Авторитетный московский Центр анализа стратегий и технологий (ЦАСТ) опубликовал доклад, который, вероятно, поставит под еще большее сомнение целесообразность бескомпромиссной поддержки Россией сирийского режима. Авторы доклада приходят к выводу, что у России мало фундаментальных национальных интересов в Сирии. Возможно, их и вовсе нет, считает ЦАСТ.

Спустя 15 месяцев с начала кровавого восстания в Сирии, настойчивая защита президентом Владимиром Путиным режима Асада заставила многих западных экспертов задуматься. На этой неделе - во время тура по странам Ближнего Востока - Путин вновь заявил о своем отказе применить санкции против Дамаска, оставаясь на стороне Башара Асада даже тогда, когда будущее сирийского лидера кажется все более неопределенным.

Российская поддержка Сирии, скорее, эмоциональна, нежели рациональна, считают в ЦАСТ, который занимается вопросами ОПК. Центр охарактеризовал политику Кремля в отношении Сирии как консенсус внутри элиты, «объединившейся вокруг призыва «не позволить потерять Сирию», что повлечет за собой «окончательное исчезновение последнего следа советского величия» на Ближнем Востоке».

«Сирийский конфликт стал средоточием всех основных внешнеполитических страхов, фобий и комплексов российских политиков и российской элиты», - считают в ЦАСТ.

Согласно центру, в Сирии у России нет крупных рисков. Поставки российского оружия в страну эксперты называют «значительными, но далеко не ключевыми» - 5% от общего объема российского экспорта вооружений в 2011 году. ЦАСТ назвал Тартус, последнюю российскую военную базу за пределами бывшего СССР, территорией чуть больше пирса с плавучей ремонтной станцией от российского Черноморского флота. Тартус представляет собой «больше символическую, чем практическую ценность», а его потеря «не окажет значительного влияния на военно-морские возможности России».
 
ЦАСТ предоставил данные о российских продажах вооружения Дамаску с 2006 года, но авторы доклада отметили, что из оговоренных 5,5 миллиардов долларов по контрактам на поставку воздушного и берегового вооружения и самолетов Сирия заплатила лишь один миллиард, а выполнение самих контрактов часто затягивалось Москвой в связи с политической реакцией США или Израиля. В докладе отмечается, что некоторые соглашения (например, контракт на поставку ЗРК С-300, сравнимых с американскими US Patriot), никогда не были выполнены (как и схожий контракт на ракеты «Искандер») в связи с протестами израильской стороны. А контракт на поставку восьми «МиГ-31» был аннулирован.

По мнению аналитиков, российский экспорт оружия в Сирию «давно уже подчиняется отношениям с Западом», даже в тех случаях, когда это приносит коммерческие потери. Помимо этого, ослабленная постреволюционная Сирия даже с Асадом у власти «вряд ли продолжит закупать российское оружие… ее нельзя рассматривать как крупного военного партнера».

Хотя российские чиновники и отрицают, что Россия продавала Сирии оружие, которое можно использовать против гражданских протестов, по всей видимости, это не относится к обширной программе по модернизации советского вооружения, которая идет уже на протяжении пяти лет.

Доклад также включает некоторые данные о программе обширной модернизации и ремонта оборудования советских времен. Согласно ЦАСТ, в 2011 году Россия начала модернизацию тысячи танков Т-72, отправив в Сирию российских специалистов и оборудование.

Программа модернизации предполагает работу над несколькими боевыми самолетами, а также 25 ударными вертолетами «Ми-25», которые ремонтируют с 2008 года. Последние три вертолета находились на борту грузового судна «Алаид», которое недавно было вынуждено вернуться в Россию - после того, как лондонская фирма отказала ему в страховке из-за европейских санкций против Сирии.

В воскресенье «Алаид» прибыл в Мурманск, перерегистрировался как российский корабль и продолжил путь в Сирию.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.