Последние два года с точки зрения событий на международной арене мне кажутся чрезвычайно динамичными. В 2014 года мы могли опасаться обострения отношений с Россией и вовлечения в мировую войну. В следующем же году мы столкнулись с угрозой терроризма — и снова с перспективой вероятного общемирового конфликта.

Поэтому я обрадовался, когда мне в руки попала книга политического аналитика чешского происхождения, который постоянно проживает в Финляндии (Вероника Сушова-Сальминен, «Путин: неискаженный образ влиятельного человека и его страны», 2015).

Первое, что меня привлекло в книге, это ее обширный список использованных источников и литературы, который занял целых 15 страниц. В него входят печатные и интернет-источники, а также официальные документы и статические данные. Есть монографии, исследования, доклады, ссылки на основополагающие выступления и интервью.

Все это я считаю необходимым в любом исследовании, ведь это свидетельство того, что оно писалось не «с потолка» на основании чьих-то впечатлений и ощущений, что оно стало результатом кропотливой трудоемкой работы с важными источниками, что автор исследует, разбирает и обдумывает их.

Не будем забывать о Ельцине

Президент РФ Владимир Путин (слева) и первый Президент РФ Борис Ельцин (справа)
Президент РФ Владимир Путин (слева) и первый Президент РФ Борис Ельцин (справа)


Автор разделила свою книгу на несколько частей. Очень кратко читателям рассказывается о российской истории. Ведь автор понимает, что, рассматривая путинский режим, нельзя абстрагироваться от прежних событий, в том числе богатой российской истории. Также внимание уделяется ельцинской России, непосредственной преемницей которой является Россия путинская, с которой нам следует ознакомиться, чтобы понять, куда современная Россия собственно идет и почему.

Всю первую главу автор посвятила личности и биографии Владимира Путина. В ней автор старается, вопреки всем упрощенным взглядам (вероятно, мы все помним запугивание «Путлером»), охарактеризовать сильные и слабые стороны российского политика, которого считают самым влиятельным человеком в мире.

Интересным мне показался раздел «Что думает Владимир Путин? Философия режима Путина». Здесь Вероника Сушова-Сальминен шаг за шагом разбирает выступления Путина. Однако она не вырывает их из контекста, как, к сожалению, поступают некоторые критики президента РФ, а также журналисты и публицисты мэйнстрима (а что еще хуже — и не мэйнстрима).

Что думает Путин?


Так, например, мы узнаем, как Путин определяет патриотизм (не как российский национализм, а как «ощущение гордости за свою Родину»). Далее мы знакомимся с его пониманием «державной идентичности России», которую он, в частности, определяет необходимостью обеспечить благосостояние собственного народа и его безопасность. Без внимания не остается и путинское понимание государственности, в котором он расходится с неолиберальным подходом, но в то же время не приравнивает «сильное государство», на которое делает акцент, к государству тоталитарному.

Социальную солидарность он назвал неотъемлемой частью российской традиции и поставил ее выше индивидуализма. Путин также делает акцент на «эффективную экономику» и отмечает, что в 90-е года никакой общей стратегии развития России не существовало.

Автор постепенно знакомит нас с путинским пониманием суверенной демократии и с российской идентичностью. Это государство расположено как в Европе, так и в Азии. И в этом контексте мы не должны упускать, что Путин в своей речи назвал Россию «крупнейшим европейским народом».

Принципиальной можно считать критику Путина системы международных отношений после мнимого окончания периода холодной войны. В феврале 2007 года Путин дал Западу понять, что его беспокоят ошибки Запада в конфликтах в Афганистане и Ираке. В частности, он заявил: «Россию постоянно учат демократии. Но те, кто нас учит, сами почему-то учиться не очень хотят».

Ключевое значение для России имеет расширение НАТО на восток, которое нельзя считать шагом в целях укрепления безопасности. Понятно, что в подобной политике Россия видит угрозу и воспринимает ее как продолжение конфликта в духе холодной войны. Как это сформулировал сам Путин?

«Я полагаю, что экспансия НАТО не имеет отношения к обеспечению безопасности в Европе, а напротив, представляет собой серьезную провокацию, которая снижает уровень взаимного доверия, а потому у нас есть право спросить, против кого направлена экспансия».

Автор добросовестно описывает отдельные президентские сроки Путина. В частности, она пишет: «Сравнение президентских выступлений и текстов 2012, 2013 и 2014 годов подтверждает постепенное изменение российского отношения к Европе — медленное охлаждение отношений с ЕС».

Путин не рассматривает советское прошлое ни исключительно отрицательно, ни однозначно восторженно. «Было бы ошибкой не видеть, а тем более отрицать несомненные достижения того времени. Но было бы ещё большей ошибкой не сознавать той огромной цены, которую заплатили общество, народ в ходе этого социального эксперимента». И на этом примере ясно, как можно было бы трактовать его слова, если бы из двух предложений было процитировано только одно. Именно так выглядит выдергивание из контекста, и именно этим занимается рад СМИ и журналистов.

Внимания заслуживает и то, как Путин определяет свою консервативную позицию: «Говоря словами Николая Бердяева, смысл консерватизма не в том, что он препятствует движению вперед и вверх, а в том, что он препятствует движению назад и вниз, к хаотической тьме, возврату к первобытному состоянию».

Отдельный подраздел посвящен путинской политике символов и пониманию национальной идентичности. В частности, автор отмечает: «Идея решения Путина заключалась в стремлении примирить несколько эпох российской истории: монархию, тоталитарный режим и демократическую Россию. Ни один из этих этапов нельзя исключать из современной российской идентичности, что, несомненно, имеет свою логику».

Россия и «другие»

Наиболее обширную часть текста Вероники Сушовой-Сальминен составляют главы под названием «Стабилизация и консолидация», «Россия и путинский консенсус» и «Россия в мире как держава». Но внимания достойна и предыдущая глава «Со дна к кризису: экономика 2000-2015 гг.».

Если говорить о централизации России, то нельзя забывать, что Россия — федерация, и федерация многочисленная. И с учетом этого необходимо рассматривать объединение 89 российских федеральных регионов (до мая 2000) в семь крупных административных единиц — федеральных округов.

В одном подразделе автор описывает «ликвидацию олигархов как класса», что имеет определенное значение для ориентации российского общества.

Ценным я считаю то, с какой тщательностью автор рассматривает отношения Россия-США, Россия-Европа и Россия-страны СНГ. Эти части я лично считаю своего рода продолжением рассуждений Масарика в книге «Россия и Европа».
Не черно-белая. Или цвета гибридной системы…

В самом начале книги Вероника Сушова-Сальминен отмежевалась от упрощенного и схематичного взгляда на Россию и ее режим. Автор отказывается видеть РФ в черно-белом свете, то есть либо как наследницу Советского Союза, либо как новую автократию. Это не соответствует тем данным, которые она получила, внимательно изучив источники, которые позволили ей получить картину российской действительности в самых разнообразных красках без какой-либо ретуши или искажения. Основным понятием в ее описании является «гибридность».

«Гибридность здесь, прежде всего, обобщающее понятие, которое нуждается в конкретном выражении. В рамках так называемой гибридности можно по сути столкнуться с тремя разными понятиями, которые появляются в связи с российской политической системой: электоральный (то есть избирательный) или конкурентный авторитаризм, дефектная демократия и имитационная демократия, или же в российском понимании — демократия суверенная». Далее автор разделяет выше упомянутые понятия и характеризует их типичные черты.

Чтобы понять, с чем путинская Россия имеет дело и на что отвечает, нельзя не обратиться к эре Ельцина. Ведь именно с ельциновской Россией, а не с Советским Союзом, Путину пришлось труднее всего смиряться. Например, мало говорят о том, что Путин, пусть и внеся ряд небольших изменений, принял ельциновскую конституцию 1993 года.

Очередь в московский продуктовый магазин в 1991 году
Очередь в московский продуктовый магазин в 1991 году


«Конституция характеризует Россию как „социальное государство“, которое должно обеспечить гражданам достойную жизнь и свободное развитие. Российская конституция гарантирует минимальную зарплату, защиту труда и здоровья людей, поддержку семьи, материнства, отцовства, детей и инвалидов, гарантирует государственные пенсии и пр.». На бумаге все выглядело, так сказать, идеально, но реальность ельцинской России была печальной.

Современные критики путинского режима и Путина самого забывают, на кого Запад делал ставку до того. Они забывают об октябре 1993 года, когда Белый дом в Москве перешел под контролем армии, а с ней и президента. О том, как Ельцин назвал оппозиционное движение «фашистско-коммунистической вооруженной бандой», и что, только по официальной информации, в Москве тогда погибло около 200 человек. Но все это для Запада было демократией, которая должна была довести Россию до развала.

Форма российского капитализма


В заключении книги автор, что понятно, не может не обратиться к вопросу о том, какой он, российский капитализм.
Лично я полагаю, что на общемировом уровне капитализм как система достиг той стадии, когда он стал не совместим с принципами демократии и гуманизма. Что эта стадия противоречит потребностям большей части населения и удовлетворяет только все более узкий влиятельный круг, который, однако, накапливает все большие прибыли (в ущерб все большему количеству людей). Поэтому такая система, по-моему, нестабильна и своего пика она достигает именно в России и Китае, то есть странах, которые «не отягощены» концепцией гуманизма и демократии.

Вероника Сушова-Сальминен пишет, что «российскую экономику нельзя понять без обращения к широкому контексту глобального капитализма, в рамках которого Россия на протяжении столетий была периферийным государством, что еще раз подтвердило постсоветское развитие».

Для тех, кто демонизирует…

Автор заканчивает свою книгу словами: «Российская реальность ни в коем случае не черно-белая, и демонизация России не является разумным подходом к проблеме или источником познания…».

Эту книгу я рекомендовал бы всем тем, кому недостаточно слепого идеологического взгляда, кто хочет составить собственное мнение на основании фактов, а также тем, кто распространяет слепую идеологию и, противореча фактам, нагнетает в обществе страх перед Россией, разжигая ненависть к ней. Ненависть, из которой ничего позитивного родиться не может. Это касается, например, господ Штетины, Путны, Шафра, Пеге, Митрофанова, Галика, Коцаба, Романцова, Женишека, Шварценберга, председателя партии ODS, Фиалы, госпожи М. Немцовой и многих других. Всех тех, кто создает искаженный образ «Путлера» и «империи зла», которую нужно бояться, и с которой нужно бороться ни на жизнь, а на смерть.

Книгу Вероники Сушовой-Сальминен я считаю весьма ценным вкладом в очень ограниченную дискуссию, которая находится под влиянием крайне антироссийского и чрезвычайно ложного медиа-представления России, которое, определенно, ближе к пропаганде, чем к объективному информированию.

Книга — еще один важный элемент в мозаике, необходимый для понимания событий на международной арене, свидетелями которых мы с вами являемся, и которые зовутся войной. Я ставлю эту книгу в один ряд с «США завоевывает Европу» Вольфганга Биттнера, где автор рассматривает ошибки немецких СМИ мэйнстрима, подкрепляя конкретными примерами. Факты подтверждены соответствующими ссылками, так что Вольфганга Биттнера невозможно упрекнуть в распространении пропаганды.

Я уверен, что подобные хорошо проработанные исследования будут опубликованы и об исламе, колониализме и постколониализме, о развитии разных арабских стран во времена холодной войны и после ее окончания, а также об использовании терроризма и террористов для продвижения определенных интересов Запада в конфликте эпохи холодной войны и после ее заявленного окончания.

Нам необходимы трезвые труды, нарушающие демонизацию, которая способна довести до войны. А война не выбирает и настигнет всех без различий, то есть обрушится на большинство людей, которые не были в ней заинтересованы, но были в нее вовлечены и обмануты.

Необходимо, чтобы мы умели сомневаться и спрашивать так же, как мы сомневались и задавались вопросами после крушения гражданского самолета на Украине. Тогда военный конфликт витал в воздухе, и западная пропаганда делала все, что могла.

Например, до сих пор нет удовлетворительного объяснения событий 11.9.2001 года. Как будто и объяснять нечего. Не будем забывать о том, что именно теракты 11 сентября были призваны обосновать войну с Ираком, которая в итоге началась с использованием фальшивых доказательств существования оружия массового поражения. Таких же фальшивых, как и те, что доказывали вину России в крушении гражданского самолета на Украине. Например, американский сенатор Инхоф нисколько не скрывал то, что, несмотря на подтверждение фальшивости доказательств, на Россию нужно напасть.

Лучшая защита от манипулирования

Так будем же надеяться, что наша дискуссия будет основана на фактах, а не на идеологии и эмоциях. Давайте осознаем, сколько людей, в том числе журналистов, дискредитировали себя недостоверной и однобокой антироссийской информацией. Сегодня им уже почти никто не верит, даже если бы о других темах они говорили правду.

Будем надеяться, что публикаций, подобных той, автором которой является Вероника Сушова-Сальминен, станет больше. Возможно, впоследствии мы наконец начнем задаваться вопросами и думать. А призывы к войне, «в которой мы уже давно», сойдут на нет как жалкое манипулирование.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.