Согласно классическому определению Сэмюэля Хантингтона (Samuel Huntington), разница между тоталитаризмом и авторитаризмом заключается в идеологии, которая служит первому базой. В режимах, не обладающих тотальной концепцией, власть существует просто ради власти. Между тем в современной России год от года становится все заметнее, что вера в Путина, как в царя (героя, бога, спасителя) растет вне зависимости от того, правит ли страной настоящий и живой президент, или двойник-киборг (как убеждал один католический портал, ссылаясь на вымыслы газеты Die Welt).

Церковь обслуживает тоталитаризм

У Путина есть сильные сообщники. Схизматики из Московской православной церкви, которой руководят бывшие агенты КГБ, пошли на службу к самозваному царю XXI века. Патриарх Кирилл, провозглашающий своими действиями единство царя с Патриархией, регулярно заявляет, что Москва не уступит перед давлением Запада, и делает пропутинские заявления, легитимизируя кремлевские начинания. Россия таким образом уже давно перешла границу, после которой сфера священного оказывается полностью попрана мирским с личного согласия и по воле высших духовных властей. Небо ниспослало им щедрого царя.

Вторым после патриарха Кирилла представителем Православной церкви и новой московской доктрины выступает протоиерей Всеволод Чаплин — председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества. В связи с убийством Бориса Немцова он передал слова соболезнований близким убитого оппозиционера и выразил надежду, что это трагическое событие не будет использовано для политических игр. Однако не усматривать в этом убийстве политической подоплеки сложно. Убийство этого конкретного человека, одного из важнейших критиков Путина, организованное под окнами Кремля по заказу тех сил, которым был не по вкусу доклад Немцова о гибели российских солдат на Украине, изначально было политическим. Что ни говори об этом убийстве, оно остается политическим, ведь случайным оно не было, если только не заявить, что Немцов совершил самоубийство, несколько раз выстрелив себе в спину. Но даже в такой ситуации это была бы политическая декларация и демонстрация.

Как недавно сообщал портал PCh24.pl, российское православие в том числе активно апеллирует к националистическому мессианизму, и первую скрипку играет здесь упомянутый Всеволод Чаплин. В одном из интервью для Politrussia.com он подчеркивал превосходство цивилизации Востока над стремящимся к упадку вымирающим Западом и предсказывал, что европейские народы исчезнут с лица Земли. Чаплин говорил, что только Россия может спасти мир и разлагающуюся Европу: «Россия — это третий Рим. Россия — это единственный центр непорабощенной цивилизации, способной раскрыться как христианская». Поэтому российский патриотизм — это не шовинизм, а российская цивилизация превосходит европейскую, растратившую капитал Средних веков, начав этот процесс с Венецианской и Генуэзской республик, а также философии Просвещения, заявившей, что человек — это мера всех вещей, поэтому он автономен по отношению к Богу и морали. Завершила дело буржуазная цивилизация и революция, которая убила во многих поколениях ощущение общности, смысла жизни и смерти, что приведет в конечном итоге к вымиранию народов.

Новый Советский Союз


Кому-кому, а России в вопросе цивилизационного превосходства, следовало бы деликатно молчать. Это государство с самым сильным демографическим спадом (мусульманское население растет там при этом быстрее, чем в других европейских странах), где алкоголизм, атеизм, расизм, преступность, обнищание населения, распад семей и самоубийства стали ежедневным кошмаром несчастного российского народа. Есть ли у этой страны вообще какое-то будущее?

Другое дело, что вмешательство раскольнических духовных властей в политические дела, оправдание военных преступлений России на Украине — это явственный индикатор того, что путинский режим запустил процесс создания нового Советского Союза под патронатом Церкви. Зловещее партнерство на наших глазах в поте лица создает новую действительность, опирающуюся на миф «Русского мира», то есть союз трона и алтаря. Это далеко идущая и, следует отметить, опасная тоталитарная концепция. Россия намерена строить империю, которая окружит «заботой» русскую православную диаспору, защищать «чисто русские» ценности, стоять на страже общности языка и мифов, опирающихся на далекую историю. Лозунги, которые внезапно захватили Россию и приобрели созидательную силу, — это отдаленный отзвук империализма (как советского, так и нацистского). Эту опасную смесь, что еще хуже, приправляют дешевым набором панславистских и шовинистических теорий.

Внедрения этой доктрины в жизнь долго ждать не пришлось. В Крыму сначала устроили чистки в мусульманской среде, потом взялись за протестантов, а сейчас преследуют католических священников, как латинского, так и византийского обряда. Когда война на Украине набирала темп, новую политико-религиозную доктрину (напомню, основа нового тоталитаризма: одна власть, одна религия, одна культура) перенесли с Крыма на фронт, то есть в самопровозглашенные народные республики.

Католики нон грата

Католических священников преследуют, контролируют, «просят» уехать, всем неправославным священнослужителям приходится считаться с перспективой нападения и изгнания. Один польский ксендз, с которым я разговаривал, рассказывал мне о давлении, которому подвергаются сейчас на Украине польские священники. Они постоянно рискуют быть похищенными, но несмотря на угрозы остаются со своими прихожанами. Ведь если бы они оставили свою паству, какой пример они бы ей подали?

Станислав Широкорадюк — католический епископ харьковско-запорожской епархии, охваченной российским бунтом, прямо и смело обвинил Московскую патриархию в поддержке сепаратистов. Он также указал, что мятежники дискриминируют «малые» Церкви. Многие католические священники были вынуждены оставить свои приходы под угрозой реальной опасности. Некоторых арестовали сепаратисты и выпустили на свободу лишь после продолжавшихся много недель переговоров. Значительное число верующих бежало на запад Украины. Широкорадюк подверг критике московского патриарха, который, «как раб» идет за Путиным, а вследствие этого многие православные священники благословляют пророссийских боевиков и отправляют их с этим благословением в бой.

Примитивный авторитаризм?

Сейчас руководители Протестантских церквей в ФРГ, в первую очередь, лютеранской, просят прощения за то, что сотрудничали с Гитлером и его бандой убийц. В свое оправдание они вспоминают героическую фигуру Дитриха Бонхёффера (Dietrich Bonhoeffe). Не знаю, дозреют ли через несколько десятилетий православные священнослужители до того, чтобы ударить себя в гордую грудь и признать, что они совершили вторую огромную ошибку в истории своей раскольнической Церкви (после того, как она откололась от Рима и подалась уговором ангела бунта). Это их проблема. У нас проблема другая. Чем скорее журналисты из мейнстрима, а также верхушка «Гражданской платформы» (PO) и Польской крестьянской партии (PSL) осознают, что за нашей восточной границей зарождается кровожадная, алчно стремящаяся к расширению сфер влияния империя, тем будет лучше. Провал политики протянутой руки; бессмысленность идеи зажигания свечей на могилах советских солдат, которую продвигала Gazeta Wyborcza; наивная вера в метаморфозу Двуликого Януса-Путина, обнимавшего в Смоленске Туска (Donald Tusk); смехотворность концепции перезагрузки между США и Россией стали фактом. Похожая история случилась, когда Горбачев объявил «wind of change». Советую здесь обратиться к разоблачительному диагнозу выдающегося католического мыслителя XX века профессора де Оливейры (Plinio Corrêa de Oliveira).

Революция в России идет полным ходом. Кто знает, может быть, путинская Россия станет очередным ее этапом или по крайне мере сильным союзником? За нашей восточной границей рождается новый тоталитаризм, что самое худшее, на религиозном фундаменте. Чем быстрее мы к этому приготовимся, тем лучше сможем рассчитать наши последующие действия. Что-то более разумное, чем просто запереться по домам и ждать, когда агрессор уйдет сам (см. военная доктрина Эвы Копач (Ewa Kopacz)). «Большая Россия», как бы гротескно ни звучало это словосочетание, захочет не только объединить постсоветские республики и их народы в единое целое, она вынашивает планы объединить все славянские силы. Эти националистические и панславянские лозунги звучат привлекательно даже на территории бывшей Югославии. Так что Адам Михник (Adam Michnik), который говорит, что Россия — это сегодня примитивный авторитаризм, ошибается. Она давно перестала им быть.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.