Российский президент Владимир Путин совершил первый визит в Иран почти за десятилетие, стремясь укрепить налаженное недавно партнерство двух стран по Сирии, в то время как Соединенные Штаты пытаются вбить между ними клин, используя вопрос о судьбе Асада.

Путин в понедельник более полутора часов беседовал с верховным лидером Ирана аятоллой Али Хаменеи. Кремлевский пресс-секретарь Дмитрий Песков сказал, что российский президент привез в подарок аятолле копию старого рукописного Корана, подчеркнув тем самым стремление Москвы очаровать Иран.

Проиранские средства массовой информации в Сирии и Ливане приветствовали визит Путина, назвав его «встречей титанов». Оба руководителя подвергли критике Соединенные Штаты и другие западные страны за их настойчивые требования о том, что сирийский президент Башар аль-Асад не должен участвовать в процессе политического урегулирования.

«Никто не может и не должен навязывать сирийскому народу извне какие-либо формы правления государством, и кто персонально должен им управлять. Это должен решить только сам сирийский народ», — заявил Путин на встрече, кадры которой транслировались российским телевидением.

Хаменеи прямо выступил в защиту Асада. «Сирийский президент получил большинство голосов сирийцев с разными политическими, религиозными и племенными взглядами, и Соединенные Штаты не имеют права игнорировать это голосование и выборы», — сказал Хаменеи, согласно сообщению официального иранского информационного агентства IRNA.

Иран — очень важный союзник Путина в его действиях по оказанию поддержки войскам Асада на поле боя и в его борьбе с боевиками «Исламского государства». Иранские силы и ливанские боевики из «Хезболлы» оказывают важную наземную поддержку в ходе проводимого Асадом наступления. Кремль наземные войска в Сирию не отправляет и ограничивается помощью в виде авиаударов.

Однако, как заявили в понедельник американские и европейские официальные представители, из разговоров с российскими дипломатами на недавних переговорах они поняли, что Кремль в перспективе не намерен прочно привязываться к Асаду, несмотря на те комментарии, с которыми Путин выступил в Тегеране.

По их словам, Тегеран больше предан Асаду и в большей степени стремится к сохранению его власти в долгосрочной перспективе, потому что он позволил Ирану использовать западную часть Сирии для вооружения своих ставленников в Ливане и на палестинских территориях.

Русские хотят сохранить для своего флота средиземноморскую базу в Тартусе. Кроме того, Сирия — главный рычаг их влияния на Ближнем Востоке и постоянный покупатель российского оружия.

«Есть различия между Ираном и Россией, — сказал французский дипломат и приглашенный научный сотрудник Вашингтонского института ближневосточной политики (Washington Institute for Near East Policy) Оливье Декотинье (Olivier Decottignies). — Русские не стремятся к такому же проецированию силы».

В понедельник в Абу-Даби госсекретарь Джон Керри провел встречу с высокопоставленными руководителями из Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов в попытке продвинуть вперед поддержанный ООН план о прекращении к концу года огня в Сирии. Россия и Иран поддержали недавно этот план на переговорах в Вене.

«Мы позволим правительствам России и Ирана высказать свою точку зрения по поводу их поддержки режима Асада, — сказал в Вашингтоне официальный американский представитель. — Если в ходе этого визита или в иной обстановке состоятся беседы, способствующие подлинному политическому переходу власти в Сирии,… мы будем приветствовать такие дискуссии».

Путин, отправившийся в Тегеран на саммит Форума стран-экспортеров газа, во вторник должен встретиться в Москве с королем Иордании — страны, которая является союзницей США и помогает некоторым группировкам сирийских повстанцев в их борьбе против Асада.

После парижских атак и крушения российского авиалайнера в небе над Египтом Кремль также пытается сколотить более широкую коалицию против «Исламского государства». На этой неделе в Москву должен прилететь французский президент Франсуа Олланд, чтобы обсудить эти действия.

В понедельник премьер-министр Британии Дэвид Кэмерон призвал британских законодателей утвердить операцию по нанесению бомбовых ударов по целям ИГИЛ в Сирии, поддержав тем самым дипломатические усилия Олланда.

Тем не менее многие ближневосточные аналитики говорят, что США и Европа сомневаются в готовности России к серьезному сотрудничеству в Сирии в деле  борьбы против «Исламского государства».

По их словам, Москва стремится воспользоваться наплывом сирийских беженцев в Европу, чтобы укрепить кремлевские рычаги влияния на европейские страны. Они также говорят, что США и ЕС наверняка придется пойти на существенные уступки Путину, чтобы Москва согласилась на уход Асада, например, на отмену санкций против России, введенных в прошлом году из-за аннексии Крыма.

«Если мы пойдем на уступки по Украине, не исключено, что мы получим голову Асада, — сказал специалист по Ближнему Востоку из Лионского университета Фабрис Баланш (Fabrice Balanche). — Но иранцы никогда на это не согласятся».

Путин утверждает, что лучший способ победить терроризм в Сирии — это поддержать и усилить войска Асада, а также сохранить то, что осталось от органов власти в этой стране.

Верховный лидер Ирана в понедельник высоко оценил действия Москвы в ее противостоянии американскому влиянию и обвинил США в ненадежности. Как сообщает агентство IRNA, Хаменеи сказал, что кроме ядерных переговоров, Иран не будет вести с США никакие двусторонние дискуссии на тему Сирии или по каким-то другим вопросам.

Директор программы иранских исследований Стэнфордского университета Аббас Милани (Abbas Milani) отметил стремление Хаменеи показать, что его антиамериканизм «стоит на прочной основе», и что у Ирана есть союзник, поддерживающий его взгляды.

Вместе с тем, Милани сказал, что власть аятоллы не абсолютна, а недоверие между Россией и Ираном имеет многолетнюю историю. По его словам, многие иранцы чувствуют, что Москва стоит на позициях оппортунизма. Многие понимают, что более тесная интеграция с Западом принесет больше экономических выгод, чем союз с Россией.

«Мне кажется, в Иране нет единодушного мнения о том, в каком направлении должно и может идти это сотрудничество, — заявил Милани. — Не думаю, что во власти есть консенсус».

Российский лидер также встретился с иранским президентом Хасаном Рухани, и это была их третья встреча с июля месяца.

Рухани заявил, что после подписания этим летом международного соглашения об ограничении иранской ядерной программы в обмен на ослабление санкций появились новые возможности для углубления отношений между Россией и Ираном. Он также похвалил Россию за объединение усилий с Ираном в борьбе против терроризма на Ближнем Востоке.

«Когда встает вопрос о борьбе с терроризмом, некоторые страны просто болтают и проводят показные действия, однако Иран с Россией продемонстрировали, что они всерьез настроены на такую борьбу», — сказал иранский президент.

При помощи российской авиации воюющие на стороне Асада силы и поддерживаемые Ираном боевики в понедельник отбили у «Исламского государства» город Махин и близлежающую деревню Хаварин, которые расположены в 80 километрах к юго-востоку от важного города Хомс. Об этом сообщили государственные СМИ Сирии.

Успехи на поле боя, которые подтверждают оппозиционные активисты, в том числе, базирующаяся в Британии Syrian Observatory for Human Rights, могут быть представлены в качестве примера того, чего может добиться Россия при содействии проправительственных наземных сил. Но в целом после вступления России в эту войну в конце сентября продвижение армии Асада идет очень медленно.

Российский президент также сказал, что торговый блок Евразийский экономический союз, куда входят Россия и другие бывшие советские государства, рассмотрит возможность создания зоны свободной торговли с Ираном.

По словам Путина, Россия готова выделить Ирану кредит на пять миллиардов долларов для осуществления совместных российско-иранских проектов. Российские официальные лица обсудили с иранскими коллегами множество возможных проектов, в том числе, по строительству газопроводов, железных дорог и электростанций, а также подписали ряд соглашений о сотрудничестве.

Путин официально утвердил указ, частично снимающий российский запрет на поставки в Иран ядерных технологий для его энергетики. Россия также выразила заинтересованность в поставках оружия в Иран в рамках своих наращиваемых усилий по поиску зарубежных покупателей.

Однако обозреватели отмечают, что сближение между Россией и Ираном может свестись к недолговечному союзу по расчету. Политические цели Ирана на Ближнем и Среднем Востоке, а также его экономические устремления на международном энергетическом рынке во многих случая не совпадают с интересами Москвы.

Когда санкции будут полностью сняты, Иран станет для России конкурентом в газовом секторе. Он уже хочет экспортировать газ на европейский рынок, где издавна доминирует Россия. Иран надеется проложить газопровод через Сирию до Средиземного моря. А европейские страны вот уже много лет пытаются снизить свою зависимость от российского газа.

И даже в Сирии две страны могут вступить в политическое и экономическое соперничество, когда стихнут боевые действия.

«Они будут сотрудничать до завершения боев, после чего начнется соперничество», — сказал работавший в Тегеране бывший российский дипломат Николай Коржанов (Кожанов — прим. пер.), ныне являющийся консультантом Московского центра Карнеги.

Свой материал для статьи предоставили Сэм Дагер (Sam Dagher) и Бенуа Фокон (Benoît Faucon).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.