Москва начала новое дипломатическое наступление, чтобы обеспечить себе роль в южной части Тихого океана. Россия в последнее время мало присутствовала в этой зоне, а сейчас она намерена улучшить свои политические и экономические отношения с целью дальнейшей экономической интеграции и сотрудничества, развития и введения инноваций с островами в Тихом океане и так далее. Почему собственно далекая Россия должна интересоваться маленькими государствами в Тихом океане?

В глобальную эпоху нельзя пренебрегать никакой политической реальностью и нужно сотрудничать со всеми, кто проявляет интерес к установлению отношений, основывающихся на принципе взаимовыгодности. Министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Лавров прекрасно это понимает и поэтому решил включить укрепление отношений со странами Тихоокеанского бассейна в приоритетный раздел евроазиатской дипломатической повестки дня. По его мнению, Тихий океан из-за своего стратегического положения, а он соединяет  наибольшие рынки продукции и потребления в мире, станет в ближайшем будущем центром мировой экономики.

Как это было во времена холодной войны с маленькими странами в Карибском море, сейчас разворачивается соревнование между большими и средними державами за завоевание доверия в качестве стратегического оплота в регионе.  Обама в последние месяцы выступил с инициативой США в Тихом океане; Пекин уже десятилетие тому назад развернул мощную кампанию инвестиций в регион; Австралия и Новая Зеландия, исторические опорные пункты  в южной части Тихого океана, вырабатывают новую стратегию, чтобы не потерять свое влияние; готова включиться в игру Япония... и Кремль, естественно, не остается в стороне.

Недавно Лавров предпринял важный и необычный дипломатический тур в Тихоокеанском регионе, начавшийся 28 января в Японии. Здесь он подтвердил обязательство России по усилению русско-японского сотрудничества в различных экономических секторах и в области безопасности (в создании безъядерной зоны в Корее), но никакаго сближения не наметилось по обычному вопросу о мирном договоре. В Брунее (29 января) он намеревался укрепить энергетическое сотрудничество и создать мост между национальными компаниями Газпром и Brunei Petroleum для эксплуатации ресурсов острова Борнео и для экспорта энергетической и добывающей технологий в богатый султанат, который в обмен хотел бы начать кампанию инвестиций в заброшенные районы Восточной Сибири и в российский Дальний Восток.

В Новой Зеландии (30 января) Лавров настаивал на завершении доовора о свободном обмене между Таможенным союзом России, Белоруссии и Казахстана и Веллингтоном до конца 2012 года, когда Россия возглавит организацию Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС).  Эта инициатива обращена не только к Новой Зеландии, но и к другим странам южной части Тихого океана.Система взаимообмена, которая сначала казалась слабой попыткой Москвы, может оказаться реальной альтернативой в мировом масштабе.

В Сиднее (31 января) Лавров подтвердил интерес России к укреплению сотрудничества в области политики, безопасности, культуры и науки (исследования в Антарктиде), но особенно в экономическом секторе (до сих пор взаимообмен между Россией и Австралией был слабым) с целью распространения кооперации и на сектор высоких технологий от гражданской атомной промышленности до космической. Россия становится новой моделью для продвинутых экономик в Тихом океане и не только.

Тихоокеанский тур завершился в Нанди (Фиджи), где Лавров подтвердил дружбу с диктатором Фрэнком Мбаинимарама. Здесь, помимо укрепления торгово-экономических отношений, Россия предстала в роли настоящей региональной политической альтернативы. В Нанди российский министр иностранных дел встретился с представителями Науру, Тувалу и Соломоновых островов.

В эти последние месяцы Москва оказала помощь многим странам Тихоокеанского бассейна важными инвестициями в сотни миллионов долларов. Эти фонды предназначены не только для ликвидации последствий природных и техногенных катастроф, но и для развития и модернизации. Россия поддерживает экономику этих островных государств, финансируя наиболее прибыльные секторы: сельское хозяйство, рыбную ловлю, рыбоконсервную промышленность, горную промышленность,телекоммуникации. Кремль, оказывая финансовую помощь, конечно, не ставит цель увеличить импорт прекрасной ванили с берегов Тихого океана по слегка сниженным ценам...

Очевидно, что экономический (и культурный) интерес россиян к крохотным островам Тихого океана сравнительно невелик; не так ставится вопрос в политическом плане. Россия поняла, что в результате минимальных финансовых инвестиций достигается огромный политический результат, так как аксиома «экономическое влияние равно политическому влиянию» не предполагает соблюдения пропорции между этими двумя факторами. Сравнительно незначительная в экономическом отношении страна может играть большую политическую роль, так как международное право признает равное достоинство между всеми государствами, как большими, так и малыми.

Внутри международных организаций и инициатив, в которых Москва претендует на все более активную роль (как  АТЭС, East Asia Summit (EAS),  АСЕАН), каждая страна обладает правом голоса, а каждый голос в пользу России — это шаг вперед в достижении ее целей. Вопрос о микрогосударствах активно обсуждается в России, теме посвящены курсы и академические семинары.

Россия хотела бы помочь Фиджи «обеспечить свою независимость и самодостаточность», - заявил министр Кубуабола (Kubuabola). Так он не только поблагодарил Москву за предоставленную помощь, но и подтвердил сближение Сувы с Кремлем. Фиджи занимает центральную позицию в южной части Тихого океана, стратегически важную, и вместе с другими островными государствами смотрит на Россию как на настоящую альтернативу традиционному преобладающему влиянию Австралии и Новой Зеландии. Это является необходимостью, особенно после того, как после государственного переворота в 2006 году режим Фиджи оказался в изоляции, его не поддержали его всегдашние покровители (Сидней и Окланд).

Сува все более сближается с Москвой. За этим следует политическое развитие событий. Фиджи приняли представительство Абхазии (не аккредитованное). Именно по вопросу признания Абхазии и Южной Осетии поступила наибольшая критика со стороны международного сообщества, которое рассматривает этот новый интерес России к странам Тихого океана как способ проведения в интернациональном плане своей внешней политики.

Правительство Тбилиси прямо обвинило Кремль в том,что он купил/коррумпировал такими инициативами отношения с этими странами и осудило политику «чековой книжки». Утверждается, что только маленькое государство Науру получило более 50 миллионов долларов российской помощи в обмен на признание двух сепаратистских кавказских республик: для России это скромная сумма, а для Науру она грандиозная. Все это привело к важным политическим последствиям.

Некоторые правительства тихоокеанских стран (Науру,Тувалу и отчасти Вануату) уже признали независимость Абхазии и Южной Осетии; другие, как Фиджи, например, готовы это сделать в ближайшем будущем. В свою очередь Грузия подарила режиму Сувы около 200 компьютеров, чтобы сдержать дальнейшее международное признание независимости сепаратистских республик.

Россия предлагает себя  в качестве политической альтернативы и по вопросам окружающей среды: маленькие острова в Тихом океане очень озабочены глобальным повышением температуры, а также повышением уровня океана, что ставит под вопрос само их существование. Лавров заверил их, что Москва понимает их проблемы и готова отстаивать их разрешение, поддерживая принятие нового соглашения по поводу мирового климата. Оно должно заменить Киотский протокол и коснуться всех государств. Этот вопрос тоже сближает правительства тихоокеанских стран с Кремлем, они предпочитают русских американцам, которые делают вид, что проблемы окружающей среды не существует.

Россия, будучи самой большой (и потенциально богатой страной) мира, не может ни от чего отказываться; Лавров еще раз понял это раньше других.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.