Теракты 11 сентября 2001 года вызвали у американцев чувство единства и национальной гордости. Народ сплотился вокруг своего президента, несмотря на то, что его приход к власти сопровождался рядом противоречий. Ужасное кровопролитие в Париже вызвало аналогичную реакцию во Франции. Однако в этом и заключается основное отличие. Европа не сплотилась вокруг председателя Европейской комиссии Жан-Клода Юнкера, на европейских дорогах не вывесили флаги ЕС, и Европа не дала единого ответа на теракты.

Как и в Америке, теракты в Париже вызвали желание ответить на них войной. Несмотря на то, что «Исламское государство» является общеевропейской (и даже мировой) угрозой, с которой можно справиться лишь на наднациональном уровне, ответом на теракты стала бомбардировка Ракки — цитадели ИГИЛ в Сирии — французскими войсками, а не европейскими. Франция стала действовать в одиночку. Великобритания, похоже, действует аналогично. Хватит ли у Италии мужества пойти тем же путем? Или она предпочтет уклониться от участия в военной операции в надеже избежать терактов на своей территории? А как поступят остальные европейские страны?

Теракты в Париже не только пролили свет на тот факт, что единой Европы больше не существует, но теперь могут подорвать и то немногое, что от нее осталось. Первой реакцией французского президента Франсуа Олланда стала временная приостановка Шенгенского соглашения, то есть восстановление пограничного контроля между Францией и остальными государствами Евросоюза. Большинство террористов были французами. Несмотря на то, что Великобритания не входит в зону Шенгена, на ее территории десять лет назад был совершен страшнейший теракт. Поэтому есть ли необходимость отменять Шенген? Только если Франция полагает, что может лучше других стран ЕС предотвратить проникновение в страну оружия и террористов из тренировочных лагерей в Сирии и Йемене.

Приостановка Шенгенского соглашения показывает, что французы не доверяют остальной Европе. Поступая таким образом, они уничтожают самый главный символ европейского единства. И давайте не будем обманывать себя, говоря, что это временная мера. Какой французский президент отважится возобновить действие Шенгена, рискуя понести ответственность за содействие совершению новых терактов?

К сожалению, события, произошедшие в Париже, могут привести к приравниванию беженцем к террористам. Один из организаторов терактов, похоже, имел паспорт сирийского беженца. Французские власти установили, что документ был поддельным. Но даже если бы это было правдой, реальность такова, что большинство террористов выросли в Европе, а сирийские беженцы не имеют отношения к боевикам ИГИЛ, они — лишь несчастные беглецы, спасающиеся от преступлений террористов. Но для всех стран (начиная с Венгрии), которые изначально ничего и слышать не хотели о беженцах, это будет хорошим оправданием. Чем больше европейских стран отказываются принимать беженцев в соответствии с квотами, тем сильнее окажется удар по всем остальным странам. Так что парижские теракты могут свести на нет все попытки Европы прийти к согласию в вопросе распределения беженцев.

Наконец, нападения в Париже порождают необходимость новых затрат на вооружение, на полицию и на оборону в целом. После 11 сентября дефицит федерального бюджета США резко взлетел. Только одно Министерство обороны США тратит боле 50 миллиардов долларов в год. В Европе существующие договоры должны предотвратить подобный рост дефицита в странах-членах. Однако сложно себе представить, что президент Олланд может сказать своим гражданам, что не может защитить их, потому что европейские соглашения не позволяют ему расширять штат полиции. Под предлогом обеспечения безопасности обязательства, связанные с дефицитом, будут проигнорированы. Как бы это ни было парадоксально, ситуация может пойти на благо европейской экономике, страдающей от кризиса совокупного спроса — по крайней мере, в краткосрочной перспективе.

Но если каждое государство самостоятельно ищет и применяет собственные методы спасения (военные и экономические), как можно рассчитывать на то, что Европа останется единой? Евро был введен с уверенностью в том, что политический союз будет достигнут в кратчайшие сроки, но сегодня он кажется все более и более недостижимым. Парижские теракты в итоге могут стать причиной провала всего европейского проекта. Если бы это произошло, то террористы уже одержали бы победу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.