Atlantico: По словам бывшего российского премьера Михаила Касьянова, «Путину нужны быстрые победы, чтобы постоянно подкреплять свой рейтинг, доказать российскому народу, что он все еще царь». Сегодня в Минске проходят переговоры по Украине, но что вы можете сказать насчет поддержки Владимира Путина среди населения?

Беатрис Жиблен:
Замечание Михаила Касьянова вполне справедливо. В целом, рейтинг Владимира Путина составляет более 80%. В крупных городах вроде Москвы и Санкт-Петербурга его поддержка заметно слабее, но в российской глубинке, где у населения нет другого источника информации, помимо путинской пропаганды, у него нет причин для беспокойства.

Кроме того, в конце ельцинской эпохи россияне ощущали себя униженными. Вновь обрести национальную гордость они смогли только с Путиным, благодаря Южной Осетии, Крыму, а сегодня еще и Донбассу... Абсолютное большинство российской общественности убеждено, что он дает отпор Западу и прежде всего США. Они искренне верят, что американцы хотят окончательно ослабить страну.

— После аннексии Крыма рейтинг Путина подскочил до 85%, а по данным опроса все того же института, проголосовать за него на следующих выборах были готовы 53% россиян. Может ли этот «крымский эффект» сойти на нет так же быстро, как и появился?


— Нужно понимать, что тут существует несколько факторов. Россия — это сырьевая экономика: падение цен на нефть и газ значительно уменьшило ее поступления. Всем нам известно, что экономический рост страны уже давно не составляет 6%. Рубль обесценился, значительная часть капиталов ушла, правительству непросто справляться с ситуацией. Это вполне может ударить по доверию к Путину, однако большая часть российского населения привыкла к низкой покупательной способности. Поэтому внешние победы могут скомпенсировать этот момент. Не стоит недооценивать ту обработку, которой сейчас подвергаются россияне: их гордость всячески разжигают, им без конца напоминают об СС-овском прошлом Украины, постоянно критикуют поляков и американцев... Им навязывают мнение о том, что русскоязычных украинцев нужно спасать. Для сплочения народа нет ничего лучше четко обозначенного врага.

— Россию часто воспринимают как некое единое целое, но насколько сильны голоса несогласных?

— Голоса несогласных звучат слабо, потому что все оппозиционные демонстрации жестко разгоняются. Тех, кто не боится громко высказывать нелицеприятные мнения, в частности, в интернете, быстро призывают к порядку. На последних выборах «Единая Россия» показала не лучшие результаты в Москве, Санкт-Петербурге и некоторых других городах, но это скорее единичные случаи. Мы имеем дело с режимом, который давно привык держать население под контролем.

— Но не может ли его власть постепенно ослабеть?

— Все зависит от результатов переговоров. Если Путин сможет сказать, что направил Украину к федеративной модели, заставил европейцев смириться и принять его условия, скрыв при этом облегчение от снятия санкций, он подчеркнет свою лидерскую роль. Если переговоры ничего не дадут, он заявит о себе в военном плане, постарается еще больше ослабить украинские власти. Тогда встанет следующий вопрос: что делать? Будет ли Запад финансировать Украину, давать ей оружие? В таком случае санкции могут усилиться, но пока по всем оценкам Россия может продержаться два года на имеющихся у нее финансовых резервах.

— Что насчет властных кругов?

— Все олигархи находятся в руках Путина, а остальных либо задвинули в тень, либо изгнали из страны. Они обогатились благодаря ему, а он сам — один из богатейших людей страны. Все олигархи, которые пробовали силы в политике, болезненно на этом обожглись. Вспомните того же Ходорковского, который провел десять лет в Сибири.

— Относительно нынешних переговоров, в полной ли мере Запад понимает значимость договора для Путина с точки зрения его популярности? Вынужден ли президент России бесконечно нагнетать ситуацию по логике завоеваний и конфронтации?

— Запад, безусловно, это понимает, как понимает он и невозможность реализации столь важного для Путина евразийского проекта без Украины. Путин может нагнетать обстановку, если держит события под контролем. Аннексия Крыма прошла для него без ущерба, как и операция в Грузии. Кроме того, он знает, что мы никогда не отправим войска.

Беатрис Жиблен, географ, основатель и директор журнала Hérodote.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.