Чеченская диаспора отчаянно стремится к стабильности. Однако будет ли она действительно голосовать за Владимира Путина на президентских выборах?

Имран Исраилов не сомневается в том, как чеченцы должны голосовать на следующих выборах. «Рамзан Кадыров, наш президент, вернул Чечню к жизни. Путин его поддерживает. Все чеченцы должны поддержать Путина».

Его слова обладают весом. Как представитель г-на Кадырова в Ростове, гарнизонном городе, охраняющем российские южные подступы к Северному Кавказу, г-н Исраилов номинально возглавляет ростовскую чеченскую общину, насчитывающую 20 тысяч человек.

Сейчас они мирно живут на юге России, однако помнят ужасы двух разрушительных чеченских войн. Столица Чечни, Грозный, была разбомблена и превратилась в руины. «Это было хуже, чем Сталинград», - говорит г-н Исраилов, бывший директор фабрики, переживший войну в сравнительно тихой местности, в которой боев было немного. Большая часть Грозного сейчас отстроена заново, сияющие огнями улицы и офисные здания наглядно свидетельствуют об огромных суммах, которые потратили на восстановление города Москва и чеченская диаспора.

Чеченская диаспора отчаянно стремится к стабильности. Однако будет ли она действительно голосовать на президентских выборах 4 марта за Владимира Путина – человека, который в 1999 году начал второе российское наступление на мятежный регион, пригрозив истребить повстанцев до последнего и уничтожать их даже «в сортире»?

Г-н Исраилов категорически отрицает, что г-н Путин, в то время бывший премьер-министром Бориса Ельцина, несет какую-либо ответственность за случившееся. «Ельцин много пил и был более или менее далек от реальности. Как поступить с Чечней, он спросил Грачева, и армию послал именно Грачев».

Ростов, процветающий город примерно с 1,3 миллиона населения, расположен недалеко от неспокойного Северного Кавказа и служил центром российских военных операций против Чечни. В нем находятся штаб военного округа и несколько военных училищ. В целом присутствие военных в городе очень заметно.

Тем не менее, Ростов всегда был толерантен к чеченцам, азербайджанцам, дагестанцам и к представителям множества других мусульманских народов, живущих на этнически разнообразном российском юге. «Мы живем с ними рядом. Мы их знаем. Мы каждый день смотрим им в глаза», - заметил один из русских журналистов.

Между тем в городах северной части России дела обстоят по-другому, определенно мрачнее. Чеченцы и другие мусульмане сталкиваются в них с неприязнью и предрассудками. Иногда там вспыхивали и беспорядки на национальной почве. По словам журналиста, ростовские чеченцы были серьезно травматизированы насилием последних 20 лет и отлично осознают, что может случиться, если флаг восстания снова будет поднят. Мало кто из них может решиться выступить против г-на Путина.

Сейчас в Ростове живут около 160 этнических групп. По большей части они замкнуты на себе, и смешанных браков между ними мало. Однако в горах Чечни восстание еще не подавлено, чеченские террористы по-прежнему заставляют российские города быть настороже, и чеченцы опасаются ответной реакции.

«Разумеется, мы волнуемся, но если в Москве происходит взрыв, нам не мстят, - говорит г-н Исмаилов. – Люди понимают, что это индивидуальный террористический акт».

Он уверяет, что чеченцы интегрированы в российское общество не меньше прочих народов. «Наши студенты учатся здесь в университетах. Наши соплеменники занимаются здесь бизнесом. Чеченцы не находятся на обочине. Мы – одна нация. Я знаю чеченский язык, и я мусульманин – что это меняет?»

Это – позиция лоялиста, но на Северном Кавказе г-н Путин требует именно лояльности. Президент Кадыров, отец которого был приведен к власти Москвой, чтобы умиротворить Чечню, и впоследствии погиб от рук сепаратистов, не продержался бы долго у власти, если бы не демонстрировал абсолютную верность Москве.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.