Алексей Кудрин считается связующим звеном между оппозицией и Кремлем, а также возможным будущим главой правительства. Его выступление в Берлине воспринимается как заявление о приеме на работу.

Если бы немецкие депутаты получили право создать следующего российского главу правительства, то результат, вероятно, был бы похож на Алексея Кудрина. Бывший российский министр финансов, который по приглашению фракции ХДС/ХСС в Бундестаге выступил вчера в Берлине, обладает великолепной способностью украшать свою речь такими словами как «сотрудничество» или «благотворное партнерство», которые доставляют большое удовольствие прежде всего тем немецким предпринимателям, которые хотели бы заниматься бизнесом в России. Вместе с тем Кудрин является человеком, который может открыто критиковать недостатки российской демократии и при этом не избегать никаких вопросов.

Читайте также: Путин и Кудрин - реальный российский тандем

С обезоруживающей откровенностью Кудрин описывает те механизмы, с помощью которых во время прошедших президентских выборов совершались фальсификации: «Эти нарушения не делались по указанию сверху. Во многом это связано с тем, что  некоторые губернаторы в регионах очень хотели показать хорошие результаты, - отмечает Кудрин. – То же самое относится к некоторым избирательным участкам. У нас есть такие участки, где результаты сильно отличаются от соседних районов, и при этом нет оснований считать, что настроения среди населения так сильно отличаются».



Кудрин в последние месяцы превратился в крупную неизвестную величину российской политики. Этот международно признанный экономист является давнишним близким знакомым российского премьер-министр Владимира Путина, который в скором времени вновь займет пост главы государства. Однако Кудрин еще до обвинений в фальсификациях на состоявшихся в декабре парламентских выборах отмежевался от существующей системы и из-за спора, возникшего по поводу увеличения расходов на оборону, и был вынужден оставить министерский пост.

Когда в крупных городах России начались массовые протесты, Кудрин встал на сторону оппозиции и назвал ее требования относительно проведения честных выборов полностью оправданными. «Он  смотрит на пару шагов вперед и знает, что дальше так продолжаться не может», - так говорит о Кудрине даже Алексей Навальный, являющийся одним из самых резких критиков Кремля.

Еще по теме: Алексей Кудрин - оппозиционер или реалист?

Тем временем Кудрин считается кандидатом на место в правительстве, а также на роль посредника в контактах с оппозицией. И, действительно, его выступление в Берлине производит впечатление заявления о приеме на работу, сделанного кандидатом на высокий пост. Он говорит «мы», когда речь заходит об экономическом сотрудничестве России с Западом, он с похвалой отзывается о возросшей активности граждан и он критикует положение дел в своей стране: «Существует много проблем, которые до сих пор еще не решены: инвестиционный климат сложный, правовая система создает проблемы для предпринимателей и частных лиц, а системы образования и здравоохранения не соответствуют стандартам современного государства».

Тем не менее этот министр с многолетним опытом работы считает все эти проблемы решаемыми, если «президент и новое правительство будут более активно ими заниматься». Кудрин намерен создать свой фонд и тем самым внести свой вклад в этот процесс. Критически настроенная по отношению к Кремлю политолог Лилия Шевцова, выступающая вслед за Кудриным, может только констатировать совпадение своей точки зрения с предыдущий «общей оценкой». «Однако  я не разделяю его оптимизма», - добавляет она.

В конце Кудрина спрашивают: может ли он себе представить, что он станет российским премьер-министром, если назначенный глава правительства Дмитрий Медведев через год оставит свой пост. Как раз такой сценарий активно обсуждается сейчас в Москве. Кудрин называет это «интересным прогнозом». И затем добавляет: «Я сейчас не в состоянии сказать, где я буду находиться через год». Отрицательный ответ прозвучал бы иначе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.