«Большая восьмерка» - это не самый важный мировой институт, де-факто она является ежегодной с середины 1970-х годов формулой для встреч лидеров наиболее экономически развитых стран мира. В состав группы входят США, Германия, Франция, Великобритания, Италия, Япония и Канада. Помимо высокого уровня развития эти государства объединяет демократическое устройство и приверженность соблюдению прав человека и гражданских свобод.

Россия, приглашенная в G7 в 1994 году, а формально принятая в группу спустя три года (изменение названия на G8), с самого начала была там инородным телом. И с ходом времени это ощущается все сильнее. Сейчас появился отличный предлог, чтобы прекратить мучительное (как выяснилось) для Москвы присутствие в «Большой восьмерке». Новый-старый президент Российской Федерации Владимир Путин решил, что у него есть более важные дела, чем полет через океан для встречи с западными лидерами в Кэмп-Дэвиде. Официальной мотивацией такого решения стала необходимость завершить формирование правительства. В этом контексте забавно, что глава этого самого правительства Дмитрий Медведев (бывший до недавнего времени президентом) и был делегирован Путиным на саммит G8 18-19 мая.

Читайте также: Без Путина на G8 спорить почти не о чем

G8 утрачивает свое значение для России

Даже если в отговорке про формирование правительства была доля правды, поскольку Путину нужно создать кабинет, способный ответить на усиливающееся общественное недовольство и волну манифестаций, эти несколько дней особой роли не играли. Внутренние проблемы станут кошмаром Путина на весь срок его президентства (6 лет, если он продержится до конца), а члены правительства смогут выполнять функцию буфера.

Однако маловероятно, что Путин руководствовался такой мелочью, как формирование кабинета министров. Более убедительным (и не мне одному) представляется аргумент, что президент России таким образом дал пощечину президенту Обаме и Западу. Уже давно известно, что Путин негативно относится к сообществу демократических государств, опасается их (цветные революции, свержение дружественных России режимов) и готов сделать что угодно, чтобы помещать действиям Запада. Как я и предсказывал в декабре прошлого года, «перезагрузка» между Россией и Америкой подошла к концу. Сейчас мы видим окончательное подтверждение этого прогноза. В России уже более полугода доминируют отчетливые антизападные настроения. Сам Путин вместо Кэмп-Дэвида планирует отправиться в Минск, и, кажется, понятно, какие выводы можно извлечь из такого маршрута первого визита.

Путин не испытывает интереса к G8, он умеренно заинтересован в G20 (планирует принять участие в июньском саммите в Мексике), зато его очень интересует ШОС и ОДКБ, а также интеграция среднеазиатских постсоветских республик (а также Украины) под руководством Кремля. Перед выборами Путин заявил о намерении создать на территории СНГ альтернативную Евросоюзу организацию – Евразийский экономический союз. Аналогично тому, как Обама концентрирует внимание Вашингтона на Тихом океане, Путин концентрирует внимание Москвы на Средней Азии. Он совершенно верно рассуждает, что этот мировой регион является для России ключевым. Ей нужно усилить там свое влияние, пресечь экспансию Китая и вытеснить оттуда США.



Также по теме: Путин не поедет на саммит G8

Так что своего рода незаинтересованность Путина в отношении Запада и G8 имеет под собой геополитический фундамент. Россия предпочитает контактам с США и их союзниками отношения с дружественными Германией и Францией (возможно, Путин встретится с лидерами этих стран между визитом к Лукашенко и вылетом в Пекин). России ненужно присутствие Америки, и этот тезис давно стал официальной позицией Москвы в теме безопасности Европы.

Исключение России – небольшая потеря

Раз Путин не видит особенной пользы в присутствии страны в «Большой Восьмерке», нет причины заставлять Россию принимать участие в ее встречах. Лидеры наиболее развитых демократических стран встречались без представителей России почти два десятилетия и могут продолжать это делать и сейчас. И нет никакого резона принимать пощечины от Путина (Обама специально перенес саммит G8 из Чикаго в Кэмп-Дэвид, потому что в первом проводится саммит НАТО) и уверять, что присутствие Медведева чрезвычайно желательно. Наша хата с краю? Спасибо, не надо? Мы воспримем это без сожалений.

Читайте также: Путин демонстрирует Западу, что тот не пуп Земли

Россия ни в коей мере не соответствует G8: ни в плане экономики, ни в плане своего государственного строя. А с точки зрения демократии и прав человека западная семерка и Россия – это небо и земля. Государства бывшей «семерки» не связывает с Россией общая система ценностей, а область общности интересов (в основном из-за действий Путина) становится все более узкой. Если Медведев еще согласился на западную интервенцию в Ливию, то Путин категорически возражает против какой-либо формы более сильного давления на Сирию. Ясно, что с Путиным уступок не будет, а вести переговоры будет очень непросто (как будто раньше это было легко!..).
 
Расставание России с «Большой восьмеркой» должно пройти без дипломатических фейерверков. Просто не стоит высылать приглашения руководителю Российской Федерации на очередной саммит. Западные страны получат возможность вести более откровенные беседы в заслуживающем доверия кругу, а президенту Путину не придется искать очередные отговорки. Не стоит забывать, что G8 – это лишь дискуссионный клуб, а важные решения в отношении экономических вызовов принимаются на саммитах G20. Там участие России желательно, и она сама их не пропустит. Так что условия для диалога и сотрудничества есть. В случае же G8 - вполне очевидно, что эта формула кооперации с Россией себя исчерпала.

Петр Волейко – сотрудник еженедельника Polska Zbrojna.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.