Super Express: В «Энциклопедии русской души» есть прекрасный фрагмент под названием «История национального футбола», где вы сравниваете деятельность российских правителей с ударами по мячу то в сторону Азии, то в сторону Европы. И вот вопрос: в какую сторону послал мяч Путин? 

 

Виктор Ерофеев: С самого начала было понятно, что мяч полетел в сторону Азии. Конечно, говоря «Азия» я имею в виду не Китай или Японию, а определенные консервативные, антиевропейские тенденции и традиции в российском обществе. Путин был их выразителем и исполнителем, он последовательно движется в этом направлении. Следует подчеркнуть, что на этом поле есть второй игрок – незаметный, небольшого роста, который пытался подтолкнуть Россию в противоположном направлении. 


Читайте также: Как Виктор Ерофеев стал русофобом


- Но мяч только один, а Медведев на фоне Путина – это все же суперлегкий вес. 

 

- Это все равно исключительная для России ситуация: появление двух игроков с противоположными человеческими стремлениями, желаниями. Их объединяет текущая политика, однако характеры, мыслительные горизонты у них совершенно разные. Путин – это человек, полностью сформированный КГБ, а Медведев старался все же быть выразителем европейских устремлений российского общества. 

 

- Но только Путин в России может сказать «государство – это я». 

 

- Не только он, но и многочисленные группы интересов. Хотя и его не стоит демонизировать. Если мы поставим его на одну доску со Сталиным или Лениным, то этим лишь умалим зло, которое они несли. А их самые черные деяния снова смогут затмить свет. Впрочем, вопреки видимости, Путин более либерален и проевропейски настроен, чем 70 процентов российского общества! В период своего правления он оставил достаточное пространство для развития внутренней свободы. А в результате люди выходят сейчас на митинги. Хотя в значительной мере этому способствовал Интернет,  в который переместились независимые от власти СМИ, и каждый мог в них заглянуть.

 

 

- Если Путин занимает более проевропейскую позицию, чем 70 процентов россиян, я, как поляк, могу, пожалуй, начать бояться, что же это может для нас означать. Впрочем. слушая неформального лидера оппозиции блогера Алексея Навального с его националистическими лозунгами, можно задаться вопросом, не придется ли Европе вновь делать выбор между красными и белыми…

 

- Это вопрос, какие силы в рядах оппозиции победят. Навальный – лишь малая часть этого движения, там гораздо больше людей, которые хотят в первую очередь честных выборов. Стоит при этом подчеркнуть, что их результат вовсе не обязательно будет проевропейским. В России растет число националистов, большой популярностью продолжают пользовать коммунисты. Если сложить эти голоса, их может оказаться больше 50 процентов. Из этого следует, что России нужно для начала справиться с самой с собой. Отсюда лозунги про обращение к себе, исправление собственного государства, системы, об эволюции власти. Но что произойдет потом, когда Россия окрепнет? Очень сложно сказать. 


Еще по теме: Виктор Ерофеев считает, что "Путин - это расплата за грехи нашей демократии"

- Тут появляется вопрос, может ли Россия вообще жить в дружественных отношениях со своими соседями? 

 

- Разумеется, может. И эту новую, открытую Россию я видел как раз на этих митингах. Это была Россия качества, а не количества. Чтобы Россия вышла на правильный путь развития, должна победить именно эта часть общества. На путь рационализма, а не национализма или коммунизма. Проблема в том, что сейчас мы откатились к ситуации начала XX века, когда царь тоже не считал, что он что-то делает не так, не видел потребности в реформах. Чем это закончилось, мы все знаем. Отсюда берется мое негативное отношение к демонизации Путина. Если мы выставим его самым жутким чудовищем и дьяволом, мы создадим поле для резкой поляризации общества и взрыва радикализма. А это может закончиться только плохо. Я надеюсь, что так не произойдет. 

 

- Но вы сами писали, что в России надежда умирает первой…

 

- Если власть решит «закрутить гайки», эта фраза, к сожалению, не утратит своей актуальности. Все зависит от Путина: решит ли он задушить оппозицию в зародыше или все же выберет путь диалога. Но сейчас в мире нет ни единого человека, кто мог бы это предвидеть. 

 

- «Энциклопедию русской души» вы написали в конце 90-х. С тех пор прошло больше 10 лет, на место Ельцина пришел Путин, взрывались очередные бомбы, происходили войны, в России стало больше иммигрантов, а сейчас люди вышли на улицы в количестве, невиданном со времен распада СССР. Вы поменяли бы сейчас что-нибудь в своей книге? 

 

- Нет, потому что эта книга основана на идее столкновения с извечными болезненными вопросами нашего народа. Это роман об элементарных частицах нашей души. Это не меняется так быстро, а вопрос, в какую сторону, каким курсом нам идти, остается актуальным.  

 

- Так что же значит быть русским? То же самое, что в конце 90-х? 

 

- Перемен произошло не так много, как кажется. Сейчас быть русским означает быть в состоянии перманентного конфликта с окружающей действительностью, со всем миром. Но одновременно понимать, и в этом принципиальное отличие от конца 90-х, чего на самом деле хочешь от жизни, чего от нее ждешь. Раньше речь шла исключительно о спокойствии. А сейчас… Для Запада это может прозвучать смешно, но сегодня быть русским означает испытывать желание обладания: иметь дом, семью, хорошую работу, возможность поехать в отпуск в Турцию или Египет. Чтобы жена могла гордиться своим мужем.  


Читайте также: Виктор Ерофеев. Россия и Пустота Путина

- Это жажда потребления. 

 

- Я бы сказал, что скорее, индивидуализма. Раньше мы были частью одного большого организма, того самого русского народа. Было очень мало места для «я» и очень много для «мы». Сейчас все поменялось местами. Раньше нужно было делать то, что приказало государство, власть, предприятие. Не было места для анализа, раздумий. Сейчас появился шанс на «я», на собственный выбор. Отсюда и резкая реакция людей на фальсификацию выборов. У них отняли фундаментальное право, которое стало частью их личности – право выбора. 

 

- Только остается ли в таком мире – хорошего дома, машины, денег – место для души? Для знаменитой российской души? 

 

- Все дело в том, что эта душа в конце концов захотела иметь хорошее тело. И с этим должна начать считаться власть. Будет ли эта тенденция устойчивой? Сейчас Россия – страна, где много вопросов и очень мало ответов. Мы находимся в очень темном лесу, из которого мы можем выйти или на поле, скованное имперским российским морозом, или на поляну, где начинается весна и все расцветает. Как будет? Я не знаю.

Читайте также: В России победит национализм? Часть I