепко держа руль власти, все-таки предоставляет некоторые вольности. Учтем и то, что идеолог Владислав Сурков был снят, он сменил должность заместителя главы администрации президента на пост заместителя премьер-министра по модернизации экономики, что позволяет думать, что происходит какой-то маневр с целью примирить путинизм с растущим влиянием «цивиликов» и с уличными требованиями.

И все же очень трудно заниматься прогнозом, понять, как будут развиваться события, удастся ли модернизаторам добиться хотя бы частичного принятия их платформы, не предвещают ли все эти подвижки возвращение и усиление консервативного крыла, будут ли созданы только для вида новые оппозиционные партии, которые облегчат проведение тактики «разделяй и властвуй», а протест уйдет в песок. Одно можно сказать наверняка, что в Москве не произойдет никакой цветной революции. Все будет решено в коридорах власти и в кабинете арбитра.