Конец одной псевдоэпохи Дмитрий Медведев вспоминал не только с членами Госсовета, но с главами всех регионов, членами правительства, депутатами и с другими приглашенными влиятельными гостями. Пресс-секретарь Медведева Наталья Тимакова еще накануне обращала внимание представителей российский СМИ, что встреча в рамках заседания Госсовета «не имеет никакой конкретной повестки дня и что ее содержание будет сбалансировано». Что и произошло, особенно если говорить об отсутствии конкретной повестки дня.

Непросто найти в этом высокопарном мероприятии какое-то рациональное зерно. Прежде всего, в таком случае натыкаешься на пассажи, явно имеющие характер воззвания. Президент напомнил свое высказывание, сделанное четыре года назад, когда он вступал в должность: «Несколько лет назад я высказал простую, и, казалось бы, очевидную для всех мысль: свобода лучше, чем несвобода. Эти слова потом повторялись самыми разными людьми и произносились они то с надеждой, то с укором, то как требование, то как напоминание об обещании…»

«Многими эти слова воспринимаются как мое политическое кредо, то есть в целом воспринимаются правильно, и я как мог, следовал ему», – сказал во вторник в Кремле Дмитрий Медведев.

Мы к этому, без особых упреков в адрес Дмитрия Анатольевича, добавим, что его сил просто было недостаточно, чему в итоге и соответствует результат. Медведев собственные границы установил после договора или, скорее, под опекой Владимира Путина. Таким образом, Медведев мог добиться очень немногого, точнее сказать – почти ничего. Если сейчас российское гражданское общество продирается к каким-то гражданским свободам, это заслуга его собственная, а не явно слабого президента, который именно благодаря своей слабости в 2008 году оказался на посту главы государства, или, скорее, был на этот пост посажен.

А теперь перейдем к конкретным пассажам речи Медведева, в частности к тем, которые он поизносил как будущий российский премьер, кем он должен стать уже 8-го мая, уже на следующий день после инаугурации Владимира Путина. После своего руководства страной Медведев определил семь главных задач, которые соответствуют и приоритетам нового президента: увеличить среднюю продолжительность жизни до 75 лет, снизить количество семей с доходами ниже прожиточного минимума, до десятой части населения и поднять большинство семей до уровня среднего класса, улучшить положение России в рейтинге Всемирного банка по комфортности ведения бизнеса с нынешнего 120-го как минимум до 40-го места с перспективой вхождения в первую двадцатку не позднее 2020 года. Через пять лет также должно быть создано не менее 25 миллионов новых рабочих мест в «несырьевых» секторах, уровень безработицы должен быть не более 5%, а производительность труда должна увеличиться в два раза.

Относительно этих высокопарных заявлениях, у которых пока однозначно нет твердой почвы под ногами, известный российский портал newsru.ru, который мы часто цитируем, констатировал, что «выступление было крайне оптимистичным, в духе советских пятилеток». Если к этому добавить священные обещания, касающиеся борьбы с бедностью и с коррупцией, лучше, наверное, и не скажешь. После упомянутого 8-го мая, конечно, Дмитрий Медведев вступает на очень тонкий лед: он не только окажется во главе правительства, что предполагает, что придется столкнуться с социальными потрясениями и другими испытаниями, связанными с мировым экономическим кризисом, но и возглавит партию «Единая Россия».

Точнее, от лидерства в этой партии, которая, несмотря на то что победила на парламентских выборах в декабре, попала в немилость как граждан, так и политической верхушки, Владимир Путин отказывается в пользу как раз Дмитрия Медведева. И он, таким образом, будет во главе сразу двух структур, которые сегодня в России являются одними из самых уязвимых. Поэтому возникает вопрос, как он поведет себя, когда рано или поздно будет вынужден эти посты покинуть, что сегодня кажется уже практически очевидным. Останется ли он верным путинцем или попадет в фактическую или, по крайней мере, теневую оппозицию, как случилось с Михаилом Касьяновым и Алексеем Кудриным?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.