На месте Путина я бы тоже разозлился. Вы не были на Болотной площади или на проспекте Сахарова? Вы не слышали, как лидеры оппозиции его очерняли? А стотысячная московская толпа, которая  скандировала лозунги типа «Россия без Путина!» или «Путин, убирайся в Магадан!»? Им было мало просто отправить его домой, они хотели бы отправить его в Магадан, в ужасные места сталинских лагерей. А плакаты, а лозунги, полные иронии и насмешки! И все это разворачивалось в непосредственной близости от Кремля! Путин был на глазах у всей страны, у всего мира! Действительно, я не хотел бы оказаться на его месте.

А теперь все удивляются, что он обиделся и решил навести строгий порядок. Он призвал на помощь полицию и следователей. Даже у главного прокурора России Бастрыкина сдали нервы: говорят, несколько дней тому назад он угрожал оппозиционному журналисту Соколову, собираясь оторвать ему голову и ноги. Но потом, кажется, эти двое примирились…

И как же Путин мог не обидеться? С его точки зрения, последние десять лет он всегда действовал правильно: построил вертикаль власти, усилил страну, разобрался с Чечней и сделал еще много чего хорошего. Когда он занимал президентское кресло в третий раз, у него на глазах были слезы радости, но мало кто, кроме него, плакал от радости.

Количество людей, согласных с его политикой, очень сильно сократилось. Партия власти «Единая Россия» его разочаровала: в ней процветают жульничество и коррупция. Медведев тоже, сказать по правде, слегка его предал: он позволил усилиться протестным настроениям. Националисты, которым Путин симпатизировал, оказались в одной шайке с либералами и теперь вместе с ними ходят на манифестации. Остались друзья в высших эшелонах вооруженных сил и сил правопорядка. Естественно, не они одни. Есть еще и те, которые обеспечивают ему идеологическую поддержку: сколько людей обогатилось в путинскую эру законными и незаконными способами. Совершите экскурсию по предместьям Москвы: ни в одной другой стране мира вы не найдете столько только что построенных роскошных дворцов и вилл. На украденные деньги. Может быть, вы думаете, что их владельцы возвратят эти дворцы? Власть нанесла свой удар - и какой удар! Обыски, аресты, устрашение. Обыски были проведены у самых известных лидеров оппозиции. Но, может быть, существует альтернатива? Оппозиция открыто говорит о мирной революции. Но как может закончиться такая революция? Обысками, судами, сроками, устрашениями.

Как можно вести диалог с такой опозицией? Это стало бы только свидетельством слабости. С обеих сторон проявилось отчаяние в радикальном смысле.

Нет ничего удивительного, что новый Путин решил реставрировать консервативный и репрессивный режим. Для моей страны это - нормальная вещь. Царизм всегда преследовал либеральную оппозицию. Советская власть физически уничтожила оппозицию. 1937 год стал моментом истины: стало очевидно, что для сохранения коммунистической власти нужно развязать глобальный террор. Только в такой ситуации мог родиться сталинизм.

 В нашей стране вот уже столетие каждый год - очень тяжелый год. То канун революции, то сама революция; потом террор, потом война. Неправильно сравнивать нынешнюю ситуацию с великим террором 1937 года. Сталин имел абсолютный контроль, абсолютную власть и убивал людей во имя будущего страны. Не было никакого движения протеста на улицах: протест был только в душах людей, но в тот период и такое понятие, как душа, было отменено.

Сегодняшняя ситуация напоминает царский режим накануне первой русской революции 1905 года. Недаром на Болотной площади люди кричали: «Долой автократию!». В 1905 году обиженный Николай II после предоставления Конституции пытался подавить революционеров, наплевавших на подарок, который он им сделал. Путин в последние десять лет имел не меньшую власть, чем та, что была у царей, и он думал, что народ к этому относится благоклонно. Вдруг все изменилось. К Путину перестали хорошо относиться. Проклятые демократические выборы! Протесты против подтасовок на выборах прокатились по всей стране. Мучительно смотреть на президента, у него изменилось лицо. Путин, действительно, верит в то, что говорит? И еще один момент истины: как хороший секретный агент он говорит только то, что ему выгодно, и ничего другого. Отныне уже непонятно, что ему выгодно, а что нет.

Он уже не может остановить двжение протеста, которое его развенчало. Общество стремительно движется к революции. Если бы Путин покинул политику в 2004 году, он остался бы в истории как противоречивая фигура несгибаемого лидера. Но сейчас ему не так легко восстановить свой имидж. Он может уничтожить оппозиционеров, но и в сумерках режима они будут продолжать "поблескивать", как светлячки в темноте. В отличие от царя и коммунистов, власть в России сегодня не имеет ясной и определенной идеологии, во имя которой можно было бы поставить государство над народом. Недостаточно использовать националистический и патриотический рычаг, а опора на церковь – это теократическая иллюзия.

Я мечтаю о революции, но не хочу ее.

Было бы уже хорошо жить в нормальной стране, где проводятся честные выборы, и иметь полицию с получеловеческим лицом. Но, кажется, мы до сих пор этого не заслужили. Россия никогда не заслуживала произвола власти, постоянных вызовов, бросаемых обществу, яростного жизненного круговорота.

Однако произвол продолжается.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.