Как проходили последние выборы в Госдуму в российских регионах? Сколько бы могли получить демократы, если бы в России были честные выборы? Кто такой Алексей Навальный и нужно ли его бояться? И что ждет нас после 4 марта? На эти и другие вопросы попытались ответить участники коллоквиума в парижском Институте политических исследований (Sciences-Po), посвященного выборам и протестному движению в России.

В коллоквиуме, организованном Мари Мандрас, политологом, профессором Sciences-Po, участвовали политический обозреватель радиостанции "Свобода" Михаил Соколов, сопредседатель "Солидарности" Илья Яшин, журналист Мария Эйсмонт, автор документального фильма "Сделано в Бердске: история одного протестного голосования", а также один из организаторов митингов "За честные выборы" в Париже Алексей Прокопьев и политолог Шемза Торчински.

Читайте также: Экспертная оценка протестов в Москве

"Мы здесь, во Франции, как-то привыкли к нечестным выборам в России и думали, что и россияне тоже привыкли, что они могут еще раз не протестовать против нечестных выборов, - говорит Мари Мандрас - Но, кажется, уже надоело".

Право на выбор

Илья Яшин, рассказывавший на коллоквиуме об организации протестного движения в России, не согласен, когда его называют революционером, также, как и когда революционерами называют тех, кто выходит сегодня на улицы российских городов.

Люди, которые выходят сегодня на акции протеста в Москве, в других городах – это не революционные матросы. Это средний класс, которому есть что терять. И эти люди впервые вышли на улицу для того, чтобы отстоять свое право на выбор. Там очень много молодых людей. Они привыкли, что у них есть право на возможность выбирать провайдера на Интернет, сотового оператора. Это люди, лишенные советского сознания, и они не понимают, почему они не могут так же свободно выбирать партию и правительство. И когда они выходят на улицу, они не выступают за какого-то конкретного политика. Они исходят из принципа, что подгузники и президента надо иногда менять, потому что со временем они наполняются одинаковым содержанием. Поэтому я думаю, что, конечно, никакой революции не будет, мы не собираемся ничего громить или брать штурмом. Мы просто хотим, чтобы у нас были выборы. И мы будем выходить на улицу до тех пор, пока они не вернут нам наше право на выбор.

Илья Яшин

Читайте также: Рунет как острие копья антипутинских протестов

"Путин хочет управлять как Сталин, а жить как Абрамович"

Разумеется, много говорилось о российском премьере и кандидате в президенте Владимире Путине, которого, как считают некоторые, оппозиция излишне "демонизирует".

Знаете, нас часто критикуют, что мы сосредотачиваем свою критику именно на Путине. Но мне хочется, чтобы вы понимали: когда мы критикуем Путина, мы критикуем "путина" с маленькой буквы – систему путинизма. Эта система совершенно справедливо называется путинской, потому что это режим личной власти.
Конечно, у Путина есть окружение, которое участвует в процессе принятия решений. Но окончательное решение он будет принимать сам. Неправильно воспринимать Путина как некую марионетку каких-то планов и т.д. В то же время, сложно предсказать развитие событий в России. Например, неправильно было бы проводить прямые аналогии между Путиным и белорусским президентом Лукашенко. Выстроить тоталитарное государство вместо авторитарного нынешнего, Путину гораздо сложнее, чем Лукашенко.Потому что и сам Путин, и его окружение очень сильно интегрированы в мировую и, в первую очередь, европейскую экономику. Их деньги, счета, недвижимость, дети – все здесь. Дочка Путина живет на соседней улице, вы знаете? В чем отличие Путина от Сталина? Путин хочет править, как Сталин, но он хочет жить, как Абрамович. В этом его слабость.

Илья Яшин

Еще по теме: Антипутинские протесты в России - не просто поколенческая вспышка гнева

Новый закон о партиях – ловушка для демократов

А если бы в России и в самом деле были честные выборы, смогли бы на них победить демократические силы? Это не реалистичный сценарий, считает Михаил Соколов.

Сколько могли бы получить демократы на свободных выборах? Давайте широко возьмем. Если бы все либералы, демократы, люди западного толка выставили какую-то единую коалицию, я думаю, что они смогли бы набрать больше 20%. Но это не реалистичный сценарий, поскольку, как люди свободные, они очень плохо друг с другом договариваются. По крайней мере, 20 лет они не могли договориться, очень плохо верится, что они смогут это сделать сейчас. Тем более, что появились новые игроки. Такие, как тот же Кудрин, который сейчас ведет активные переговоры о создании своей либеральной, но лояльной Путину партии. Либеральной, недемократической, пропутинской партии. И эта партия мирного обновления или партия Прохорова могла бы забрать часть голосов у таких людей как Илья Яшин, Борис Немцов и т.д.

Михаил Соколов

Так же скептически обозреватель радио "Свобода" относится к новому закону о регистрации политических партий.

Неслучайно новый закон о партиях предполагает возможность создавать их от 500 человек, может быть, будет немного больше. Это ловушка, направленная на то, чтобы максимально раздробить либерально-демократические группы, но в этот же закон, например, не вносится поправка о возможности создания политических блоков. Это такая реальность ближайшего времени, по крайней мере, легального содержания будущего. Какой она будет после 4-го марта, трудно предположить.

Михаил Соколов



"Не бойтесь Навального"


У парижской публики также возникли вопросы, связанные с неоднозначной фигурой Алексея Навального, которого многие обвиняют в национализме.

В российской государственной пропаганде есть страшилка, которая говорит, что Алексей Навальный – это новый Гитлер. Алексей Навальный – мой друг, мы знаем друг друга довольно давно,в одной комнате работали в партии "Яблоко". Это религиозный человек с право-консервативными взглядами. Он выступает за консервативные ценности, за ужесточение миграционной политики, но у него не людоедские взгляды. Навальный – не больший националист, чем, например, кандидат в президенты Ющенко, который пришел к власти на Украине в результате "оранжевой" революции. Алексей – не больший националист, чем президент Саакашвили в Грузии. Честно говоря, я не думаю, что Навальный – больший националист, чем, например, господин Саркози. Поэтому не бойтесь Навального.

Илья Яшин

"Честно говоря, у меня собран дома уже рюкзак"

Что будет после выборов – не знает никто. Это неоднократно подчеркивали в ходе коллоквиума его участники. У оппозиции есть идеальный сценарий, но никто не может исключить силового варианта развития событий.

Идеальный сценарий, на который мы рассчитываем, заключается в следующем: "избранная" 4 декабря Государственная Дума принимает новое законодательство политической реформы. Под давлением улицы, конечно. Они открывают возможность регистрироваться оппозиционным партиям, снижается проходной барьер в Государственную Думу, после чего она прекращает свое существование – распускается. Потому что она нелегитимна, ее никто не выбирал.
Назначаются новые выборы в Государственную Думу, после чего проводятся новые выборы президента с участием всех оппозиционных кандидатов. Путин тоже может в них участвовать. Вот как мы себе видим развитие ситуации, но варианты могут быть абсолютно разными, конечно.
Честно говоря, у меня собран дома уже рюкзак. То есть, я понимаю, что для меня выборы 4 марта могут закончиться очередной отсидкой. И многие мои коллеги в оппозиции прекрасно понимают это.
Судя по тем сигналам, которые сегодня посылает Путин обществу – массовые митинги в свою поддержку, атака на "Эхо Москвы" - говорят о том, что может быть и жесткий вариант. Оптимизма нам добавляет то, что можно посадить меня, можно посадить Навального, Немцова, Каспарова, но вы не же не можете все сто тысяч посадить. Честно говоря, мне кажется, что уже и запугать нельзя. Потому что первый массовый митинг стотысячный, состоялся 10 декабря, через 5 дней после массовых арестов. тысячу человек арестовали, и сто тысяч вышло на улицу.

Илья Яшин

Читайте также: Медведев встретился с партиями, которых нет

А как дальше будет развиваться протестное движение? Может ли едва проснувшееся в России гражданское общество вновь впасть в спячку? Нет, считает Мари Мандрас, люди хотят честных выборов.

Я уверена, что все эти движения – это не только маленькое гражданское общество. Что-то происходит в России – и в ментальности, и в представлении о власти, и в представлении о мире. Люди хотят честных выборов, хотят честного правительства. 4 марта политическая жизнь не остановится. Я думаю, что для режима после президентских выборов будет сложнее и сложнее.

Мари Мандрас

20 февраля представители российской оппозиции подали заявку на проведение очередного митинга "За честные выборы" - сразу на следующий день после президентских выборов, 5 марта на Лубянской площади. В случае отказа столичных властей согласовывать акцию, в московском отделении "Солидарности" призывают граждан выйти на Красную площадь.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.