Путин вот-вот станет президентом, а протестное движение идет на убыль. С учетом всего этого российские власти пытаются выполнить свои обещания и сделать политическую систему страны более открытой. Несмотря на то, что это всего лишь одно из немногих требований, на выполнение которых пошел Кремль за четыре месяца протестных выступлений, оппозиция не верит в перемены и считает, что обещанные меры будут направлены исключительно на то, чтобы не допускать ее к реальному участию в политической жизни.

В соответствии с новым законопроектом, выдвинутом уходящим президентом Дмитрием Медведевым, упрощается процедура регистрации политических партий и выдвижения кандидатов на пост президента. Еще один законопроект, в настоящее время находящийся на рассмотрении в Государственной Думе, предполагает восстановление прямых выборов губернаторов субъектов федерации, отмененных Путиным в 2004 году. Тем не менее, кандидатам на эту должность нужно будет иметь рекомендации членов регионального законодательного собрания, в большинстве своем принадлежащих к прокремлевской партии «Единая Россия», благодаря чему Кремль будет удерживать под контролем избирательный процесс. Эти ограничения несколько смягчают обещания, данные Медведевым в декабре прошлого года. Медведев, который в следующем месяце передает полномочия главы государства Владимиру Путину, утвердил новый закон о регистрации политических партий на встрече с лидерами оппозиции. На встрече присутствовали представители порядка 40 мелких политических формирований, которые
смогут зарегистрироваться благодаря новому закону. Однако не было организаторов протестов последних месяцев. Координатор Левого фронта Сергей Удальцов и лидеры Партии народной свободы (ПАРНАС), среди которых бывший вице-премьер Борис Немцов, сослались на то, что большинство их предложений не были включены в список для обсуждения. Реформа позволит зарегистрировать многочисленные политические формирования, считают эксперты, одни из которых выступают за, а другие против новой политического сцены, возникающей в России.

Два главных изменения заключаются в следующем: вместо 40 тысяч подписей, необходимых для регистрации политической партии, достаточно будет лишь 500. Кроме того, для выдвижения кандидатов на пост президента потребуются лишь 100 тысяч подписей в поддержку вместо двух миллионов, которые необходимы сегодня. Именно в силу этой нормы были сняты с регистрации ряд кандидатов на последних президентских выборах, состоявшихся 4 марта, в том числе Григорий Явлинский, основатель либеральной партии «Яблоко». С 2005 по 2011 год свобода создания политических объединений в России регулировалась жесткой нормой, оставившей за бортом политической жизни большинство партий. Количество официально зарегистрированных партий сократилось настолько, что в 2009 году их было всего семь, включая прокремлевскую «Единую Россию». Лишь эти семь партий могли действовать на законных основаниях и принимать участие в выборах. Кроме того, шесть партий легальной оппозиции постоянно находились под угрозой того, что по той или иной причине у них отзовут разрешение на политическую деятельность. Согласно данным Министерства юстиции, к ним уже поступили по меньшей мере 82 заявки на регистрацию новых партий. Среди них встречаются объединения с достаточно странными названиями, такие как Партия любви или Партия хороших людей России. Это нововведение вызвало беспокойство у тех, кто считает, что обилие политических партий может сделать российскую политическую сцену в малоэффективную. Наиболее критичную позицию по данному вопросу занимает Николай Федоров, занимавший пост министра юстиции в 90-е годы, а ныне возглавляющий комиссию по конституционному законодательству и судебно-правовым вопросам в Совете Федерации. При назначении на должность в Совете Федерации  он предупредил об опасности «увеличения числа партий, связанных с сепаратистскими и националистическими движениями».

По его мнению, необходимо создать барьеры на пути регистрации объединений экстремистского толка. Как считает оппозиция, реформа является недостаточной, в том числе и потому, что не позволяет создание коалиций, существенного элемента увеличения их избирательных возможностей. В настоящее время эта оппозиция Путину весьма раздроблена. Невозможно, чтобы она объединилась в одну или две партии. Каждому лидеру хотелось удержать свою маленькую власть и иметь возможность объединиться с другими, не теряя своей неповторимости. «Замысел властей заключается в том, чтобы заполнить политическое пространство большим количеством мелких групп и таком образом создать хаос», - заявил Удальцов, лидер Левого фронта.

«Это уловка, поскольку без коалиций новый закон столь же эффективно будет способствовать поддержанию большинства «Единой России» в Госдуме, как и нынешние законы», - считает либеральный политолог Андрей Пионтковский. «Все рычаги, все инструменты и все возможности продолжают оставаться в руках властей», - добавляет Константин Мерзликин из партии ПАРНАС. Социолог Борис Кагарлицкий, возглавляющий Институт глобализации и общественных движений, считает, что в конце концов вновь создание новых политических партий пойдет на пользу тем, которые уже представлены в Государственной Думе, то есть уже давно зарегистрированным.   «Создание многих партий начинается сверху, без поддержки активистов. Эти партии обычно выстраиваются вокруг лидера-одиночки, превращающегося в генерала без армии», - поясняет Кагарлицкий. Инаугурация Владимира Путина состоится 7 мая. Оппозиция подала заявку на проведение очередной многотысячной акции 6 мая.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.