Ни у кого в России не было сомнений по поводу результатов президентских выборов, прошедших в стране в воскресенье. Триумф Владимира Путина ожидался. Однако по поводу того, что произойдет, начиная с понедельника, когда Путин начнет готовиться вступить в новый шестилетний срок, существует большая неопределенность и строятся лихорадочные предположения. Главный вопрос на данный момент в Москве: сколько он продержится?

Недолго, согласно некоторым самым ярым представителям растущей оппозиции, которые предсказывают нарастание поствыборных демонстраций. Более трезвые аналитики считают, что авторитарный лидер и его окружение могут продержаться у власти пару лет, если они умиротворят недовольную публику политическими и экономическими реформами.

Пессимисты думают, что Путин может остаться у власти и все шесть лет, но точно не останется на второй срок, на который он, очевидно, рассчитывал, когда объявил о своем возвращении к посту в прошлом сентябре. Россияне, с которыми я общался в течении последних недель, все повторяли одно и то же: автократический режим, бытующий в стране последнее десятилетние, уже погиб. Вопрос в том, что за ним последует и когда.

Читайте также: Путин и Россия

Подобное наблюдение можно вынести и поводу другого крупного и с виду стабильного диктаторского режима - Китая. Хорошо продуманный визит в США в прошлом месяце лидера Си Цзиньпина, еще не вступившего в должность, соответствует плану режима, рассчитанного на гладкую передачу власти в следующем году и десятилетнее правление Си.

Однако даже люди из правительства КНР говорят, что политическое равновесие, которое подразумевает такой шаг, нефункционально. В примечательном новом докладе, написанным в соавторстве с Всемирным банком и опубликованным на прошлой неделе, технократы в Исследовательском центре развития при Госсовете КНР пришли к выводу, что для того, чтобы удержать экономический рост в следующие 20 лет, «необходимо, чтобы Китай адаптировал свою стратегию развития», включая разрешение на свободные общественную дискуссию, верховенство закона и открывание политического процесса.

С начала века Россия и Китай были константами в мире: автократическими государствами, сопротивляющимися распространению свободы, периодически воюющие со своим соседями и все более процветающими. Их правители считали, что так продолжится еще не одно десятилетие. Но становится очевидно, что они были неправы.

Интересно, что у Путина и его коллег в Пекине общее понимание источника растущего на него давления. «Сегодня наше общество совсем другое, чем в начале 2000-х годов, - написал Путин в публицистической статье, опубликованной в Washington Post в прошлом месяце. - Многие люди становятся более обеспеченными, более образованными и более требовательными. Изменившиеся требования к власти, выход среднего класса из узкого мирка строительства собственного благосостояния — это результат наших усилий».



В отчет «Китай-2030» Всемирного банка написано: «растущий средний класс и более высокий уровень образования неизбежно повысит требования лучшего социального управления и увеличения возможностей участия в дискуссии по общественной политике и в политическом процессе. Если эти требования не будут удовлетворены, они могут вызвать социальную напряженность».

Читайте также: Китай и Россия нашли компромисс

Другими словами, возникающий средний класс в Китае и России не потерпит исключения из процесса принятия политических решений еще 10 лет. В Москве доказательства тому уже видны, в толпах из десятков тысяч людей, которые пришли, чтобы осудить мошенничество на парламентских выборах в декабре. В Китае доказательства - в Sina Weibo, микроблоге, где собираются люди, недовольные властью.

Для этих двух больших стран и для мира вокруг вопрос в том, придут ли неотвратимые изменения изнутри или снаружи системы. Путин может стать вторым Горбачевым или вторым Мубараком. Некоторые верят, что он позволит медленную либерализацию. Но его стратегия на избирательной кампании — основанной на исключении оппонентов и опорочивании США - предполагает иначе. Си еще только должен вступить в должность, но он не показал признаков восприимчивости к реформам, предлагаемым в отчете «Китай-2030». Репрессии против продемократических диссидентов возросли в последние годы.

Еще по теме: Владимир Путин - о Медведеве, России и своей семье

Как и «арабская весна» в прошлом году, разрушение автократического статуса кво в России и Китае представит трудности для США -первая из которых будет заключаться в распознании того, что грядет. За последнее десятилетие американская политика по отношению к двум странам была основана на негласном принятии отрицания прав человека в этих странах, лишь иногда политики ворчали по этому поводу для проформы. Продолжение такой политики, основанной на поддержке режима, было бы такой же ошибкой, какую допустила  администрация Обамы, когда стала цепляться за автократии на Ближнем Востоке.

Так что когда Путин и Си займут свои должности, вопрос, над которым администрации стоит задуматься, состоит не в том, как построить — или «перезагрузить» - отношения с ними. Этот вопрос должен быть тот же, что обсуждают народ в Москве: сколько он продержится?

 

Джексон Диль - зам. редактора редакционной полосы The Washington Post

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.