11 июня 1999 года русские в Югославии так ловко оставили НАТО с носом, что британский генерал испугался начала Третьей мировой войны. Сейчас Москва использует похожий трюк... История, конечно, не повторяется, все гораздо сложнее, но то, что произошло несколько лет назад, очень многое может сказать о дне сегодняшнем.

Бомбардировка Югославии, последовавшая за массовыми убийствами в Косово, завершилась 11 июня 1999 года. В Косово было решено разместить единую миротворческую силу, в которую войдут силы НАТО и России. Россия выступила против бомбежек Югославии, представлявшей для нее стратегическое значение, убедила Слободана Милошевича (Slobodan Miloşeviç) сесть за стол переговоров о переходном периоде и потребовала, чтобы военный контингент, отправленный в регион с миротворческой миссией, действовал независимо от НАТО.

11 июня Россия направила в аэропорт близ Приштины 30 БТРов и около 250 военнослужащих. Маркировку российской боевой и транспортной техники поменяли с SFOR на KFOR, что символизировало миротворческие силы, ответственные за обеспечение стабильности в Косово. Для авиации НАТО приземляться в Приштину теперь было крайне рискованно.

НАТО переживала один из крупнейших своих кризисов, с военной точки зрения альянс выглядел очень неловко. Более того, соглашение, подписанное после многих месяцев бомбардировок и дипломатии, могло пойти коту под хвост.

Американский командующий силами НАТО Уэсли Кларк (Wesley Clark) приказал блокировать взлетно-посадочную полосу, отметив, что генсек Хавьер Солана (Javier Solana) поддерживает его в этом. Однако полевой командир KFOR, британский генерал Майк Джексон (Mike Jackson), не подчинился этому приказу и ответил, что не собирается начинать Третью мировую войну.

Менее чем за месяц русские добились результата и независимо от НАТО обосновались в претерпевающей распад стране.

При взгляде на последние ходы России в Сирии мы видим еще более интервенционистскую позицию, чем та военная дипломатия одного дня. Русские сами решают, какими картами они будут играть в открытую, какими — нет. В ходе переговоров они ярко демонстрируют верность своим традициям ведения борьбы.

В вопросе безопасности Багдада русские склонили на свою сторону даже Ирак, армия которого нуждается в поддержке США: теперь он будет действовать вместе с Россией, Ираном и Сирией. Один из стратегических партнеров США, Израиль, согласился признать за русскими фронт в Сирии. На повестке дня России — обсуждение с США вопроса о присоединении к коалиции против ИГИЛ, а также демонстрация силы через отправку военных кораблей в Восточное Средиземноморье под предлогом военных учений. Сирия открыто использует российские самолеты.

Как весьма прозрачно выразился колумнист газеты Radikal Фехим Таштекин (Fehim Taştekin) на прошлой неделе, «На фоне размещения России в Сирии США все сложнее ставить перед международным сообществом условия. У них есть только один выход — выстраивать сотрудничество, чтобы не допустить конфликт».

Вспоминается реплика из Devekuşu Kabare (театральное сообщество, созданное в 1967 году в Стамбуле, — прим. пер.): «Министры должны уйти, пришел премьер-министр».

Сильные мира сего окончательно вышли на поле боя, поэтому Турции, которая несет на своих плечах все тяготы войны в соседних государствах, требуется новая политика. Можно предположить, что все противоречивые оговорки, которые в последнее время звучат из уст Анкары в отношении будущего Асада, обусловлены именно поисками такой новой политики.

Можем ли мы, однако, быть уверенными в том, что при выработке этой новой политики основной задачей будет мир в нашей стране и соседних государствах? Увы, нет.