Когда в понедельник вечером депутат Думы Геннадий Гудков покидал Пушкинскую площадь, толпа, численность которой, по оценкам полиции, составляла 14000 человек, только начинала расходиться. Люди два часа простояли на холоде, выйдя на улицы меньше чем через сутки после того, как публично заплакал на митинге своих сторонников Путин, набравший на воскресных президентских выборах 63,6 % голосов. Они слушали речи представителей всего спектра оппозиции – к микрофону выходили левые, националисты, Алексей Навальный, Михаил Прохоров. Они скандировали: «Путин - вор!» и «Мы - власть!». Они были не такими веселыми, как во время прошлых протестов, но вполне мирными, несмотря на толпу сторонников Путина, которые выглядели так, как будто их подбирали специально.

Представляющий в Думе партию «Справедливая Россия» Гудков, одна из центральных фигур протестного движения этой зимы, перед тем, как отправиться выступать на оппозиционном телеканале «Дождь», специально переговорил с курировавшим операцию офицером полиции. Еще один депутат от «Справедливой России» Илья Пономарев, также одна из ключевых фигур движения, заявил со сцены, что он готов устроить своего рода импровизированную встречу с избирателями, и побеседовать со всеми желающими в фонтане в центре площади. Борец с коррупцией Навальный, ставший естественным лидером оппозиции, и левый активист Сергей Удальцов заявили, что они не покинут площадь – и точка (учитывая температуру, это было маловероятной перспективой). «Он сказал мне: хорошо, пусть постоят и покричат еще пару часов», - процитировал Гудков слова главного полицейского.

Читайте также: Российские власти стремятся погасить накал страстей


Однако вышло иначе. Гудков и его сын Дмитрий, депутат Думы от той же партии, покинули площадь с чистой совестью. Пономарев залез на гранитный фонтан в центре площади, где к нему присоединились Навальный, Удальцов и еще несколько человек. Вокруг них собралась небольшая толпа сторонников – практически одни мужчины. Когда полицейские начали призывать их разойтись, соратники Навального скомандовали толпе выстроиться вокруг него в плотную цепочку. Молодежь, собравшаяся в засыпанном снегом пустом фонтане, так и сделала. Полиция начала очищать площадь и затаскивать людей в бронированные фургоны – своего рода загоны на колесах. Затем она спустилась в фонтан и начала по одному изымать людей из цепи, оттаскивать в сторону и перебрасывать их как мешки с картошкой через красный гранитный бордюр, окружающий фонтан. «Эй! Давай следующего!» - радостно посмеивался один из ожидавших за бордюром полицейских.

Они задержали Удальцова, Навального, оппозиционера Илью Яшина, одного из западных журналистов и Пономарева, который кричал в мегафон: «Полиция! Не нарушайте закон! Это мирное мероприятие!» (его, впрочем, быстро выпустили). Всего задержано было 250 человек, включая медиа-консультанта и проповедницу идеи электронного правительства Алену Попову, гламурную молодую женщину, вставшую на сторону Пономарева и оппозиционного движения. Ей не повезло – полиция сломала ей руку.



Узнав о происходящем, Гудковы бросились из телестудии обратно на Пушкинскую площадь. К моменту их появления ОМОН и обычная полиция выстроились цепью и начали вытеснять с площади вообще всех, кто на ней находился. Места было много, людей - не очень, однако полиция ухитрилась выстроиться так, что люди, многие из которых были журналистами с пресс-картами на одежде, начали падать, оказываясь под ногами.

Гудков попытался это остановить. «Я депутат Государственной думы! – заявил он. – Я депутат Думы!»

Полицейские продолжали напирать.

«Какого х…? - закричал Гудков, когда полиция едва не сшибла его с ног. – Вы меня слышите? Я депутат Думы!»

Дмитрию повезло ничуть не больше, несмотря на то, что он продемонстрировал свое депутатское удостоверение.

«… вашу мать, - огрызнулся он на выталкивавшую его полицию. - Это вы, б…дь, так президента избираете?»

Старший Гудков потребовал дать ему поговорить с нарушившим договоренности офицером полиции. «Где Геннадий Юрьевич? – зарычал он, когда полицейский строй на минуту остановился. – Кто здесь командует? Кто?»

Смотрите по теме: Подсчет участников массовой акции 5 марта на Пушкинской площади

Полиция безмолвствовала.

Когда Дмитрий Гудков попытался пройти за полицейский кордон, чтобы увидеться с начальником полицейских, его сразу же задержали, но отпустили, как только сотрудники МВД в полицейской машине увидели, кто он такой.

Почему полиция продемонстрировала такое неуважение к официальному лицу, формальному представителю народа, несмотря на то, что депутат продемонстрировал им удостоверение, подтверждающее его статус?

«Потому что здесь у нас много лет законы не соблюдаются, - сказал мне, когда все завершилось разъяренный Дмитрий Гудков, поправляя куртку с каракулевым воротником. – Я был в Астрахани, наблюдал за голосованием – так меня на участки не пускали. Мне пришлось через заборы перелезать, чтобы туда попадать, хотя, как депутат Думы я имею право беспрепятственно заходить в любые государственные учреждения».



Все это странным образом напоминало вечер 5 декабря, когда тысячи людей собрались в центре Москвы на Чистых прудах, чтобы протестовать против прошедших днем раньше нечестных парламентских выборов. Протест проходил мирно, и полиция спокойно стояла в стороне, пока небольшая группка демонстрантов не решила устроить шествие к Лубянке, где находится штаб-квартира ФСБ. Тут в ход пошли дубинки и полицейские фургоны, в которые затаскивали людей. Именно тогда полиция сделала колоссальную ошибку, арестовав Навального, что сразу же превратило блогера в одного из лидеров движения. В тот раз насилие не отпугнуло людей, а, напротив, подтолкнуло к действиям. Через пять дней толпа из 50 000 человек вышла на Болотную площадь, чтобы потребовать от своего правительства уважения и свободных выборов.

Накануне президентских выборов я писала, что, когда Путин в напряженной политической обстановке сталкивается с необходимостью выбирать из двух вариантов, он склонен выбирать худший из них. События этих дней - от параноидально агрессивной победной речи, которую со слезами на глазах произнес Путин, когда была подсчитана всего треть голосов, до разгона митинга в понедельник – продолжают подтверждать мою теорию. Вместо того, чтобы позволить оставшимся демонстрантам выкрикивать лозунги на Пушкинской площади, пока им не надоест стоять по щиколотку в снегу, и дать таким образом протестам, об отсутствии у которых значимости заявляет Путин, выдохнуться и сойти на нет, пришло распоряжение арестовать мерзавцев – и создать новых мучеников. (Впрочем, похоже, один урок из того, что произошло 5 декабря, когда Навального арестовали на 15 дней, власть все-таки извлекла: на сей раз активиста отпустили, предъявив ему мелкое обвинение в организации протеста, грозящее ему штрафом максимум в 70 долларов.)

«Что делать с протестами, непонятно, - заявила мне за пару дней до выборов аналитик из Московского центра Карнеги Маша Липман. - С одной стороны, власти, вероятно, думают: “Хватит церемониться, пора разгонять”. Но если они начнут подавлять протесты, прессу заполнят фотографии искаженных лиц и полицейских дубинок – а это крайне неудачная картинка для первого путинского дня после выборов».

Еще по теме: В России у Путина - победа, а потом проплаченный "флешмоб"


Следует заметить, что Путин заботится о своем имидже на Западе. Это осенью на конференции инвесторов он старался привлечь западный капитал и много распространялся о том, насколько Россия - европейская страна. Незадолго до выборов он пригласил нескольких редакторов наиболее важных европейских газет на свою дачу, чтобы дать им интервью. Среди прочего он постарался убедить их в том, что при его третьем сроке политика России по отношению к Западу – и к западному бизнесу – останется дружественной. В мае, через три недели после своей инаугурации, Путин отправится в Чикаго на саммит «Большой восьмерки». Как будет «вожак стаи» чувствовать себя теперь, когда его победа – к которой он явно относится эмоционально, считая ее историческим моментом, – запятнана избиением хипстеров?

Упреки уже начали звучать. Прохоров, только в понедельник утром тепло принятый Путиным, в своем заявлении осудил насилие. «Я возмущен применением силы к людям, которые пришли выразить свою гражданскую позицию, - подчеркнул он. - Я уверен, что применения силы и задержания оппозиционных политиков можно было избежать». «Тревожно видеть аресты мирных демонстрантов на Пушкинской площади», - написал в своем «Твиттере» новый посол США в России Майкл Макфол (Michael McFaul), советник президента Барака Обамы, с которым Путин собирается встретиться в Чикаго.

К 11 вечера, через четыре часа после начала акции протеста, людей на Пушкинской площади почти не осталось. Дмитрий Гудков пытался выяснить местонахождение Пономарева, Навального и прочих арестованных. Шокированный Геннадий Гудков общался с группкой журналистов, которым тоже заметно досталось, когда мимо прошел полицейский с мегафоном.

«Идите в метро, - бубнил он. – Прекращайте незаконные действия».

Гудков был очень удивлен.

«Какие незаконные действия? – поинтересовался он. – Я стою на площади и говорю с людьми. Я даже политических лозунгов не выкрикиваю!»

Я спросила его, как этот разгон протеста выглядит для Путина, который после своей победы были таким ликующим и великодушным.

«Кончен бал, - вздохнул Гудков. – Праздник испорчен».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.