Недавно вернувшийся на пост президента России Владимир Путин любит удивлять, однако предварительные сообщения прессы о будущем составе кабинета, сформированного на этой неделе, оказались неожиданно точными. Как и ожидалось, сменились три четверти министров - 20 из 28. Теперь в правительстве будут преобладать либеральные высококвалифицированные технократы средних лет.

В старом кабинете было много министров, которых считали крайне коррумпированными. В их число входили бывшие офицеры КГБ и дружки Путина по временам работы в санкт-петербургской мэрии. Теперь они - за исключением пары человек – покинули правительство. Несмотря на предположения некоторых аналитиков о том, что на составе кабинета отразилось стремление Путина укрепить контроль над новым правительством, большинство министров, на деле, - либеральные технократы.

Разумеется, экспертов сейчас больше всего интересует вопрос о том, чей это будет кабинет – Путина или премьер-министра Дмитрия Медведева. Удивительно, что, хотя позиции Медведева вроде бы ослабли, правительство выглядит едва ли не полностью медведевским. В нем присутствует практически вся медведевская команда либеральных экономистов, включая первого вице-премьера Игоря Шувалова, помощника Медведева Аркадия Дворковича, ставшего вице-премьером, и министра финансов Антона Силуанова. Эти люди приложили немало усилий для того, чтобы Россия вступила во Всемирную торговую организацию и чтобы у нее был сбалансированный бюджет. Судьба Дворковича, ближайшего конфидента Медведева, считалась своего рода лакмусовой бумажкой, проверкой для влияния бывшего президента – и в новом правительстве Дворкович стал вице-премьером. Таким образом, сомнений быть не может: это кабинет Медведева.

В правительстве не осталось ни одного из бывших офицеров КГБ, считавшихся наиболее доверенными советниками Путина. Особенно примечательно отсутствие в кабинете Игоря Сечина, бывшего вице-премьера и правой руки Путина. Нет в нем и еще одного одиозного бывшего кагебешника – министра внутренних дел Рашида Нургалиева, считавшегося самым ненавидимым из министров. На него возлагали ответственность за беззаконие и коррупцию в российской полиции, но он выглядел неуязвимым. Вдобавок в правительстве стало меньше бизнесменов-олигархов – из прежних в нем остался только вице-премьер Александр Хлопонин, наживший свое состояние, возглавляя «Норильский никель». Еще один миллиардер со связями в либеральных кругах – Михаил Абызов – пришел в кабинет на странную новую должность министра по отношениям с Открытым правительством.

Также важной переменой стала отставка дюжины министров-тяжеловесов, обладающих репутацией коррупционеров. Это, возможно, означает, что – впервые с 1990-х годов – такая репутация теперь считается проблемной для потенциального министра. Правительство покинули не только люди из КГБ, но и старые санкт-петербургские дружки Путина, включая министра образования Андрея Фурсенко, считавшегося в российском образовательном истеблишменте исключительно некомпетентным. На первый взгляд, в новом правительстве остались всего два санкт-петербургских лоялиста: вице-премьер Дмитрий Козак, компетентный юрист, и министр обороны Анатолий Сердюков, который считается крайне противоречивой фигурой из-за проведенных им против воли генерального штаба масштабных военных реформ.

Подавляющее большинство членов кабинета – это технократы, проведшие большую часть карьеры в федеральных ведомствах в Москве, хотя у многих из них есть также значительный опыт научной деятельности и работы в регионах. Не меньше шести министров были раньше заместителями министров, и продвижение по службе заслужили, по-видимому, благодаря своей квалификации, а не политическим связям.

Возьмем, например, вице-премьера Ольгу Голодец. Ей 50 лет, она бывший академический ученый, в прошлом десятилетии она возглавляла социальную работу в двух крупных промышленных компаниях. Год назад ее назначили заместителем мэра Москвы. На этом посту она пыталась проводить прогрессивные социальные реформы. Теперь у нее появится возможность заниматься этим в масштабах страны и сделать российское образование и здравоохранение более продуктивными и эффективными.

Есть в правительстве и несколько политических воротил. Из них больше всего тревоги вызывает фигура вице-премьера Дмитрия Рогозина, ключевого лидера российских националистов и бывшего представителя России при НАТО. Новый министр сельского хозяйства Николай Федоров уже был министром в начале 1990-х годов. Он неоднократно менял политическую окраску, но в последнее время считался одним из видных сторонников Путина. Министр по развитию Дальнего Востока Виктор Ишаев – старомодный региональный тяжеловес, 18 лет подряд занимавший пост губернатора Хабаровска. Владислав Сурков, долгое время бывший кремлевским политтехнологом, а сейчас ставший премьер-министром, считался основным автором путинской идеологии «суверенной демократии», нацеленной на постепенное наращивание репрессивности режима. При этом сейчас его считают союзником Медведева. Эти четыре политика представляют различные направления, и их появление в кабинете министров - в остальном полностью технократическом - выглядит странно. Как и ожидалось, свой пост сохранил представляющий старомодный российский дипломатический истеблишмент министр иностранных дел Сергей Лавров.

Короче говоря, перед нами крайне компетентный технократический кабинет, состоящий из министров, выбранных Медведевым, а не Путиным. Это правительство, если ему позволят, сможет провести столь необходимые России социальные и экономические реформы. Такой кабинет подразумевает намного большие и намного более положительные политические перемены, чем можно было надеяться.
 
Впрочем, это не означает, что он вполне хорош – в нем нет представителей новых оппозиционных сил. Однако это первый случай, когда Путин позволил уволить своих старых дружков из КГБ и Санкт-Петербурга и известных своей коррумпированностью министров. Это подразумевает, что у Медведева будет больше влияния в новом правительстве, чем обычно ожидалось, и что эволюция к лучшему в России все же может оказаться возможной.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.