В прошлом году на энергетический и экономический форум Атлантического совета, который проводился в Стамбуле в шестой раз, приехал вице-президент США Джо Байден (Joe Biden). Там он сделал ряд заявлений по поводу операций России на Украине и в Крыму. В этом году президенту России Владимиру Путину снова удалось взбудоражить форум, даже не находясь за столом вместе с другими его участниками.

Слова «насилие на аномально высоком уровне», которые произнес глава Атлантического совета Фредерик Кемп (Frederick Kempe), вышедший к трибуне, чтобы поприветствовать 600 участников из 40 стран, определили Сирию и Россию в качестве главных субъектов повестки дня встречи.

Когда Кемп назвал «смену руководства в Саудовской Аравии, войну в Йемене, расширение ИГИЛ, российское военное вмешательство» изменениями, которые нельзя рассматривать отдельно друг от друга, он дал понять, что крупнейший со времен Второй мировой войны теракт в Париже, массовые убийства ИГИЛ в Анкаре, Бейруте и на Синайском полуострове заставляют задуматься не столько об экономике и энергетике, сколько о вопросах безопасности.

Можно ли решить сирийскую проблему без России?

На состоявшейся минувшим днем в гостинице Grand Tarabya панельной дискуссии на тему «Россия и ее соседи» старший эксперт Глобального энергетического центра Фридберт Пфлюгер (Friedbert Pflüger) отметил: «После холодной войны США попытались управлять миром в одиночку и, очевидно, не смогли этого сделать. Миром не может управлять один полюс». Эти слова представляли точку зрения тех, кто полагает, что без Путина решения быть не может.

Известно, что президент Франции Франсуа Олланд посетит Вашингтон и Москву, чтобы обсудить ситуацию в Сирии и международную борьбу с ИГИЛ. После переговоров с президентом США Бараком Обамой, которые пройдут 24 ноября, Олланд уже 26 ноября сядет за стол переговоров с Путиным. Уже один этот факт заставляет нервничать тех, кто желает найти «решение без России».

8,5 миллиардов долларов на 280 тысяч беженцев

Президент Реджеп Тайип Эрдоган, который вышел к трибуне в той части программы, когда выступали премьер-министр Албании Эди Рама (Edi Rama) и президент Хорватии Колинда Грабар-Китарович (Kolinda Grabar Kitaroviç), рассказал о турецкой политике открытых дверей.

«Мы в одиночку взвалили на плечи весь экономический и социальный груз приема двух с половиной миллионов мигрантов, которые уже пять лет прибывают из Сирии и Ирака. На нужды лагерей для мигрантов из Сирии мы потратили 8,5 миллиардов долларов. Сколько людей живут в этих лагерях? 280 тысяч. Остальные рассредоточились по нашей стране. В одном Стамбуле сейчас находится 500 тысяч беженцев», — отметил президент.

Между строк заявления Эрдогана следует считывать его отношение ко все более громким призывам в ЕС и США к враждебной политике в отношении беженцев…

Эрдоган отмечает, что проблемы экономической стагнации, бедности, неравенства в распределении доходов не теряют своей актуальности, и продолжает: «Никто не имеет права стоять в стороне от гуманитарных кризисов. В этой почетной борьбе Турцию оставили одну».

Ни один участник форума не стал спорить с прогнозом, который Эрдоган дал в контексте ИГИЛ и сирийской проблемы: «Терроризм постучал в двери Парижа. Это все? Нет, постучит и в других местах». В то же время подчеркнем, что «ядерные переговоры с Ираном» были отнесены к позитивным событиям последнего времени.

Может ли Атлантика быть устойчивой без экономики?

Мое внимание привлекло то, что на энергетическом и экономическом форуме, организованном институтом, в названии которого фигурирует «Атлантика», не говорили о «Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве» (ТТИП).

В феврале 2013 года президент США Обамы, бывший глава Еврокомиссии Хосе Мануэль Баррозу (Jose Manuel Barroso) и бывший глава Евросовета Херман Ван Ромпей (Herman Van Rompuy) сделали совместное заявление, в котором рассказали, что решили создать торговое и инвестиционное партнерство между ЕС и США.

Турция просила о присоединении к этому соглашению. Однако и сейчас, когда переговоры между США и ЕС подошли к последней стадии, у Анкары по-прежнему нет никаких вариантов. Это серьезная экономическая проблема: предполагается, что если Турция останется вне зоны этого партнерства, она понесет издержки в размере порядка 20 миллиардов долларов.

Если Турцию рассматривают как охранника границ региона, который только помогает беженцам, о каком тогда устойчивом развитии может идти речь? Лишь на бумаге останутся и цели, которые были определены на саммите G20 к 2018 году!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.